Дорогие ветераны портала и все его авторы! Поздравляем с 14-ой годовщиной со дня его основания! Творческих успехов нам всем и давайте вдохнем новую жизнь в работу нашего портала!
Нашему порталу 14 лет!
Об истории издания двух
альманахов 2003 года


Дежурный редактор
Илья Майзельс
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Проза для детейАвтор: Марина Соколова
Объем: 24654 [ символов ]
Соловей в помидоре
Любава не любит помидоры. Но Мама сказала, что все овощи полезны для здоровья. И ещё она сказала, что на белом свете нет ни одного человека, который не любил бы помидоры. Разумеется, Любава попыталась спорить. Но Мама ответила ежедневными лекциями о пользе помидоров. Она вооружилась до зубов: книгами, журналами, толстенными словарями, а также дисками с комедией «Помидор - золотое яблоко» и с ужастиком «Похождения томата». Любава, наконец, узнала, что этот бесценный овощ правильно называть «томатом», что помидорами, или томатами, раньше украшали комнаты, а теперь с их помощью обогащают организм витамином С.
С обречённым видом слушая мамины лекции, она бросала тоскливые взгляды на помидоры, которые окружали её повсюду: на окне в виде декоративных растений, на тарелке в виде салата и даже на картине в виде натюрморта. Когда Мама принесла «Кулинарию» с одними помидорами, Любава сделала вид, что сдалась. На самом деле в её голове созрел хитроумный план: она решила прибегнуть к крайним средствам. «Мама, приготовь, пожалуйста, салат из помидоров, - попросила дочь. – Я могу так называть томаты?» «Можешь, - с готовностью согласилась Мама. – Лишь бы ела».
Как назло, Мама решила разделить с дочерью трапезу, всем своим видом демонстрируя любовь к томатам. Любава ковырялась вилкой в салате, и, как только Мама отвернулась на минутку, она засунула несколько долек под клеёнку. Чуть позже ей удалось ещё несколько долек спрятать под холодильник и, наконец, оставшиеся положить в карман своих новых бриджей. «Молодец», - похвалила её Мама, которая была уверена в том, что дочь съела весь салат и пополнила запас витаминов в организме. Но очень скоро она, конечно, обнаружила спрятанные помидоры. Любава, прижав к ладони большой палец правой руки (т а к можно обманывать), отрицала свою вину. Мама не верила и продолжала прививать дочери любовь к томатам. «Ты только взгляни на эти «дамские пальчики», - она раскрыла перед Любавой сумку, из которой выглядывали алые пальцы помидоров. «Один зелёный», - сказала Любава из вредности. «Действительно, - спохватилась Мама. – Положи его, пожалуйста, на подоконник. Пусть краснеет на солнышке». Любава равнодушно исполнила мамину просьбу. Разве могла она предвидеть, что уже на следующий день от её равнодушия не останется следа?
День начался, как обычно. Мама готовила салат из помидоров и огурцов, в то время как Любава натягивала на себя кожаные брюки с глубокими карманами, предназначенными для ненавистных овощей. Вдруг в квартире раздалась соловьиная трель. «Как красиво! – восхитилась Мама. – Любавочка, к нам залетел соловей. Кажется, в гостиной. Посмотри, пожалуйста». Любава заглянула в гостиную. Никакого соловья она не увидела. Кто-то пел соловьиным голосом. Любава подошла к подоконнику. На нём грелся на солнышке вчерашний «дамский пальчик» и… заливался соловьём. Любава со всех ног бросилась на кухню. «Мама! Это не соловей, это помидор!» - закричала дочь. «Что – помидор?» - не поняла Мама. «Он поёт, как соловей», - Любава почему-то перешла на шёпот. Мама выронила из рук столовый нож. «Может быть, вызвать «скорую помощь»?» - пробормотала она. «К кому – к помидору?» - поинтересовалась Любава. «Можно к вам обоим», - язвительно произнесла Мама. Она уже успела взять себя в руки, после чего подняла нож и, ухватившись за него обеими руками, решительным шагом направилась в гостиную. Помидор лежал на своём месте и выводил красивые соловьиные трели. «Может быть, не надо «скорую помощь»? - посоветовала Любава. – Посмотрим, что будет дальше». «Не надо», - согласилась Мама, когда к ней вернулся дар речи. Сказано – сделано. Любава стала смотреть, что дальше. «Ты забыла позавтракать, - напомнила Мама. – Съешь салат из помидорчиков».
«А вдруг он запоёт?» - нашлась Любава. «Ну и что, попоёт и перестанет», - успокоила её Мама. «Я буду разговаривать с человеком, а помидоры будут петь в моём желудке», - опять нашлась Любава. «Ты думаешь?» - испугалась Мама. «Я уверена!» - с пафосом воскликнула её находчивая дочь. «Тогда поешь гречневой каши. Я пробовала, она не поёт», - настойчиво рекомендовала Мама. Любава поняла, что от гречневой каши ей избавиться не удастся. Она не заметила, как под соловьиную трель умяла три тарелки каши. Мама с опаской заглатывала салат и громко восхищалась пением помидора. «Какое чудное соло!» - воскликнула она с наигранным восторгом. «Это не соло, это трио», - спокойно возразила Любава, которая твёрдо решила ничему не удивляться. «Что, ещё что-то запело?» - обеими руками Мама схватилась за живот и в полусогнутом состоянии заковыляла в гостиную. Любава последовала за ней подчёркнуто спокойным шагом.
«Слава богу! – послышался из гостиной мамин голос. – Любавочка, это соловьи, живые!» Действительно, рядом с поющим помидором примостились две серые невзрачные птички, отличающиеся, как известно, необыкновенным талантом. «Нам очень повезло, - дрожащим голосом произнесла Мама. – Не так-то просто увидеть соловья. Это небольшая птичка, шестнадцать с половиной сантиметров, вьёт гнездо невысоко над землёй среди деревьев и густых кустарников». Похоже было на то, что от испуга Мама начала читать очередную лекцию, теперь уже – про птиц. Надо было срочно что-то предпринять. «А ты уверена, что это соловьи? – пошутила Любава. – По-моему, они похожи на огурцы». У Мамы лопнул остаток терпения. «Это невозможно! – закричала она. – Я не знаю, что тут запоёт через минуту!» «Почему обязательно запоёт?» - спокойно возразила Любава. Она ощутила, как в ней зреет мстительное чувство, которое зародилось ещё во время маминых лекций. Любава понимала, что это низменное чувство, но оно было сильнее её. «Может быть, зарычит или залает, - произнесла она менторским тоном, которым Мама читала ей лекции про томаты. – Представляешь, кабачки кукарекают, баклажаны мяукают, а капуста прыгает по комнате». «Не представляю… » - от волнения Мама уселась прямо на ковёр. Любава поняла, что одержала над Мамой полную победу и отныне может не есть помидоры, а также баклажаны, кабачки и капусту. Но, во-первых, не умирать же с голоду, а во-вторых, любавина победа никак не отразилась на «дамском пальчике», который продолжал заливаться соловьём в окружении своих новых друзей.
«Может быть, просто выбросить его на помойку?» - предложила дочь. «Какая разница, где он будет петь, - наконец-то, овладела ситуацией Мама. – Это научная проблема. Я ощущаю свою ответственность перед человечеством». «И что ты будешь делать?» - полюбопытствовала Любава. «Пойду в Академию наук», - уверенно заявила Мама. «Тебя туда не пустят», - усомнилась Любава. «Пустят», - сказала Мама тоном, не терпящим возражений.
Мама, как ни странно, оказалась права. Её не только пустили в Академию наук, но ещё и записали на приём к академику Помидоркину. «Но это же будет через месяц», - заметила Любава. «Ничего не поделаешь, - развела руками Мама. – Академик занятой человек. У него есть дела поважнее поющих томатов». «А что же будет делать помидор?» - Любава изо всех сил старалась сохранять спокойствие. «Ясно - что, - снисходительно улыбнулась Мама, - зреть и развивать свои способности». «Уже развил, - обрадовала её Любава. – Можешь сама убедиться».
Мама вбежала в гостиную и столкнулась с томатом, который летел ей навстречу. «Это что такое?» - ошарашенно спросила она. «Помидор летает», - невозмутимо ответила Любава. «Зачем?» - совсем растерялась Мама. Но Любава не растерялась: «Наверно, он вообразил себя птицей». «Может быть, я тоже воображаю себя птицей, я же не летаю», - возмутилась Мама поведением помидора. В левой части груди, рядом с сердцем, Любава ощутила уже знакомое сладенькое и противненькое мстительное чувство. «Пока не летаешь, - с намёком произнесла она. – Кто знает, что будет завтра». «Но ведь у меня нет крыльев», - стала оправдываться Мама. «У томата пока тоже нет», - гнула свою линию Любава, хотя в глубине души ей было стыдно перед помидором и перед Мамой.
Любава даже предположить не могла, что её слова окажутся пророческими. На следующий день «дамский пальчик» уже махал соловьиными крылышками. «А у помидора уже выросли», - объявила Любава, подстрекаемая всё тем же недостойным чувством. Без лишних слов Мама поспешила в гостиную. По ней, размахивая крыльями, носился созревший помидор и «горланил» соловьиные песни. «Ничего, ничего, - успокаивала себя Мама. – Нам только месяц продержаться». Но Любава не хотела, чтобы Мама успокаивалась. «Мало ли что может произойти за месяц», - заметила она ядовито. «Что ты имеешь в виду?» - Мама была сильно напугана и не скрывала своих чувств. «Мало ли у кого могут крылья вырасти, - продолжала пугать Любава. – Ты же ела помидоры, которые принесла с рынка». «Ты на что намекаешь?» - выдавила из себя Мама. «Я не намекаю, я говорю, - лекторским тоном произнесла Любава. – Генная инженерия – наука непредсказуемая. От неё всё что угодно можно ожидать. Я бы на твоём месте сходила к врачу, пока не поздно. Постой. Ещё – к ветеринару и к агроному. А я займусь разработкой тактики и стратегии».
Любава полностью подчинила мамину волю своей. Она решила, что пора взять инициативу в свои руки: «Я считаю, что нашему томату нужен настоящий друг, тогда он меньше будет отвлекаться на всякие глупости». «Где же его найти?» - робко спросила Мама. «На рынке, конечно. Ты же там его покупала. Если нашёлся один поющий помидор, то почему бы не найтись второму? Ты иди к врачу, а я побегу за другом». «Хорошо», - смиренно сказала Мама. «Закрой, пожалуйста, окно в гостиной», - попросила Любава. «Зачем? Душно», - робко удивилась Мама. «Чтобы оградить «дамский пальчик» от влияния улицы», - пояснила Любава. Мама безропотно исполнила просьбу дочери, после чего отправилась к терапевту, ветеринару и агроному. Выяснилось, что агроном не принимает, ветеринар согласен осмотреть Маму только тогда, когда она превратится в какое-нибудь животное, а терапевт направил пациентку к психоневрологу. Мама поспешила домой, чтобы доложить об этом дочери.
Но Любава ещё не вернулась. Она рыскала по рынку в поисках поющих томатов. Любава обошла всех продавцов овощей. Она щупала помидоры своими тонкими пальцами, подносила к ним чуткое ухо, но так ничего и не услышала. Продавцы смотрели на Любаву удивлённо и доброжелательно. «Ты что – золото ищешь?» - поинтересовался тучный мужчина с густыми чёрными усами. «Доченька, у тебя, может, денег нету? Возьми помидорчик. Выбирай, какой хочешь», - предложила старушка в белоснежном фартуке. Но Любава не растрачивала свои силы на пустые разговоры. И её усилия увенчались успехом. «Ты не меня ищешь?» – донёсся до неё еле слышный шёпот. «Ты кто – помидор?» - тоже шёпотом спросила Любава. «Нет, я перец, но тоже красный, - постарался привлечь её внимание говорящий овощ. – Правее, ещё правее. Ты видишь меня? Я самый сочный». «Подожди, – прошептала Любава. – Сейчас твой продавец пойдёт разменивать деньги, тогда поговорим». Тучный мужчина с чёрными усами, что-то бурча себе под нос, повернулся к Любаве спиной в поисках разменной монеты. «Ты почему по-человечески разговариваешь?» - спросила Любава у перца. «Не знаю. Может быть, я человек?» «Ещё чего! Можно подумать, я людей не видела!» – громким шёпотом возмутилась Любава. И вдруг спохватилась: «А ты умеешь петь, как соловей?» «Наверно, не умею, - грустно откликнулся перец. – Но я обязательно научусь, я очень способный». «А летать ты умеешь?» - с надеждой в голосе спросила Любава. «Не знаю. Возьми меня, пожалуйста. Со мной никто не разговаривает. Я умру от тоски», - пожаловался перец, чуть не плача.
Надо было срочно принимать решение. «Я не могу, - быстро зашептала Любава. – У нас поющий помидор. А ты ничего не умеешь. Ты на него будешь плохо влиять. Он ещё зелёный. У него только крылышки прорезались». «Ты что тут бормочешь? - тучный продавец смотрел на Любаву изумлённо. – Это же перец, а не человек. Бери, не пожалеешь. Смотри, какой красавец!» Продавец крепко сжал говорящий перец в своей жирной волосатой лапе. Любава услышала слабый писк. У неё задрожали губы. Она отвернулась от грубого продавца и побежала с рынка. «Я всё расскажу академику Помидоркину, он его спасёт. Он всех спасёт», - успокаивала себя Любава. Но на душе у неё кошки скребли. «Что с тобой? На тебе лица нет», - обеспокоенно спросила Мама, взглянув на любимую дочь. Любава рассказала Маме про говорящий перец. «Как они смеют продавать живые овощи!» - гневно воскликнула Мама. «Я их выведу на чистую воду… если, конечно, ты не возражаешь», - осеклась она. «Не возражаю», - печально разрешила Любава. С трудом сдерживая слёзы, она направилась в гостиную полюбоваться на живой помидор. Пока Любава подыскивала ему друга, он зря время не терял. К крылышкам присоединился маленький хвостик, очень похожий на соловьиный. «Может быть, он голодный?» - подумала Любава, но тут же отогнала от себя эту бредовую мысль. В гостиную заглянула Мама, готовая вывести всех на чистую воду. «Вы без меня не скучайте, дети, - попросила она, обращаясь к Любаве и томату одновременно. – Я быстренько разоблачу и тут же вернусь».
На рынке царила обычная суета. Мама сразу же направилась к тучному продавцу с густыми чёрными усами. «Вот ты где! – закричала она с места в карьер. – Так выглядят преступники, торгующие живым товаром!» «Какой живой товар? Баклажаны – маклажаны… » - обомлел продавец. «А говорящий перец?!» - наступала на него Мама. Дискуссия вызвала живой интерес у окружающих. «Люди! – воззвал к ним торговец живым товаром. – Эта женщина сумасшедшая. Ей место в больнице, а не на рынке». «А ему место в тюрьме», - продолжала выступать Мама, собирая вокруг себя любопытных зрителей. «За что?» - начал пугаться тучный продавец. «За похищение малолетних», - сформулировала обвинение Мама после минутного размышления. «У меня нет малолетних. Я одинокий человек. У меня только баклажаны-маклажаны», - стал оправдываться продавец. «А несчастный говорящий перчик?» - всё больше распалялась Мама. «Болгарский перчик знаю. А говорящий перчик не держим», - наморщил лоб продавец, пытаясь сообразить, куда клонит эта странная женщина. «Он лжёт!» - провозгласила Мама, принимая эффектную театральную позу. «Будьте моими свидетелями», - продолжала она, обращаясь ко всему рынку сразу. Рынок настороженно прислушался. «Перчик, ты где? Отзовись, не бойся. Это я, Мама, пришла». «Я здесь, Мама», - осмелился подать голос говорящий перчик. «Маленький мой! – умилилась Мама. – Этот изверг тебя не повредил?» Интерес, который проявлял рынок к этой сцене, принял угрожающие размеры. Шокированный продавец с чёрными усами отошёл на задний план. Дама, выбиравшая на ощупь перец, шарахнулась в сторону. По рынку прокатился неясный гул, в котором можно было понять два слова: «Перец разговаривает». «Пусть ещё что-нибудь скажет», - потребовал строгий юноша от лица всех свидетелей инцидента. «Мальчик мой, скажи что-нибудь», - попросила Мама. «Я могу стихи прочитать, - вконец осмелел перчик. – Я вас любил: любовь ещё, быть может… »
«Это безобразие – продавать такой талант на рынке», - высказал общее мнение инициативный юноша. Рынок заволновался, оправившись от шока. Началась разноголосица: «До чего дожили – овощи разговаривают», «А здесь только перец умеет говорить?», «Какой хорошенький, интересно, его можно есть?» На передний план выступил интеллигентный мужчина в очках, в пиджаке и в галстуке. «Прошу всеобщего внимания, - начал он. – Существует такая наука – генная инженерия. Перспективы изумительные, можете мне поверить. Представьте себе сливы, величиной с арбуз, и землянику, которой можно лечить сердце вместо валидола». «Ты будешь лечить, а она вдруг заговорит», - послышался скептический голос. Интеллигентного мужчину оттеснили с переднего плана. «А я где-то читала, что горох соединили с лягушкой, - раздалось из толпы красивое контральто. – Этот горох прыгает и квакает». «А в Америке Тарзана вывели», - весело закричала девочка, похожая на мартышку. «Это ещё что, - прошамкала старушка в узорчатом платке. – Там, говорят, старика срастили с собакой. Вот ироды, прости господи!»
Мама, вкусив славы, опять рвалась в центр внимания. «Прошу тишины!» - прокричала она, поднимая вверх, для всеобщего обозрения, симпатичный говорящий перчик. Рынок присмотрелся и прислушался. «Ставлю всех в известность, что я решила усыновить этого мальчика», - торжественно произнесла Мама, любуясь смущённым перчиком. Рынок громко зааплодировал этому благородному порыву. «Теперь у меня трое детей, - прослезилась Мама, - одна девочка, один помидорчик и один перчик». Рынок больше ничему не удивлялся. «Но это ещё не все, - самое главное Мама оставила напоследок. – Я предлагаю всем ощутить себя гражданами одной планеты под названием Земля. Мы имеем право высказать своё мнение по очень важному поводу – изменению флоры и фауны на нашей планете, что может привести к катастрофе. Я призываю вас поставить свои подписи под обращением к ООН, осуждающим опыты, чреватые непредсказуемыми результатами». На первый план опять выступил интеллигентный мужчина. «Раз такое народное мнение, - произнёс он с сожалением, - я готов взять на себя эту миссию». Рынок одобрительно зашумел. Мама вспомнила, что дома её ждут двое детей, поспешила поставить свою подпись и, прижимая к груди усыновлённый перчик, побежала с рынка. Рядом с ней бежал тучный продавец с чёрными усами. Протягивая Маме разнообразные овощи, он пытался оправдаться на бегу, захлёбываясь словами: «Я же не знал, сестра. Хочешь, всё возьми, только честь оставь мне. Сколько денег нужно твоему перчику? Я его озолочу». Но Мама не была расположена к прощению. Храня красноречивое молчание, она ускорила бег, и тучный мужчина вскоре отстал.
Дома царила идиллия. Перед Мамой предстала следующая картина. В разных местах гостиной сидели уже пять соловьёв. Между ними порхал её дорогой томатик, у которого успела прорезаться головка. Он общался со своими друзьями, естественно, на соловьином языке, в то время как Любава пыталась подыграть птицам на губной гармошке.
Мама представила Любаве полный отчёт о проделанной на рынке работе. Затаив дыхание, она ждала одобрения дочери. Любава не заставила себя долго ждать. Она увидела перец целым и невредимым, и у неё отлегло от сердца. «Тебе у нас нравится?» - спросила Любава у перчика. «Очень», - ответил её новый братик. Он стал подпевать соловьям, в то время как Мама делилась с Любавой планами на будущее. «Я думаю, к академику Помидоркину мы отправимся вчетвером, - сказала она, вопросительно заглядывая в карие глаза дочери. – А пока будем привыкать друг к другу». «А если что-нибудь произойдёт за это время?» - на всякий случай предположила Любава. «Что именно?» - оторопела Мама. «Вдруг перчик превратится в настоящего мальчика?» - Любаве было уже не до злорадства. В первое мгновение Мама очень сильно испугалась, но потом подумала и пришла к выводу, что хуже уже не будет. «В конце концов я же усыновила мальчика», - сказала она. «Ты права: поживём – увидим», - согласилась с ней Любава.
Уже на следующий день они увидели, что изменения произошли, но только не с перцем, а с томатом. Точнее говоря, его не стало, а на его месте появился настоящий соловей. Любава не сразу отличила его от других птиц. Но после птичьего концерта, в котором приняли участие Любава и перец, все соловьи улетели - и остался один «дамский пальчик». Взяв его в руки, сестричка только теперь заметила, что у вновь испечённого соловья есть красные пёрышки. Ночевал он, как обычно, на подоконнике, рядом с новым братиком. С перцем видимых изменений не произошло. Он оказался очень умным и очень болтливым. Он постоянно пытался заговорить с соловьём. Тот отвечал красивой трелью. Перчик сказал Любаве, что обязательно выучит птичий язык, потому что для перца нет ничего невозможного. Ему очень понравился телевизор, и он сожалел, что не может посылать смски. Перчик демонстрировал небывалую жажду знаний. За один день он выучил всю таблицу умножения и поэму Лермонтова «Мцыри». Через каждый час Любава его внимательно осматривала, чтобы не пропустить появления человеческих признаков. Сам перчик заявил, что он не собирается превращаться в человека, потому что ему и так хорошо. Когда «дамский пальчик» улетал в лес со своими друзьями, он сильно по нему скучал. И всегда бурно радовался его возвращению. Они по-прежнему ночевали рядышком на подоконнике. Но однажды братик не вернулся из леса, и перчик провёл ночь в одиночестве. Как только его разбудило солнышко, он сразу же стал звать Любаву. Сестричке показалось, что голос брата звучит непривычно: тоскливо и безнадёжно. И она бросилась в гостиную. Её опасения сразу подтвердились: она узнала от перчика, что «дамский пальчик» не ночевал дома. Любава огляделась по сторонам, открыла окно и… чуть не задохнулась от ужаса. Под окном сидел соседский кот Тошка и с наслаждением облизывался. Около него на асфальте лежали несколько соловьиных пёрышек. Первым заголосил перчик. Любава, не мешкая, присоединила к нему свои рыдания. Тут же из кухни прибежала Мама. При виде своих плачущих детей она сама начала плакать. В последнее время Любава привыкла во всех несчастьях обвинять Маму. «Я же просила тебя оградить брата от влияния улицы», - прорыдала она укоризненно. Мама выглянула в окно и сразу всё поняла. «Не надо паниковать, - произнесла она виноватым тоном. – Полетает – и вернётся. А не вернётся - значит, дом он нашёл в лесу».
Они прождали соловья до вечера, но он так и не прилетел. «Может быть, ты ляжешь со мной?» – предложила перчику Любава. «Лучше я его здесь подожду», - ответил верный братик.
Ночью Любаве приснился сон, который она запомнила в мельчайших подробностях. Любава сидела в кинотеатре и смотрела сон на большом экране. Сон назывался «Моя семья». Вот на экране появился Папа. Он всё время на чём-нибудь ехал. Сначала на трамвае, на котором было написано «КОМАНДИРОВКА», потом в автомобиле с такой же надписью, потом на собаках, которые лаяли: «Командировка, ав-ав, командировка». Наконец Папа пересел в космический корабль и широко улыбнулся. Он спросил у Любавы: «Ты заботишься о нашей Маме?» Вдруг он стал очень серьёзным и улетел в космос. После этого на экране появилась Мама. Она собирала рюкзак. Мама надела школьную форму, взяла рюкзак и пошла в гимназию. Вместо гимназии на экране возник рынок, где овощи продавали людей: больших и маленьких. К помидору, облачённому в белый халат, подошёл кот Тошка и сказал: «Мне нужен жирный соловей». Любава закричала: «Братья и сёстры не продаются!»
И проснулась. Было раннее утро. Любава вошла в гостиную. На подоконнике лежал перчик. Если бы у него были глаза, можно было бы сказать, что он их не сомкнул всю ночь. «Братик не прилетел», - грустно сообщил перчик Любаве. «А я ночью смотрела сон, как в кинотеатре», - сказала Любава. «Расскажи», - попросил перчик сестру. Но ей почему-то не хотелось. «Только не сейчас, - мягко отказала Любава. – Пойду посмотрю на Маму».
Мама ещё спала. Она тоже смотрела сон, который прокручивала несколько раз за ночь. У сна не было названия. Но при необходимости его можно было бы назвать «Папа», потому что он снился Маме всю ночь. Папа управлял автомобилем, собирал в лесу грибы, учил Любаву плавать, стирал постельное бельё и играл в волейбол. Он всё делал молча, только один раз попросил Маму: «Пожалуйста, не заставляй Любаву есть помидоры». Во сне Мама почувствовала присутствие дочери. Она открыла глаза. «Не прилетел?» - спросила Мама. «Пока нет. Но ты не волнуйся, он обязательно прилетит», - сказала Любава и погладила Маму по руке. «Хорошо, не буду. Ты тоже не волнуйся», - Мама поцеловала Любаву в щёку. «А как там наш перчик?» - спросила она у дочери. «Я здесь. Мне хорошо», - отозвался перчик. «Ты как здесь оказался?» - удивилась Любава. «Я прикатился», - пояснил перчик. Мама подняла сыночка с пола и стала внимательно его рассматривать. Никаких человеческих признаков она не обнаружила. «Через три дня мы идём к академику Помидоркину», - напомнила Мама. «Может быть, ты пойдёшь без меня? – предложила Любава. – Ты лучше меня разбираешься в науке и, вообще, в жизни». «Пойдём всей семьёй, - возразила Мама. – Может быть, Папа приедет». Она подумала минуту и добавила: «Доченька, ты уже совсем взрослая. Если не хочешь, не ешь помидоры». «Я стала к ним по-другому относиться», - непонятно ответила Любава. Она положила голову к Маме на колени, перчик поудобнее устроился в любавиных ладонях, и они втроём стали горячо обсуждать предстоящий визит к академику Помидоркину.
Когда приедет Папа, они сдружатся не разлей вода. Мама защитит диссертацию по генной инженерии, Любава полюбит помидоры, а перчик превратится в красивого мальчика, очень похожего на Папу. И это не конец, а только начало новой сказки.
Copyright (с): Марина Соколова. Свидетельство о публикации №288853
Дата публикации: 06.04.2017 22:37
Предыдущее: Строптивая ЛарисаСледующее: Очень оптимистическая трагедия

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Об истории издания двух
альманахов портала

Атрибутика наших проектов

Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Пример страницы участника
Дмитрий Чарков
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Удостоверение Писателя
нового века в pdf
Форум проекта
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты взносов
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Тема недели