Наши юбиляры
Татьяна Ярцева
Поздравления юбиляру
И это все о ней.
Информация к размышлению








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Конкурсы Клуба Красного Кота
Мой смешной любимец
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: ФантастикаАвтор: Николай Бурмистров
Объем: 15942 [ символов ]
Лесо Мокшан – поэт из Плеяды
Третий день Лесо одолевали «глюки в ноутбуке». Вдруг пропали все контакты в литературных сетях. На порталах, где он был завсегдатаем, исчезла регистрация.
В «личку» какой-то юморист прислал издёвку: «Даже не пытайся!». Лесо не понимал, в чём дело, и нервничал.
А началось всё со стихотворения, работу над которым на днях завершил поэт. Ему не терпелось выпустить в «свет» это произведение.
Стихи посвящались его любимой. Он «вынашивал» их почти год. Столько времени прошло со дня гибели Татки – его весёлой, милой возлюбленной и умной подруги по учебе на филфаке университета. Они учились на вечернем отделении, и оба работали. Лесо, в свои тридцать три года, был опытным пилотом-инструктором в малой авиации. Татка, которая не дожила до двадцати двух, увлекалась журналистикой и мечтала стать телеведущей.
В тот летний вечер они гуляли в сквере и впервые поцеловались. И Татка доверчиво уткнулась лицом в его рубашку. Потом они вышли к остановке троллейбуса. Там их и сбила «пьяная» иномарка. Татка успела заметить машину и оттолкнуть друга в сторону, а её отбросило ударом на асфальт. Девушка ещё дышала. Лесо встал перед ней на колени. Под головой Татки растекалось тёмно-бордовое пятно. Он осторожно дотронулся до ее плеча. Она прижала его руку к груди, где птичкой билось сердце, и прошептала: «Я умира…». Лесо увидел своё отражение в её карих зрачках.
Была ещё одна причина, которая торопила Лесо опубликовать новое стихотворение: строчки стучали в висках, необычайно жгли душу. Не новичок в поэзии, он с иронией относился к своим оценкам стихов. А по отношению к этим тщеславие казалось ему кощунственным. Он искал оправданий: «Подумаешь, «над вымыслом слезами облился». Сколько раз уже такое бывало. Но кто это заметил?»
Проще было на войне. В «горячей точке», где Лесо – Саня Рузаев - служил срочную, читатели и слушатели смотрели ему в глаза. Его успехи и огрехи оценивали бойцы, уходящие на задание, или раненые, которых привозили в медсанбат. Рядовой Рузаев служил санитаром. Ему казалось, что наблюдать страдания бойцов тяжелее, чем самому пойти под пули. Не раз он просил перевести его в строевую часть. Но майор – начмед - слушая под спиртягу стихи и песни солдатского поэта, отвечал, каламбуря: «Нельзя менестрелю стрелять. Голос пропадёт».
Но понял Саня и другое: бойцам нужны его песни, они лечат.
 
Несколько месяцев назад Лесо случайно наткнулся на стихи Федора Тютчева. Он написал их на годовщину смерти своей любимой:
Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня…
Тяжело мне, замирают ноги…
Друг мой милый, видишь ли меня?…
Поэт вчитывался в строки великого лирика и всё острее ощущал, что готов словами высокой поэзии рассказать о своих переживаниях. Острая боль потери искала выхода. Он мог бы сойти с ума, запить горькую. Но властная сила тянула его к экрану и клавиатуре компьютера. В нём бурлили мысли, чувства, образы, стихи складывались в строфы; сами собой приходили необычные рифмы. Стихов набиралось на большую поэму; надо было себя сдерживать, отбрасывать целые страницы черновиков. Он уложился в двадцать четыре строки. Но ему удалось сказать о многом.
Лесо пробовал когда-то свои силы в «гражданских стихах». Но понял, что это не его стиль. Однако на этот раз ему открылся смысл слов: важно не о чём говоришь, а как.
Ему удалось без лозунгов и протокольных штампов излить свои чувства: любви и скорби, справедливости и негодования, отчаяния и надежды. В некоторых строках открылись истины, которых никто до него не огласил. Но Лесо сомневался: не лозунги ли это? А если нет, то, что же – пророчество?
Поэт не волен удерживать свои творения «в столе». Созданная им гармония всегда рвется в мир, на суд читателя. Настоящие страдания испытывал Лесо, будучи не в силах опубликовать своё произведение. Вернее, с первой попытки он смог добавить текст на авторскую страницу. И несколько часов стихотворение было доступно для чтения.
Столько гостей на странице Лесо никогда еще не видел. Сначала читателей были сотни, потом счет пошёл на тысячи! Его понимали и поддерживали, им восхищались! Нумератор писем в почте крутился, как счетчик банкнот.
И вдруг всё замерло.
Лесо зашел на авторскую страницу и… не нашел заветного заголовка. Стихотворение называлось «Признание в любви». Вместе с ним пропали отклики. Тысячи читателей исчезли в безвестности.
Тем временем в почту посыпались возмущенные письма от сетевых пользователей. Они негодовали и ругались: «Автор! Куда дел стихо?», «Комп пишет: копирование невозможно», «Друзья посоветовали прочитать шыдевр. А читаю: «удалено автором». И, наконец: «Г-н Мокшан, бросьте ваши еврейские штучки».
Поэт усмехнулся: «Шалишь, брат! Лесо Мокшан – это звучит гордо». Другого литературного имени у него просто не могло быть. «Мокша» - это национальность отца. Мокши и эрзя составляют мордовский народ. Именем Лесо, что по-мокшански означает Александр, его называет мама. Она русская и, несмотря на возраст, работает в школе, преподает литературу. Впрочем, их фамилия – Рузаевы – переводится, как «русские».
Отец погиб в авиакатастрофе. От него сыну остались дневники с рассказами о небе, о любви к своему делу и о мужской дружбе.
Рузаев-старший был интересным собеседником и большим книголюбом. По его примеру пристрастился к чтению и сын. Парень со временем понял, что книгами отец снимал стрессы, которых немало в работе испытателя. Но рассказывать о работе он не любил. Зато был любителем шутливо-философских игр. Однажды он задал тему:
- Известно ли тебе, отрок, в чём смысл жизни?
Саня бойко ответил:
- Вопрос некорректный, однозначного ответа не имеет.
Отец хмыкнул и начал подшучивать:
- И это я слышу от молодого поэтического дарования, чье воображение безгранично. Ответ прост, как ямб: смысл жизни в том, чтобы быть счастливым.
- Но понятие о счастье у всех разное, - парировал сын.
- У летчиков нет вопросов без ответов. Если со стойки шасси укатилось колесо, значит, не привернуто было. А если колесо на месте – то пилот спокоен. То есть счастье – это отсутствие несчастья.
Александр подумал и с важным видом ученого мужа, стараясь не улыбаться, изрёк:
- Нам осталось, коллега, вывести формулу бытия. Несчастья могут исходить от любого индивидуума, независимо от того, кто он: летчик или лекарь, капиталист или альтруист, рабочий или ученый. Как же исключить нежелательные риски? – Саня прервал свой «спич» и хитро взглянул на отца. – Не хотите ли продолжить, коллега?
Отец подыграл ему:
- Нет уж, что уж. Послушаем умных людей.
- В таком случае, оглашаю формулу всеобщего благоденствия, - торжественно объявил Саня. – Все и каждый на своем месте должны хорошо делать своё дело!
Отец с прищуром смотрел на сына:
- А что… В этом есть зерно. Остаётся вопрос: что делать с «плохишами».
Обсудим детали на следующем симпозиуме…
 
Стук в дверь отвлёк Лесо от монитора. В коридорчике его «хрущёвки» залаял, обычно молчаливый, сеттер. Он лаял громко и отчаянно.
- Что ты, дружок? – погладил его хозяин. Пес посмотрел виновато, но продолжал тявкать, будто говоря: я ведь не только охотник, но и твой защитник.
«Странно, в дверь стучат, а не звонят. И собака лает…» - ворчал Лесо, открывая.
На темной лестничной площадке стояли трое: местный участковый в форме и двое серьезных мужчин в штатском.
Участковый начал с выговора:
- Что же вы, гражданин Рузаев, подъезд захламляете?! – с этими словами он потряс кипой конвертов, которую держал в руках. – Ваш почтовый ящик переполнен, и на полу навалена гора писем.
Чиновник в штатском не дал полицейскому развить тему нарушения общественного порядка. Он отодвинул служаку в сторону и заговорил мягким баритоном:
- Александр Сергеевич! Неприятности у вас. К нам поступило несколько заявлений от уважаемых граждан. Жалуются на оскорбление личного достоинства, клевету и на ваши призывы к экстремизму. – Незнакомец смотрел на Лесо изучающе.
И поэт всё понял: вот так начинается путь народного витии и глашатая. Так звучит прелюдия к славе. Он стоял с гордо поднятой головой и смотрел в глаза пришельцам:
- Видимо, мне придётся ехать с вами? – спросил он.
Но его собеседники замялись. Второй чиновник в штатском ещё дальше отодвинул участкового и негромко приказал: «Иди отсюда. И не дыши…»
Он забрал у полицейского бумаги и вежливо попросил поэта:
- Почту вот заберите. Да и разговор у нас не кабинетный. Если позволите, побеседуем у вас.
 
Лесо пригласил нежданных гостей в комнату. Взглянул на сеттера: в глазах пса светилась грусть, как перед расставанием.
На свету можно было рассмотреть собеседников: оба чуть выше среднего роста; один, пожилой и седой, одет в темно-синий костюм, на белоснежной сорочке выделялся красный галстук; второй мужчина был, видимо, лет тридцати с небольшим, блондин; одет более демократично – в серый костюм «с искрой» и водолазку цвета маренго.
Мужчины уселись в кресла у журнального столика. Лесо занял место в черной «вертушке» у компьютерного стола.
Незнакомцы демонстративно достали мобильные телефоны и отключили их. Разговор начал седой чиновник:
- Ввиду того, что встреча наша неофициальная, мы назовемся переговорщиками от департаментов Власти и Закона. Заметьте, что мы представляем разные ведомства. И не очень-то дружим. Но сегодня вместе пришли к вам. Причина – ваши стихи. Вернее, это новое стихотворение, которое вы опубликовали три дня назад.
- И которое исчезло из сети Интернета? – перебил чиновника Мокшан.
Мужчина не торопился отвечать, посмотрел на своего более молодого напарника. Тот заговорил:
- Вы, конечно, считаете, что пострадали от происков цензуры. Но это не так. Или не совсем так. Первый тревожный сигнал поступил в службу сетевого контроля от программы противодействия массированным атакам хакеров. – Молодой человек заметил недоумение на лице Лесо и добавил с долей иронии. – Ведь вам, поэтам, «не дано предугадать, как слово ваше отзовётся». Поясню. Динамика посещений порталов, число прочтений, копирования и переадресаций ваших стихов росли столь стремительно, что грозили обрушить Сеть.
Программа не смогла разобраться в причинах ажиотажа и блокировала источник угрозы – ваши стихи.
Противоречивые чувства испытывал Лесо Мокшан, слушая пришельцев. Узнав о том, что его читателями могли бы стать миллионы людей, он ощутил восторг и… страх. «Как наше слово отзовется? Подумал ли я об этом?» - тревожили вопросы. Страшно было то, что он понял: перед целым миром он один, он вышел сказать своё слово, и народы готовы слушать его. Но Лесо был уверен, что слово должно быть сказано. Оно ему уже не принадлежит и стремится на соединение с Мировой гармонией. Он задумчиво проговорил:
- Как же быть? Если Сеть столь несовершенна, я обращусь в книжные издательства… Я буду выступать перед народом. - Он внимательно посмотрел на собеседников и добавил решительно. – И не советую чинить мне препоны! Тем более…
Поэт замолк, словно прислушиваясь к внутреннему голосу. Затем он убежденно добавил:
- Я не одинок! Настало время новой Плеяды поэтов России. Они огласят начало её Золотого века!
Представитель Власти ответил без энтузиазма:
- Другого мы и не ожидали услышать. Но мы не собираемся повторять былые ошибки. Ваши глубинные мокшанские корни, говорят о том, что Вы представитель Плеяды. В жилах гениев России всегда гуляла странная закваска: то варяжская, то африканская, то грузинская… Теперь вот – финно-угорская.
Поэтому решение принимать Вам. Мы пытаемся не допустить волнения в массах, но случай неординарный. Нет, как говорится, «рычагов воздействия».
- Не допустить волнений… – в задумчивости повторил Лесо. – Звучит казённо. Но ведь в моих стихах нет призывов, нет обвиняемых. Да и просто злых слов в них нет. Есть скорбь, любовь, размышления.
И всё же я хочу взволновать моих сограждан. Без волнения в умах не рождаются мысли, нельзя настроиться на волны веры, надежды, любви. «Спокойные души» - это то же, что «живые покойники»…
Лесо смотрел на собеседников. Его не удивило, что те старательно записывали его слова в блокноты. Молодой законник поднял голову и, пользуясь паузой, вставил:
- Но «рычаги воздействия», пусть и звучит казённо, нужно иметь. В вашем случае мы столкнулись с непонятной реакцией людей.
- Это интересно, - откликнулся Лесо. – Расскажите.
Блондин достал из папочки несколько листов:
- Вот жалобы, которые к нам поступили. В них вас обвиняют в призывах к свержению власти, в экстремизме и прочих грехах. Наши аналитики изучили стихи. И… ничего криминального не нашли. Но сделали вывод: стихи… ещё страшнее и опаснее для власти, чем бомбы террористов.
Мы связались с авторами жалоб, просили пояснить их претензии. Но они в ответ или начинали что-то мычать, или… плакали. Особенно в этом месте:
И смотрит Родина печальными глазами
На си… сине..., - чиновник поперхнулся, замолк и провел платком по глазам. Извиняясь, он прошептал:
- Вот, видите, я же говорил…
 
На помощь молодому коллеге пришел седовласый, закалённый в жизненных баталиях, чиновник:
- Могу добавить, что на рассмотрении осталась одна жалоба. Вас обвиняют в доведении человека до самоубийства,- седой взглянул на поэта. Лесо нахмурился и был весь внимание:
- Скажите! Неужели это случилось?! – воскликнул поэт.
- Да, - подтвердил седой, - водитель той иномарки повесился… Предсмертную записку оставил на распечатке стихотворения… Просит его простить.
Все замолчали. Молодой чиновник заёрзал и взял мобильный телефон. Спросил, как бы извиняясь:
- Вы позволите включить? Нас, наверняка, уже разыскивают…
Поэт пожал плечами:
- Могли бы и не отключать. У меня секретов нет…
Телефон зазвонил сразу же. Чиновник, увидев имя абонента, выпрямился в кресле, побледнел и… включил громкоговорящую связь. Знакомый всем голос, деловито распорядился:
- Попросите поэта Мокшана срочно ответить на наш запрос. В Центробанке паника. Финансовые биржи прекратили торги. Идёт обвал мировых валют.
Необходимо принимать решение. Код доступа: 12.12.2021.
 
Лесо, не медля, зашел в свой почтовый ящик, «кликнул» файл «Кремль. Президенту Мокшану». Хмыкнул про себя «что за метафоры?». Сообщение гласило:
«На счета Центробанка продолжают поступать крупные суммы из десятков оффшорных банков. Теневой финансовый синдикат сделал официальное заявление о возврате государству всех выведенных за рубеж активов. Их общая сумма превышает годовой бюджет страны.
Средства аккумулируются на счете Фонда «Плеяда Золотого века». Правление просит поэта Лесо Мокшана вступить в должность Президента Фонда».
 
Чиновники с тревогой смотрели на поэта. Но он был собран и решителен:
- Как там у классика сказано: «гражданином быть обязан»?
Ответьте Президенту, что я согласен. Только…- Лесо улыбнулся. – Пусть сделают приписку «врио». Негоже поэту быть при богатстве.
Его собеседники облегченно вздохнули. Молодой чиновник поддержал шутку:
- Как говорится, «гений и злодейство – вещи несовместные».
 
Собеседники не заметили, что в комнате сгустился вечерний полумрак. На стенах горели бордовые отблески заката.
Лесо Мокшан сидел в черном кресле и смотрел в окно. С высоты пятого этажа открывался вид на широкую реку. За ней, вдалеке, синели взгорья. Кроваво-красный диск солнца почти скрылся за ними. Его последние лучи отражались на розовых облаках, клубящихся высоко в небе.
Поэт встал и заговорил:
- Вы, господа, пришли, чтобы определить: являюсь ли я пророком?
Но, как видите, я не смог предугадать, как отзовётся моё слово. Однако, позвольте мне назваться Поэтом.
Пророк придёт. Он будет философом и мыслителем. Он станет Мастером среди народа мастеров.
И страна будет смотреть на мир глазами талантливых, беспокойных и счастливых людей. Но вначале прозвучит слово Поэта. Россия услышит его и воспрянет!
Copyright: Николай Бурмистров, 2012
Свидетельство о публикации №287987
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 20.09.2012 16:35

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Валентина Кайль[ 16.09.2012 ]
   "Страна будет смотреть на мир глазами талантливых, беспокойных и счастливых людей. Но вначале прозвучит слово Поэта. Россия услышит его и воспрянет!"
   Дай-то Бог!
   С теплом,
   Валентина.
 
Николай Бурмистров[ 02.10.2012 ]
   Валентина, не сомневайтесь!
   Так оно и будет.

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
Мы в ответе за тех,кого приручили
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов