Дмитрий Долгов и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Долгов "Борец". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Миниатюры и подборки афоризмовАвтор: Моисей Бельферман
Объем: 26327 [ символов ]
Крымские легенды - на конкурс.
Крымские легенды.
Геракл и Скифы.
На окраине Земли в плоском ее пространстве, в пограничной сфере Европы - существует место особой важности, значимости: Геракловы столбы. Избранник бога или еще в те времена обычный пастух исполнял прилежно каждодневную обязанность – пас стадо быков. Выпасать быков доверяли не каждому: пастух от природы создания должен проявлять особое терпение, выдержку – иметь неимоверную силу: иначе не успокоит, не обуздает непокорного быка. Своенравны, даже непокорны многие быки – считают себя особыми созданиями, баловнями судьбы.
Геракл – многим сильнее, хитрее любого быка. Он статный, плотный, сдержанный в порывах – Мужчина-красавец. Внешней атрибутике не придает значения: перед кем ему красоваться, с кем соперничать? С могучих его плеч небрежно свешивается слабо обработанная шкура немейского льва: больше обогревает, чем украшает, да служит вещественным доказательством его смелости, отчаянного геройства. Это в общении и испытаниях перед богом вынужден Геракл представать в полной обнаженности своей натуры – без элементов украшательства, дополнительных хитростей и маскировок.
Следует учесть, знать: и у богатырей типа Геракла случаются полные забот времена. Время значимо отражается вокруг и в каждой детали. Стада быков долго топтались на одном месте – на самом прекрасном пастбище начала портиться, истаяла сочная трава. Не остается ничего другого делать: Геракл запряг колесницу – медленным ходом погнал свое огромное стадо в безлюдные на востоке места, за Понт Эвксинский, на дальнее пастбище с сочной травой в бескрайних степях.
Климат в степи континентальный – по ночам, на рассвете к свежести прибавляется холод: легко застудиться. Геракл уставал днями – управлялся с непокорными быками. Завернулся он в теплую шкуру немейского льва – удобно лег в ложе мягкой травы, сморила его слабость: сам не заметил момент - беспробудно глубоким сном уснул. Важное событие проспал: пробудился бодрый Геракл к полдню – не обнаружил на месте коней. Исчезла с ними его величавая колесница. Не управится он без них со своими быками: начинай заново сторожить – накапливать опыт, экономить на всем для приобретения столь нужной колесницы.
Сильны огорчения Геракла – решил он: приложит любые старания - сам найдет своих коней с колесницей, чего бы это ему не стоило. Не стерпит оскорбления! Насмешника обнаружит, накажет - за озорство или вора - за злую провинность. Геракл отправился пешим в путь: ищет любые следы ценной пропажи, пытается ее обнаружить – вернуть, а с ней душевное спокойствие, вернуть силу нрава, былой авторитет – среди богов-небожителей, да и среди множества поколений носителей жизни, смертных созданий духовного и бездуховного вложения.
Безлюдна огромная Степь – только разбрелись по ней его быки: не встретил никого Геракл, не спросил, не узнал ничего о ценной своей пропаже. В полной таинственности горной стране Таврии Геракл встретил странную обитательницу пещеры: с лицом девы – станом превращалась в змею. Так неожиданно удивленный, смущенный Геракл познакомился с богиней по имени Апа. Узнал: кони его колесницы вовсе не сбежали с пастбища, а «приватизированы» с колесницей этой самой богиней Апа. Она вернет «имущество» в одном случае – Геракл непременно должен жениться на ней! Хватит ему «холостяковать – жених достойный: великан, силач!» Ничего себя обстоятельства, да и категорические условия «сделки» не дают шанса на обдумывание. Без коней и колесницы не сможет Геракл исполнять ответственную миссию Зевса. Вынужден он принять условия богини Апа.
Наивный Геракл не оформил юридически договорные условия. Влюбленная в богатыря богиня Апа понимала: стоит ему вернуть свое «имущество» - сразу оставит ее с детьми: не спешит жена-богиня возвращать Гераклу коней и колесницу. Геракл выбивается из сил – спит урывками: днем и ночью верхом в седле он на коне - следит за образцовым порядком в стаде быков.
В семье змееногой богини уже растут трое сыновей. Геракл меркнет на глазах, но продолжает жена водить его за нос: кормит обещаньями, но исполнение любого обговаривает множеством невыполнимых условий. Хитрая женщина!
Как-то раз Геракла подстерегла хворь духа: не уследил – львы-хищники загрызли двух быков в стаде: такого никогда прежде не случалось. Поник Геракл – готов изгнать из Таврии всех львов. За львов нашлись добровольные небожители-заступники: влияют на действия Геракла через супругу его богиню Апа. Придумала жена уже нечто новое:
- Геракл, ты сам хорошо знаешь, как сильно люблю тебя, привязана… Но жизни спокойной не стало мне в последнее время: активничают твои покровители. Чего хотят? Сама вижу: тоскуешь ты - словно в неволю загнали. Живешь – без права самостоятельного выбора. Стремишься на родину, к столбам своим, Геракловым: у нас лучше, просторнее, красивее, с теплым Понтом Эвксинским. Хорошо: забирай своих коней с колесницей… Лучше скажи: что должна делать с нашими детьми, твоими сыновьями, как только они вырастут? Отослать к тебе или оставить у себя? – Геракл не понял невысказанной хитрости жены: непременно присутствует – ни одна речь не обходится без нее. Геракл снял пояс с золотой чашей на пряжке. Взял лук со стрелой – показал жене умение свое натягивать тетиву. – Вырастут пусть сыновья, возмужают – тогда каждый по очереди наденет пояс и попробует натянуть тетиву моего лука. Испытание простое: кому мой пояс придется впору, да еще сумеет, как я, натянуть тетиву моего лука – пусть остается. Не сможет кто справится – отошли того прочь! Пусть старается, учится, накапливает силы…
Повзрослели дети… Старший сын Агафирс и средний Гелон не приблизились к завету отца: слишком большим, тяжелым казался пояс, да силенок не хватило натянуть тетиву лука. В таких воинах страна не нуждалась. А вот младший сын Скиф удачно овладел премудростями силовых профессий, воинского искусства: остался в стране – с тех далеких пор оставили по себе добрую память храбрые воины, потомки мужественных Скифов.
О героизме Мужчин и непостоянстве Женщин.
История эта знаменательная, показательная. В некотором роде характеризует национальные нравы, проявляет единство, существенные отличия Мужчин и Женщин – в их поведенческом состоянии в людском сообществе. Естественно, каждый Человек остается Личностью неповторимой: предстает в своем Времени, наполнен особыми моральными качествами, в нравственных одеяниях.
Скифские воины отправились на войну: уже двадцать лет тому покинули Скифию – с тех пор нет от них никаких известий. Долгое время их жены томились в ожидании мужей: потеряли всякую надежду на их возвращение, продолжение нормальной супружеской жизни. Решили окончательно многие: мужья погибли в боях – нет резона и смысла дольше их ожидать. Условия сложились таким образом: большинство жен прекратили обет верности – тайно и открыто вступали в браки со своими рабами: те по общественному статусу ущербные, но Мужчины.
Не долго радовались неверные жены: молнией разнеслись неведомо откуда сообщения: вскоре вернутся по домам скифские воины – герои войны. Кажется, радостные известия многих людей ввергли в неописуемый ужас: «Такое несчастье! Что может случиться?!» Действительно, часть жен ощутили свою греховность: отвечать за провинности не хотят. Посовещались между собой неверные жены: их вполне устраивают новые мужья-рабы – не хотят ничего менять, возвращаться к прошлому. Созвали Женщины своих новых мужей-рабов, нажитых с ними детей… Пояснили в истерической форме – вполне доступно:
- Спасаться нужно! Каждый должен думать о себе и всех! Нам всем грозит близкая гибель – от мстителей! Возвращаются победители: воины никого не пощадят! Мужья не простят измены, все погибнем: жены, рабы, ваши кровные дети!
Знавшие за собой вину – имели полное основание остерегаться: они многократно переоценили опасности. Сами гордые и мужественные Скифские воины соскучились по родине, семьям, матерям, друзьям, полны чистых надежд, приятных ожиданий: в приближении радостного часа встречи не терзают их никакие опасения.
Путь на полуостров Таврию проходит по узкому перешейку, в обход соленого озера. Знакомую дорогу перерезает глубокий ров: прежде этой преграды не существовало. Хуже другое: ожидали воины радостную встречу – путь преграждают вооруженные незнакомые люди: прикрывают дорогу домой! Скифские воины впали в отчаяние: ничего подобного они не ожидали. Воспользовались их долгим отсутствием: неужели захватили родину жестокие завоеватели – придется освобождать ее, сражаться за собственные дома: вызволять из рабства жен, детей, родственников… Отбивать поля, виноградники, животных… Начался ожесточенный бой! Победители доказывают свое право владеть страной, распоряжаться имуществом, вести мирное строительство, нормальный образ труда-жизни.
На перешейке долго продолжалось ожесточенное сражение: лилась кровь, погибали воины… Оба лагеря твердо стояли за правое дело: не намерены отступить, признать поражение перед яростными действиями противника. В один из моментов передышки – Скифские воины посовещались между собой. Некто высказал мудрое мнение:
- Бесполезно вести бой – на самоуничтожение. Мы не знаем противника: не понимаем, за что они борются? Узнаем врага – легче сможем его победить.
Узнали Скифские воины: воюют они против своих рабов и детей своих жен – выступают те в роли гладиаторов, дерутся в отчаянии, не щадят жизни. Ведь все равно им уготовано рабство: лучше погибнуть в открытом бою, не прислуживать победителю оставшуюся жизнь. Скифские воины сразу поменяли тактику сражения. Прежде оружием выбрали длинные кнуты, розги – вместо мечей, стрел и копий. Приблизились к рабам – Скифские воины подвергли их оглушительным ударам. Услышали только знакомые звуки розог, свист кнутов – по бессознательному инстинкту покорились рабы, бросили оружие: дико в панике бежали с поля битвы, стали беспомощными - воле победителей они отдались в полную меру. Только беспомощно возносили руки над головами – просили пощады.
Легенда не сообщает, как воины-Скифы решали свои семейные проблемы. Верно, прощали жен, признавали их незаконнорожденных детей – своими родственниками. Много лет утекло с тех давних пор: почти никто точно не знает своего родства-происхождения, прежнего состояния. Настало время сплошного равенства, братства, гражданства… Перепуталось все! Растерялись расы, нации, семьи… Даже народы стали условными явлениями – ничего конкретного, точного… Из других народов только Евреи выделяются своей относительной расовой чистотой. Особенно враги наши стараются, часто напоминают: Евреи не должны забыть о своем предназначении – служении Господу, доведение до народного сознания Морали, воспитании в духе нравственных норм, следовании по пути Истинному: к безгреховной жизни в Идеальном Обществе.
 
Слезный фонтан.
Отдельные явления природы, изделия рук человеческих – входят почти навечно в историческую сокровищницу культурного наследия Человечества. Только Высшие Силы распоряжаются над ними, ограниченное условностями Время оставляет свои отметины - почти не властвует.
Исторические свидетельства и легенды удостоверяют: правил Полуостровом, Крымом грозный, даже свирепый хан Крым-Гирей. Этот беспощадный правитель ни с кем не считался, никого не жалел, не щадил. Хан Крым-Гирей совершал набеги на соседей – сжигал окрестности, оставлял покрытые пеплом почвы: все выгорит до тла. Слезы матерей, мольбы о пощаде не трогали сердце, не касались его жестокой натуры. Трепетали люди от одного его имени, животный страх пробегал украдкой впереди каждого движения хана.
Хана Крым-Гирея не пугала его грозная репутация. Прослышит хан вернувшуюся отзвуком молву – не огорчается, даже радуется:
- Это хорошо: боятся. Пусть «слава» бежит впереди – предупреждает: враги не нападут!
В любом народе проживают немногочисленные мудрецы. Даже в молчащем ханстве проживают мыслящие люди: без них общество не может развиваться, проявляться, видоизменяться… И среди самых покорных ханских слуг берегли себя естественные умники: над ними не властны ханские самодурства. Умники, действительно мыслящие, многоопытные люди на полном серьезе считали: «у каждого человека обязательно есть сердце, нет людей без сердец! Пусть даже каменное у человека сердце: отзовется каменным треском. Железное сердце: имеет металлическое звучание. И у Крым-Гирея есть сердце – подобно комку шерсти: теряется звук при прохождении через плотный комок шерсти».
Естественные законы жизни одинаковы для всех: даже ханы им подвластны. Постарел Хан Крым-Гирей: не успел вовремя свершить все свои земные дела. Подчас сожалеет он: прошлые упущения обидны, так бездарно растратил время. Тут еще появился повод для раздумий: в гарем старому хану доставили невольницу – худенькую, возрастом девочку по имени Диляре-Бикеч. Держится она строго – не старается понравиться хану, как обучает ее евнух. Не согревает лаской, любовью тело старого хана. Понять, объяснить не смог сам хан – в определенный момент запылало страстной любовью к этому недоростку чувственное его сердце. Хан впервые в жизни почувствовал импульс жизни этого своего прежде бесчувственного сердца: даже страдает по причине ее отрешенности, не полного к нему внимания.
Много они говорили. Оказывается, чувственность проявляется и в словах. Вот только недолго в неволе прожила Диляре-Бикеч. При всем достатке – остро чувствовала она отсутствие солнечной теплоты, жизненной радости… Увяла, словно лишенный влаги горшечный цветок. Глубоко перенес хан сердечную боль: не смог выздороветь.
Хан Крым-Гирей вызвал из Персии лучшего мастера-камнетеса пленника-Иудея Омера. Не как властный хан, а Мужчина с чувственным сердцем – раскрылся он, попросил мастера:
- Пусть камень через века пронесет мое горе… Позволь камню заплакать, как плачет мужское мое сердце.
- Хороша была девушка? – Все сразу понял, воспользовался «доступностью» властного клиента – спросил Омер откровенно сочувственно. Решает в творческом сознании форму, сущность заказа, метод воплощения.
- Что ты хочешь знать о ней? – Ответил хан с несвойственной ему простотой. – Она была молода… Журчащий источник! Прекрасна, как солнце – на рассвете. Изящна, как лань. Кротка, как голубь. Добра, как мать. Нежна, как утро. Ласкова, как дитя. Тебе все понятно, мастер? Соберись!
- Заплакало твое сердце – заплачет и камень. – Заверил Омер. – Есть душа в тебе – нужно открыть душу в камне. Ты хочешь свою слезу перенести на камень? Хорошо: это сделаю. Камень заплачет настоящими слезами!
Омер верно служит Господу: слов на ветер не бросает. На мраморной плите он вырезал, словно живые, несколько лепестков цветка, а в центре – вместо пестиков – поместил живой человеческий глаз: на упругую грудь камня напряженный глаз выдавливает тяжелую мужскую слезу. Постоянно: день и ночь, годы, десятилетия, века – беспрерывно струятся слезы скорби, ожидания, надежды… Рядом Омер вырезал улитку – символ сомнения. В скорбный момент хана Крым-Гирея одолевали сомнения: почему он так никчемно распорядился своей жизнью? Чего добился? Что еще способен изменить?
Справедливая, но жестокая Гикия – героиня Херсонеса.
Мстительность, коварство, фантазия Женщин в сочетании с разнообразными творческими приемами имеет давний исторический опыт: никто не назовет первый случай мести Женщины, да и самый из них яркий, запоминающийся, из ряда вон выходящий. Одни Женщины-«героини» своих Мужчин кастрировали, а другие убивали – разными «подходящими способами», самыми жестокими: по позыву представлений собственных диких инстинктов.
Легенды оставили в людской памяти несколько характерных эпизодов из истории славного города Таврии Херсонеса. Являлся он колонией – в смысле привнесенного извне демократического общественного устройства. Но при этом, как положено самими соперничающими, конкурирующими богами, существовало в городе имущественное неравенство. В те благие времена многолюдным, веселым бурно развивающимся Херсонесом правил первый архонт Ламах. По достоинствам своим и способностям значился он удачливым. По должности и предприимчивому рассудку ни в чем не знал он нужды: добился огромного богатства, пользовался почти безграничной властью, не считал слитки золота, серебра, не держал в памяти названия земельных участков, поголовье скота… Все прибывало – находило отражение в амбарных книгах, да знали точно всякие живые числа, вели должный учет специально уполномоченные казначеи ведомства.
Ламах больше уповался властью, а богатства слабо тешили его душу: не очень он материальному доверял – пользовался благами жизни: и все! Золотых тельцов не превращал в кумиров. Отделял он резкой чертой все «мертвое», даже ценное - от «живого».
По постоянным донесениям знал немного Ламах о своем соседе Асандре, царе Боспорского царства. Вел с ним отдельные дела - не дружил. А тот Асандр – должен знать Ламах: самый больший его завистник, ненавистник. В свое время Асандр воевал против Херсонеса – не победил! Он остался в мстительной обиде, черной зависти, злого недоброжелательства… Очень скрытный царь прятал обуревавшие желания, страсти, прочно скрывал свою сущность, умел тщательно таить глубоко в себе, гнездящиеся куртинами, беспричинно все разрастающуюся, казалось, слепую, коварную мстительность.
Прямые действия против Ламаха не помогали Асандру – тогда решил он действовать «открыто», добиться желаемого результата – хитростью. Составил он хитроумный план на долгое время постоянного действия. У Ламаха единственная дочь Гикия. Вполне с демократическими традициями времени – царь Асандр предложил гражданам Херсонеса породниться: выдать красавицу и умницу Гикию за взрослого своего сына. Асандр надеялся: не блестящий могучим здоровьем Ламах вскоре умрет – тогда сын его станет правителем города: осуществятся сами собой все его планы, желания – Херсонес упадет к их ногам, а с ним все богатства семьи Ламаха.
Праведные, легковерные, даже наивные херсониситы хотели дружить с соседями: нисколько не подозревали о зреющем плане Асандра – без душевного волнения, общественного конфликта легко согласились на брак сына Боспорского царя с богатой наследницей, Женщиной свободных нравов Гикией. Только одно ограничительное условие для брачного договора выдвинули, кажется нелепым: с момента его заключения - муж Гикии становится не выездным гражданином: границы Херсонеса ему не позволят покидать, для короткого свидания даже со своим родным отцом. Посчитали этот пункт для себя не опасным боспорцы – без колебания приняли условие. Сын Асандра женился на царевне Гикии.
Как многие предполагали: Ламах умер вскоре, через два года. Созвали совет именитых граждан Херсонеса. Управление городом поручили не сыну Асандра, а уважаемому херсонеситу Зифу, сыну Зифова. Так в один момент демократы Херсонеса отбросили хитроумный план царя Асандра. Ничего он поделать не может: нет возможности опротестовать демократическое решение самоуправляемого Херсонеса. Тем более: получило оно всенародную поддержку – за взвешенную мудрость.
Муж Гикии сильно опечален – не потерял полной надежды: верит в свою звезду, непременно его счастливая судьба приведет на высшую ступень власти – в некий счастливый момент свалится в руки неограниченное ничем руководство городом-государством. Не надо изнурять себя бесполезной работой – копить силы и в полной уверенности ожидать счастливого случая: удача непременно клюнет острым кончиком своего клюва.
Прошел год с дня смерти Ламаха: все еще опечаленная кончиной отца Гикия высказала желание торжественно почтить память отца. Городской совет принял участие в поминках Ламаха. Светлую память отца Гикия проявила всю щедрость своей натуры: открыли кладовые богатых усадеб - на массовых мероприятиях раздавали без платы приходящим со скорбью гражданам вино, хлеб, сыр, оливкое масло, мясо, рыбу… По причине всеобщей скорби, уважительного отношения к памяти недавно усопшего управителя города - торжества в честь памяти Ломаха решили проводить ежегодно в качестве дня скорби, памяти. Этим случаем решил воспользоваться муж Гикии – для собственной пользы. В Пантикапей, сын послал к отцу Асандру своего верного раба. План его кажется совсем простым: отец станет отправлять регулярно морем десять-двенадцать натренированных воинов – с подарками для Гикии. Лодки боспорцев скрытно входили в бухту Символов – лошадьми перевозили подарки, невооруженные воины сворачивали с дороги, тайными тропами, со стадами Ломаха, через отдельные ворота пробирались в Херсонес, а уже затем так же тайно пробирались в дворец Гикии: обширный подвал муж Гикии приспособил под скрытное жилье своего личного воинства.
И вот во дворце за два года собралось достаточно многочисленное воинство заговорщиков – почти двести воинов. Муж Гикии готов выступить не только против жены Гикии, но против всей общественной структуры демократического Херсонеса: организованной силой заговорщиков свергнуть народовластие. Сын Асандра посчитал: в день памяти архонта Ломаха херсонеситы все поголовно изрядно напьются, даже накачаются бесплатным виноградным вином – они останутся веселиться до позднего вечера. Как только все улягутся спать – муж Гикии выведет на улицы свое достаточно многочисленное воинство: захватят весь город. А к этому времени флот отца Асандра войдет в порт, пристанет к пристани – неожиданно нанесет коварный удар по Херсонесу. Удачей завершится заговор: отцу Асандру и его сыну останется праздновать победу. Завершившие победой заговорщики совершат мгновенно передел власти. Херсонес вернется к традиционному царистскому управлению, станет частью Боспорского царства, как ему уготовано самой судьбой.
Заговор возник опасного свойства и даже в определенный момент имел свой шанс на успех. Но… как часто это но включается в, казалось, размеренный разворот событий – занимает положенное ему место, даже высказывает категорически свое положенное, случайно занятое место в событиях, даже невероятным способом вмешивается, парадоксально влияет на одно из мировых происшествий и может направить развитие по совершенно другому пути. Тот «другой путь» вдруг становится самым «правильным», а с позиций прошедшего даже «классическим». Без дара предвидения - поди пойми заранее историческую закономерность, не только в марксистско-ленинской, «абсолютно истинной» идеологически выдержанной, даже в диалектически-материалистической научно-теоретической манере ее интерпретации. Философия, словесная разрядка очень даже помогают построить верную канву мысли, разобраться в хитросплетениях жизни, поставить всех участников событий на места свойственного им значения.
Положено в данном случае «лирическое отступление»: для уяснения полноты видимой картины.
По причине чрезмерной усталости, старательности или нерадивости нрава провинилась любимая служанка Гикии. Последовало наказание - ее прикрепили к занятию, но затворили на определенное время в надподвальной комнате: пусть потрудится, одновременно серьезно подумает о поступке, еще на досуге подумает о перемене поведения – таков дополнительный воспитательный эффект данного наказания. Служанка исполняла задание: пряла лен. Много в занятии однообразия, механических действий. Служанка допустила оплошность: уронило пряслице, покатилось к стене, на пути качения не остановленное – провалилось глубоко в глубокую щель. Попыталась служанка ручкой освободить пряслице из плена – не смогла. Догадливая служанка применила сноровку, даже силу – вытащила кирпич наружу, достала пряслице… Еще больше ее удивило другое: она услышала мужские голоса, наклонилась – в проем увидела обнаженных по пояс молодых людей. Каждый имел определенный предмет, вооружение? Они о чем-то спорили, просто общались? Что за люди?
Служанка проявила благоразумие: кирпич аккуратно опустила на свое место… Как поступить дальше – служанка пока не решила. Воспользовалась своим маленьким шансом: связалась с подружкой, попросила ее передать госпоже… Лучше даже ее вызвать… Явилась Гикия: поняла она сразу – в ее доме замышляют нечто…
Гикия срочно собрала совет старейшин города (признаться, относительно спокойными являлись те времена: не сбегались при каждом случае любопытные журнационалистники…) – сообщила им:
- Я открою вам тайну. Мой муж от отца своего унаследовал ненависть к нашему городу: тайно он привел в дом много вооруженных боспорцев. Как я догадываюсь, в день памяти моего отца, они намерены захватить город. Скоро этот день, - продолжила Гикия. – Мы проведем его, как обычно. В мой дом приходите: веселитесь – пусть враги ничего не заподозрят. Однако, пейте: знайте меру, и об опасности не забывайте. Дома у каждого должны быть припасены хворост и факелы. И когда я дам знак: надо кончать пир, вы спокойно разойдетесь по домам. Раньше обычного велю закрыть ворота. А вы тотчас высылайте слуг с хворостом и факелами: пусть они обкладывают весь мой дом, выходы все и входы. Чтобы дерево быстро загорелось, велите облить его маслом. Когда я выйду, зажжете вы хворост, а затем окружите дом и будете следить, чтобы из них никто не вышел живым.
Так условлено: в день памяти Ламаха население города целый день веселилось на улицах. Гикия щедро раздавала вино на пиру – часто угощала своего мужа, сама не пила: она приказала наливать себе воду в пурпурную чашку - по цвету содержимого вода казалась вином.
Наступил вечер… Вроде утомясь, жители разошлись по домам. Гикия позвала мужа отдохнуть: он охотно согласился – старался не возбудить в ней никаких подозрений. Она велела закрыть ворота и все выходы – тотчас начали выносить из дома одежду, золото, драгоценности… Гикия дождалась: все в ее доме успокоились. Заснул ее опьяневший муж. Гикия вышла из спальни – заперла за собой дверь. Позвала служанок – вместе с ними оставила двор. На улице она приказала поджечь дом со всех сторон. Огонь быстро захватил все здание. Попытались спастись боспорские воины: убивали их на месте.
Так Гикия пожертвовала домом - родной Херсонес избавила от смертельной опасности. Граждане благодарные – не забыли о подвиге своей соплеменницы: на главной площади поставили Гикии две статуи. На первой: она сообщает о заговоре мужа. На второй: подобна Амазонке, вооруженная – в доспехах: мстит заговорщикам.
Copyright: Моисей Бельферман, 2012
Свидетельство о публикации №281117
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02.05.2012 17:33

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов