Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Буриме
Представляем новых членов МСП "Новый Современник"
Хамзет Мусаев
Вы не видели моего счастья?
Новости Региональных отделений МСП "Новый Современник"
День рождения
Михаила Поленок, Калиниградское РО
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Любовно-сентиментальная прозаАвтор: Анжелика Дозорцева
Объем: 52726 [ символов ]
Уберите руки от моего бойфренда. Глава 7,8
7
 
Вечный город поразил своим величием и порадовал фонтанами с вкусной водой. Несмотря на вечер, жара донимала туристов так сильно, что передвигаться по душному городу становилось невыносимо. Солнце уже почти закатилось, но выпускало последние лучи, подобно придавленной змее, с досадой выпускающей жало. Джон страдал больше других. Его крупное тело изрядно обливалось потом, а красное лицо напоминало лицо человека перенесшего апоплексический удар. Наташа переносила все тяготы туристической жизни стойко. Оправившись от неприятного осадка, полученного накануне вечером от разговора с Ричардом, Наташа решила продолжить начатую борьбу. Джудит с Ричардом были совсем не в восторге от сложившейся компании, но переносили присутствие Джона стойко. Даже обед в Мак-Дональдсе не испортил общий настрой на отдых в городе Риме.
Старинные здания производили сильные впечатления и присутствие в современном городе фантомов Римской империи не вызывало ни у кого сомнений. В воздухе смешивались запахи времен и дурманили голову, вызывая зрительные и слуховые галлюцинации. Среднестатистические туристы, аккуратно сфотографировав все достопримечательности, спокойно удалялись в свои пенаты и верили в реальность сделанных им снимков. Но такие впечатлительные натуры как Наташа, умудрялись слышать голоса великих императоров, изрекающих сильные фразы, типа: «Люди охотно верят тому, чему желают верить».
Итальянцы, а именно жители Рима гордились своей принадлежностью к великим корням, но не до фанатизма, как сделали бы американцы, превратив туристический город в культовый. Жители этого славного города приветливые и любезные люди, обладающие большим терпением и выдержкой. Имея не очень большие способности к иностранным языкам, они все же умудряются ответить на бестолковые вопросы туристов, где находится Мак-Дональдс, Колизей или отель.
Ознакомительная прогулка по городу должна была закончиться ночевкой в гостинице, которую любезно согласился подыскать им местный таксист. В высокий сезон, сказал местный житель, гостиницы переполнены, и свободные номера могут быть только в фешенебельных гостиницах, которые не доступны по ценам большим группам. Он привез их в красивый отель под названием «Гамбринус», расположенный недалеко от центра.
- Добро пожаловать в нашу гостиницу, - любезно сказал администратор.
Узнав, что свободные номера для двух пар американцев у них имеются, таксист многословно попрощался и удалился, оставив гостей в распоряжение работников отеля.
- Вам номера с матримониальной кроватью? – любезно спросил администратор.
- Ну, если других нет, - ответил улыбающийся Джон.
- Почему нет, есть один семейный номер. С двумя сообщающимися супружескими номерами. Вам понравится, - пообещал администратор.
Сдвоенный номер совсем не понравился Наташе, но громко сопротивляться она не решилась, зато успела кинуть на Джона уничтожающий взгляд. Несколько растерявшись, Джон замедлил шаг и вернулся к администратору. Пытаясь говорить негромко, он спросил по-французски, нельзя ли найти еще один одноместный номер. На это администратор ответил громким голосом на хорошем английском:
- Извините, свободных одноместных номеров у нас сейчас нет, но если завтра уедет турист из Швейцарии, я вам об этом сообщу.
Ричард с удивлением посмотрел на Наташу и подходящего Джона.
- Вы что, решили пригласить Поля в Рим? Вроде мы не договаривались задерживаться надолго, - спросил он.
- Нет, это не для Поля, это для меня. Я хотел сегодня выспаться, как следует, перед осмотром такого святого места как Ватикан. А Наташа, она мне мешает спать, - объяснил Джон.
- Чем это она мешает? – поинтересовался Ричард.
Джон сказал громким шепотом на ухо Ричарду:
- Она храпит. А я с детства просто не выношу храпа.
Наташа еле выдержала обстрел брошенных на нее презрительно-удивленных взглядов Ричарда и Джудит и опять пообещала себе убить Джона. Швейцар сопроводил их в номера и, получив чаевые, исчез.
- Кто-нибудь ужинать сегодня будет? – спросил голосом побитой собаки Джон.
Наташа не удостоила его ответом, а Джудит сказала, что не может есть так поздно, лучше с утра позавтракает пораньше. А Ричард предложил составить ему компанию в ресторан. Оставшись в номере одна, Наташа сразу заснула, на всякий случай, подвинувшись на самый край кровати.
Она проснулась и не узнала комнату, в которой находилась. Быть может, Джону удалось все-таки вчера найти другой номер в гостинице, и она в него переселилась. Встав с кровати, она вышла в коридор, чтобы найти остальных и позавтракать вместе. Длинный коридор, будто не имел конца. Странно, вчера ей показалось, что гостиница совсем небольшая. Возможно, существует другое крыло, которое пристроили к гостинице и она просто заблудилась. Наконец она услышала голоса людей и пошла на этот звук. В кухне у плиты возилась кухарка. За столом сидел мужчина и ел омлет.
- Когда же они встанут, собирались с утра поехать к портному, грозились выпороть, если вовремя не поспею приготовить лошадей, а сами не выходят из комнаты. Битый час просидел на дворе и все напрасно, - жаловался он.
- У нас теперь много чего поменялось. Ни обеда тебе вовремя, ни ужина. Целыми днями только и делаю, что жду, когда велят подавать. А им, видишь ли, не нравится разогретая еда, подавай другую, - вторила ему женщина.
Наташа приблизилась к ним и вежливо поздоровалась. Однако эти двое были так увлечены беседой, что попросту не заметили ее.
- Простите, вы не подскажете, где тут завтрак подают, я, вероятно, заблудилась и потеряла своих спутников, - сказала Наташа очень вежливо.
- Да, вот какие времена у нас наступили. Того и гляди откажут в месте. Придется опять в деревню уезжать. А там что – скука и темнота, темнота и скука. Что ж еще? – повторял мужчина, даже не обернувшись.
Они что – глухие или невежливые, задала себе вопрос Наташа. Может, у них большие проблемы и им не до нее сейчас? Вот кто-то к портному с утра собирался, да не поехал на лошадях каких-то. Это, видимо, местный слэнг. Иногда так машины называют. Что ж, надо поискать кого-нибудь из администрации или горничных, на худой конец.
Наташа пошла по единственному в этом крыле коридору в обратную сторону. Дойдя до его конца и не встретив ни одного живого человека, Джейн толкнула первую попавшуюся комнату, предварительно громко постучав, и увидела большую матримониальную кровать, на которой лежал Ричард с Джудит. Черт, Ричард сейчас разозлится, что я их беспокою. Наташа тихо попятилась назад, но услышала резкий окрик.
- Какого дьявола нас беспокоят! Я что, перестала быть хозяйкой этого дома? Ольга! – раздался грубый женский голос.
Наташа от волнения, не знала, что сказать в свое оправдание. В это время рядом прошла женщина, которая только что готовила на кухне омлет и кормила им водителя.
- Простите, хозяйка, но вы с утра просили подготовить лошадей, чтобы поехать к портному. Кучер давно ждет и не знает кормить их сейчас или еще подождать. Вы не дадите каких-либо указаний на этот счет? – спросила она.
- Я уже дала тебе указание, глупая твоя голова, не беспокоить нас с господином Ричардом, пока сами не встанем, - сказала грубо женщина, лежащая в постели с Ричардом.
Ричард изменяет Джудит, подумала Наташа. Что ж, это мне даже на руку. Может он еще и не женится на ней, тогда у меня будет шанс продолжить наши отношения.
- Хорошо, госпожа Мария, я больше не буду вас беспокоить, - услышала Наташа ответ женщины, тихо удаляющейся из комнаты.
Надо бы спрятаться за занавеской, повешенной над дверным проемом, чтобы они ничего не заметили, подумала Наташа. Что за странная мода вешать какие-то тряпки над дверьми. Такое только в Европе возможно. В это время Ричард сладко потянулся и громко зевнул:
- Дорогая, ты хорошо спала сегодня?
- Нет, милый, опять мне какие-то чайки снились, которые хотели заклевать меня. Одну точно звали Сарой, а другая просила называть ее рыбой. Представляешь, чайка мне говорила: «Я рыбка, золотая рыбка, это мое настоящее имя», - жаловалась Ричарду Мария.
- Бедная ты моя, надо поехать к лекарю или колдунов каких-нибудь позвать, чтобы прогнали этих злых духов, что так мучают тебя по ночам, - сказал ей Ричард и поцеловал в губы.
Да она же врет, хотела сказать Ричарду Наташа. Это не ее сны, а ее, Наташи. Она – золотая рыбка, а Сара – это Джудит. Там еще баклан был – Джон. Что она такое говорит, эта Мария? Но Ричард был занят, в это время он страстно целовал Марию. Его руки откинули шелковое одеяло, и стали гладить белое пышных форм тело Марии.
 
«Боже мой, что эта толстуха делает с моим Ричардом?» - подумала Наташа. Будь у нее, Наташи, такие телеса, она бы никогда в жизни не разделась. Лучше умереть старой девой, чем показать такие жировые складки на животе и спине. А этот жуткий целлюлит на интимных местах? Джейн стало обидно даже за Джудит. Все-таки стройная женщина и подтянутая, не то что Мария.
- Кто там еще?! – крикнула вдруг Мария.
- Там господин художник пожаловал, просит принять его, - ответил голос за дверью.
- Так прими, раз просит, - успокоилась Мария.
Рядом открылась дверь, и вошел художник с мольбертом. Игнорируя происходящее на кровати, он разложил мольберт прямо перед кроватью и начал делать наброски лежащей на кровати Марии.
- Ты можешь нарисовать меня в движении, Иван? – спросила Мария художника.
- Мария, я не могу, у меня исчезла вся энергия, - сказал Ричард.
- Оставь его в покое, толстая развратница! Разве ты не видишь, что он умирает? – кричала Наташа, выскочив из укрытия.
Ричард был абсолютно бледным, как будто кровь вылилась из его красивого тела.
- Ричард, Ричард! – звала Наташа.
 
Она проснулась от того, что по щекам не церемонясь ее бил Джон.
- Ты что, с ума сошел? Мне же больно! – кричала Наташа.
- Но должен же я был как-то разбудить тебя, - говорил Джон.
- Зачем разбудить? Там же Ричард погибает, - бормотала она бессвязно, но все же открыла глаза.
Наташа лежала на кровати в номере, который они вчера сняли. Рядом с ней стоял одетый Джон и почему-то участливо смотрел на нее.
- А где Ричард? – спросила Наташа.
- Спит еще. У себя в комнате. Вместе с Джудит. Ты так кричала во сне, что я испугался за тебя, - объяснил Джон.
- Ты хочешь сказать, что мне это все приснилось? И Мария? – спросила она Джона.
- Какая Мария?
- Ричард изменяет Джудит с Марией, и она выдает мои сны за свои, - вздохнула Наташа.
- А кто такая Мария? Я ее как будто не знаю, - поинтересовался Джон.
- Ну, она такая толстая и глаза у нее какие-то красные, - описала Марию Наташа.
- Красные? Это как у той вампирши на картине, которую нам подарили? – спросил он.
Наташа задумалась. Да, теперь понятно. Это ей приснилось. Женщина, которая увела Ричарда у Джудит, точно вампирша с картины Вермеера или Меегерена. Этого же не может быть, потому что не может быть никогда. Так решила Наташа и окончательно проснулась.
- Бедняга, тебе бы надо снотворного попить, посоветовал Джон.
- К черту, снотворное. Расскажи, лучше, почему ты вчера вечером так поздно шатался и где ты, собственно говоря, спал? – спросила Наташа, косясь на вторую половину кровати, вроде бы не смятую.
- Дорогая, я боялся попасться тебе на глаза, вот и сидел с Ричардом почти до утра в ресторане. Хорошо, что здесь уважают американцев. Нам разрешили даже полежать на диване, когда ресторан закрылся, - сказал жалостливо Джон.
- Ясно, ну а потом где ты был? Ты что, даже не раздевался сегодня? – допытывалась Наташа.
- Так я вот здесь, в кресле поспал еще немного.
- А Ричард где? – поинтересовалась Наташа.
- Не знаю, спит, наверное. Знаешь, он мне такую нотацию вчера прочитал, по поводу того, что я плохо с тобой обращаюсь, что я даже подумал, что он в тебя влюблен, - предположил Джон.
- Милый Ричард, он такой уязвимый. Мне надо больше уделять ему внимания, - посетовала Наташа.
- А я? Вот интересно получается, я стараюсь изо всех сил, приглашаю девушку покататься на яхту в Европу, предлагаю, можно сказать, всего себя, а она жалеет мужчину, который заморочил ей голову и бросил, - в шутку обиделся Джон.
- Джон, перестань играть со мной, ты все это делаешь для своей же пользы, не правда ли? Сознайся ведь, потешил свое самолюбие вчера в ресторане? – спросила она.
- Наташа, причем тут самолюбие? Почему ты думаешь, что я не могу в тебя влюбиться? Ты мне, правда, очень симпатична и я вполне мог бы стать тебе хорошим мужем.
- Джон, никогда! Я с тобой никогда не уживусь. Я тебя буду колотить всякий раз, когда ты начнешь рассказывать свои дурацкие истории и шутить, - Наташа запустила в него подушкой и заставила выйти из номера, пока она переодевается.
Наташа приняла душ, мысленно перебирая в уме происшествия этой ночи. То, что ей все приснилось – несомненный факт. Сейчас она видит, что никакого другого номера гостиницы не было. И таких длинных коридоров здесь не может быть, равно как и кухарки с кучером-водителем. Кстати, они говорили на русском языке. Во всяком случае, Наташа все понимала. А вот они ее не видели. Вообще никто не видел. А это значит, что ее там не было. Наташа отчетливо понимала, что это был очередной кошмарный сон, но, как она ни старалась, все не смогла избавиться от чувства тревоги за Ричарда.
Завтракали все в гостинице, а потом, взяв такси, отправились на экскурсию в Ватикан. Наташа очень хотела посмотреть знаменитую Сикстинскую капеллу и Собор Святого Петра. Народу было так много, что они едва не потерялись. Джон едва не вернулся в гостиницу, ворча и проклиная все на свете. Но войдя в Святая Святых, и пройдя по коридорам и залам, в которых совершаются священнодействия и принимаются судьбоносные решения, они почувствовали религиозный трепет, невольно охвативший их
При входе экскурсантам дали наушники, чтобы рассказ гида был лучше услышан. Один зал сменялся другим:
- Изначально музеи Ватикана создаются папой Клементом XIII в 18 веке. Он открывает Григорианский Музей. Несколько позже открывается Музей Скульптуры Пио-Клементино, а уже в 19 веке открывается Музей Кьярамонти, Григорианский Египетский Музей. Двадцатый век был ознаменован открытием Этнологического Миссионерского музей, где собраны материалы из католических миссий не европейских стран и Исторический музей и Собрание Современного искусства, - рассказывал экскурсовод.
Притихшие посетители переходили из зала в зал, не переставая удивляться великолепию созданных много веков назад шедевров, и думали о тех людях, которые многие годы собирали здесь экспонаты для потомков. В музее античности собраны греческие и римские скульптуры. В Пинакотеке в Бельведерском дворце собраны шедевры живописи XI – XIX веков. Библиотека хранит первые издания печатных книг и географические карты.
Вот и знаменитая Сикстинская капелла, с расписанным Микеланджело потолком. Потрясает картина Страшного суда, в которой черти тащат грешников с расширенными от ужаса глазами в ад. Видимо надо пересечь океан, чтобы увидеть воочию эти страдания и момент осмысления неправедно прожитой жизни. Вот он, результат бездумного существования и бездуховного прозябания человечества. Думая о влиянии рукописных творений мастеров на психику современного человека, Наташа мысленно согласилась с предположением Джудит о том, что многие картины поглощают живую энергию с единственно объяснимой целью продолжить свое существование на благо самого же человечества. Так, посмотрев на ужасы корчившихся людей, попавших на Страшный суд, сорок раз подумаешь о том, стоит ли грешить. Наташа была не только потрясена увиденным в музеях, но и чувствовала себя абсолютно опустошенной.
Все то время, пока группа слушала экскурсовода и переходила из зала в зал, не было возможности общаться и делиться впечатлением. Сейчас же на это просто не хватало сил. Даже Джон, отличающийся физической силой, громко прошептал на ухо Наташе:
- Любимая, если я сейчас же не лягу в кровать, я упаду. Давай договоримся, что до вечера придумаешь себе занятие, а я посплю в номере, не возражаешь?
Наташа не возражала. Она даже вздохнула с облегчением. Наконец-то можно остаться наедине со своими мыслями. Но тут заговорила Джудит.
- Наташа, ты не хочешь пойти по магазинам? Я думаю, что музеев на сегодня с нас хватит, я права? – обратилась она к компании.
- Спасибо, Джудит, но я и по магазинам больше не в состоянии ходить. Наверное, в Рим надо приезжать на неделю, как минимум. Одного дня просто ни на что не хватает, - вежливо сказала Наташа.
- Но мы же можем остаться здесь еще на несколько дней. Правда, Ричард?
- Знаешь, дорогая, давай все же придерживаться первоначального маршрута, и вернемся вечером на «Санта Марию». Я, честно говоря, готов уже завтра вернуться в Нью-Йорк. Но ради вас согласен еще на одну стоянку на острове Сардиния, - сказал Ричард.
Наташа была благодарна Ричарду за такое решение. Она и представить себе не могла, что еще раз заснет в этой гостинице. Хватит с нее сегодняшнего кошмара.
- Значит, со мной никого? – спросила Джудит.
- Нет, я в гостиницу – отдыхать, - сказал Джон.
- А я хочу пройтись по набережной, там прохладнее, - поделилась Наташа.
- Я с тобой, - сказал Ричард.
И они разошлись в разные стороны. Наташа была рада тому, что Ричард пошел с ней. После ужаса сегодняшней ночи, она безотчетно беспокоилась за него. У нее даже появилось чувство, что она в ответе за этого человека, который нуждается в ее помощи. Сам он этого еще не понимает, но она, Наташа, чувствует это. Женщины обладают интуицией в большей степени, чем мужчины. Они тихо брели по городу, не зная, что сказать друг другу. Неожиданно Ричард произнес:
- Наташа, я беспокоюсь за тебя, у вас с Джоном все в порядке?
- Конечно, - неуверенно сказала она.
- Он рассказывал тебе, что мы вчера вечером были вместе в ресторане? – спросил Ричард.
- Да, что-то такое говорил.
- Знаешь, он там напился и не хотел возвращаться в номер, - сказал Ричард.
- Да? То-то он сегодня быстро сломался. Даже на шутки не было сил, - пыталась пошутить Наташа.
- Скажи мне честно, вы не поругались? – в упор спросил Ричард.
- Нет, с чего ты взял, - уверила его Наташа.
- Тогда ответь мне, ты считаешь это нормально, когда муж напивается до чертиков и ложится спать в ресторане?
- Нет, это не порядок, - согласилась с ним Наташа.
- Тогда объясни, почему такое произошло вчера. Насколько я помню, твоей заветной мечтой является замужество. Ты хотела создать семью и в этом видела счастье, так? – строго спросил Ричард.
- Да, - неуверенно ответила Наташа, не понимая, к чему он клонит.
- Скажи откровенно, ты любишь Джона?
Вот оно, подумала Наташа. А если сейчас она расскажет ему всю правду, а он признается в том, что любит только Наташу и собирается расстаться с Джудит? Он сделает ей предложение и спросит, согласна ли Наташа Полянски стать женой Ричарда Роббинса? Наташа представила, как увлажняться ее красивые глаза от переполненных чувств и перенесенных душевных мук, и она осознанно и твердо ответит ему:
- Да.
- Тогда тебе придется научиться уважать моего партнера, потому что я не позволю так обращаться с человеком, которого уважаю, - твердо сказал Ричард.
Наташа не сразу поняла, что произнесла слово «да» вслух. Постепенно осознав ошибку, которую она совершила, она мысленно рвала на себе волосы и ругала последними словами за то, что упустила возможность признаться в том, что не любит Джона, а приехала с единственной целью – вернуть Ричарда. Но возможность была упущена. Оставалось смириться и ждать нового подарка судьбы. Если только эти подарки не лимитированы. Иначе, она не получит ничего, кроме досады на собственную глупость.
- Кстати, а где вы собираетесь жить? - поинтересовался Ричард.
- Мы еще не думали об этом, но может быть Джон согласиться поехать со мной в Россию. Тогда тебе не надо будет делить с ним бизнес. Ты останешься полноправным хозяином, - съязвила Наташа.
- Наташа, наши отношения с Джоном мы будем улаживать сами. Попрошу тебя в дальнейшем не встревать между нами. И меня не устраивает ваше переселение в Россию, потому что я не смогу контролировать ваши с ним отношения, которые обязательно отразятся на нашей работе.
- Что ты предлагаешь? – совсем перестала что-либо понимать Наташа.
- Вы должны жить в Нью-Йорке. У Джона есть хорошая квартира, которой вполне достаточно на первых порах даже для троих, - сказал Ричард.
На троих?! Не себя ли Ричард имеет в виду? Он что, решил контролировать их семейную жизнь днем и ночью?
- Я имею в виду ребенка, которого вы скоро ждете, - разъяснил Ричард.
- А что, Джон сказал тебе, что мы ждем ребенка? – Наташа была озадачена.
- Нет, ты сама мне сказала про ребенка. По-моему Джон даже не знает о его существовании, - сказал Ричард.
Еще бы, подумала Наташа. И не знала как ей выйти из этого затруднительного положения.
- Я тут подумал, что вам понадобятся деньги и решил, что могу помочь вам тем, что куплю у вас картину, которую подарил хозяин яхты. Когда вернемся, Джудит сделает оценку, и мы сможем оформить сделку. По рыночной цене, разумеется. Думаю, она достаточно дорогая и денег вам хватит надолго, - предложил Ричард.
- Нет, - невольно произнесла Наташа.
- Почему? – удивился Ричард.
Да потому что эта картина тебя погубит, хотела сказать Наташа. Эта картина-вампир, теперь-то она точно знает. На этой картине изображена Мария, которая изображает святую, читая книгу. На самом деле, она использует жизненную энергию живых людей. Видимо не всех людей, а только тех, которые не замечают, что их попросту используют.
- А что тебя привлекает в этой картине? – спросила Наташа.
- Даже не знаю, что тебе на это сказать. В ней есть что-то притягательное. Возможно эта женщина… Да, пожалуй, именно в женщине все дело, - уверенно закончил Ричард.
- Я даже не представляла, что тебе могут нравиться такого типа женщины, - растерянно начала Наташа.
- А что, ты ревнуешь? – его взгляд стал ироничным.
- Да не то, чтобы да, но ведь тебе нравились худые девушки, - сказала Наташа.
- Девушки – да. Но она не девушка. Я думаю, в ней скрывается масса сексуальной энергии, - Ричарду понравилось смущать ее.
Наташа решила перевести разговор на другую, более безопасную тему.
- Ричард, эта картина принадлежит нам обоим. Я имею в виду себя и Джона. Поэтому, извини, это решение нам надо принять совместно, - сказала она решительно.
- Конечно, ты совершенно права, - охотно согласился Ричард.
- Ну а как вы с Джудит планируете свою совместную жизнь? Ты говорил, что собираешься оставить фирму Джону и заняться другими делами, - перевела разговор Наташа.
- Да, говорил, но, взвесив лучше все аргументы, решил все же ничего не менять в своей жизни. В смысле работы, - подумав, добавил Ричард.
- Значит, мы будем встречаться с тобой на семейных торжествах и вечеринках? – спросила Наташа.
- Да, думаю, что тебе следовало бы подумать о работе, по крайней мере, до рождения ребенка, - сказал Ричард.
- Но у меня же есть работа, - начала Наташа.
- Работа в Нью-Йорке, - уточнил он.
- Даже не знаю, чем можно заняться в Нью-Йорке.
- Мы с Джоном расширяемся. Подумываем о том, чтобы переехать в другой офис и принять на работу секретаря. Если захочешь – эта должность твоя. Начни с малого, а потом посмотрим, - сказал Ричард.
Перспектива каждый день видеть перед собой женатого Ричарда и отвечать на звонки его жены, совсем не понравилась Наташе. К тому же она не собиралась выходить замуж за Джона и тем более рожать от него детей. Наташа задумалась над тем, как бы мягче отказать Ричарду, не забывая поблагодарить за заботу о ней. Однако Ричард понял молчание Наташи как согласие и продолжил свою мысль:
- Как вернемся, надо будет осмотреть несколько помещений под офис, которые нашла Джудит.
Они дошли до реки Тибр, которая является своеобразной границей между Римом и Ватиканом. Вода в реке Вечного города оказалась желто-коричневого цвета и дно не просматривалось. Не было видно и купающихся людей. Однако ветерок, подувший со стороны реки, приятно освежал. Вдоль реки, по набережной прогуливались туристы. Ричард предложил выпить кофе в одном из многочисленных кафе, и они устроились за столиком под зонтиком.
- Una tazza di caffe lungo e un caffelatte, per favore, - по-итальянски сделал заказ Ричард.
- Какие вы с Джоном полиглоты, он по-французски говорит, ты по-итальянски. Кстати, ты мне так и не рассказал, где выучил итальянский язык. В школе преподавали? – спросила Наташа.
- Как? Мне казалось, что я тебе рассказывал эту историю о девушке, которой признавался в любви в башенке, - сказал Ричард.
- Про девушку – да, а про итальянский что-то не припомню, - Наташа пыталась вспомнить разговор на пляже.
- Так это два звена одной цепи, девушка эта была кузиной Микеле, и я, чтобы понравиться ей, брал уроки итальянского, - улыбнулся Ричард.
Наташа почувствовала что ревнует. Это была нелогичная ревность к девушке, давно уже ничего не значащей для Ричарда. Но все равно было немного больно осознавать, что и до нее этот притягательный мужчина кому-то принадлежал. Его руки обнимали других женщин, и сердце его тоже принадлежало им.
Кофе был очень вкусным. Наташа попросила еще мороженого.
- Наташа, просто здорово, что ты совсем не заботишься о своей фигуре, а главное, не говоришь об этом, - мягко улыбался Ричард.
- А что, Джудит с утра до вечера печется о своей фигуре? – спросила Наташа, мысленно возвращаясь в реальный мир.
- Не то слово, она не только о своей фигуре заботится, но и о моей. Вечером сама не ест и мне не разрешает. Вот, посмотри, как я похудел.
- А ты, правда, осунулся. Какие-нибудь проблемы? – заботливо спросила Наташа.
- Да нет, ничего. Все со временем утрясется и придет в норму, - решительно сказал Ричард, убеждая в этом не только Наташу, но и себя.
Наташа не стала спрашивать, что именно утрясется. Сидя здесь, в римском кафе, она вспоминала день их знакомства в Лонг Бич. Она не могла выбросить из памяти его жаркие поцелуи, оставившие сладкий привкус на ее губах. Ни один человек еще не ласкал ее так страстно и нежно. Наташа смотрела на руки Ричарда и почти физически ощущала их прикосновение. Ей хотелось плакать. Прошло не так уж много времени с тех пор, а ей кажется, что она знает Ричарда уже давно. Может быть, знает всю жизнь.
- А ты помнишь, как мы сидели в кафе у Микеле? – спросил вдруг Ричард.
- Я помню тот день, когда я ждала тебя в кафе, а ты не пришел. Не пришел и на следующий день, и потом, - она не смотрела ему в глаза.
- Прости, Наташа. Я, правда, собирался тогда остаться на несколько дней, но Джон вытащил меня, буквально, пинками. Мне нужно было подписать один документ, на получение денег в банке, - Ричард явно чувствовал себя неловко.
Наташе не хотелось портить Ричарду настроение. К тому же, она давно простила его. Хотелось только спросить о Джудит. Думал ли Ричард о своей невесте, когда целовал Наташу в тот памятный для нее вечер? Но вопрос так и не прозвучал, она не решилась.
- Да ладно, Ричард, я не сержусь, - сказала Наташа, стараясь придать своему голосу большую долю безразличия.
- Спасибо, Наташа, - поблагодарил он ее.
Больше они не говорили о них. Они говорили каждый о себе и о предстоящей поездке на Сардинию. В целом, вылазку в Рим можно было назвать удачной, не считая кошмарного сна Наташи, подающего сигналы опасности. СОС! Надо быть начеку. Первое, что она сделает, это решит с Джоном как избавиться от картины. Опасность исходит именно со стороны этого странного подарка неизвестного художника.
- Ричард, скажи, пожалуйста, что представляет собой хозяин яхты? – спросила Наташа, когда они медленно брели по набережной в обратном направлении.
- Я его не знаю. Джон сказал, что это новый клиент, который хочет дать нам работу во время плавания по Средиземноморью. Предлагалось прибыть с подругами, которые смогут отдохнуть в то время, как мы работаем. Но ты и сама видишь, что его нет на борту. Вполне возможно, что задержали дела в Нью-Йорке. Честно говоря, я настраивался исключительно на работу, поэтому не знаю, как убить время в ожидании конца этого вынужденного путешествия.
- Странно, я думала это ваш постоянный клиент. Для человека, который только хочет нанять вас на работу, он слишком щедр. Ну хорошо яхта, если она ему принадлежит, то нет особой разницы в том, стоит она на приколе или плавает по островам. Но на лодке приготовлен хороший запас продуктов и напитков. А этот щедрый подарок – картина? Я до сих пор не могу оправиться от шока. Ведь если это подлинник Вермеера, то он стоит сотни тысяч долларов. Скажи, зачем незнакомому человеку делать нам такой дорогой подарок? – спросила Наташа.
- Ну, может ему понадобится какая-нибудь очень деликатная консультация. Или информация, - Ричард тоже выглядел задумчивым. – Вообще, надо потрясти Джона, может он что-то от меня скрывает.
Они добрели пешком до гостиницы и очень неохотно разошлись по своим комнатам. Наташа принялась будить своего шумного жениха, а Ричард ждал Джудит, которая, как предполагалось, занималась шопингом. Собравшись, наконец, все вместе они заказали такси и вернулись на лодку.
 
8
 
Яхта плавно покачивалась у берегов Сардинии. Наташа прекрасно выспалась и вышла на палубу позавтракать и позагорать. Джон с Ричардом плавали наперегонки, с шумом разбрызгивая совершенно прозрачную и теплую как парное молоко воду средиземного моря. Вокруг никого не было. Наташа свесила с яхты руку и закрыла глаза от наслаждения. Солнце сегодня не жарило, а мягко грело, чайки не кричали, а негромко разговаривали. Хотелось опять заснуть, вдыхая ароматы моря с доминирующим запахом водорослей. Появился Поль и поприветствовал Наташу по-французски. Он принес ей кофе, свежие бриоши и оставил все это на столике. Да это же рай!
Увидев, что Наташа уже встала, мужчины подплыли к яхте.
- Любимая, а ты не боишься, что твою маленькую ручку схватит акула? – прогремел Джон.
Наташа невольно выдернула из воды руку. Милого она себе женишка отыскала, подумала про себя Наташа. Веселый парень! Она, правда, его не искала, но это сути не меняет.
- Джон, прекрати свой солдатский юмор, в Средиземном море нет ни белых, ни тигровых акул, - сказал ему Ричард и поднялся на борт. За ним последовал Джон.
- С чего ты взял, что здесь не бывает хищных акул? Да, они тут не живут, но Средиземное море – не ограничено со всех сторон береговой линией, как озеро, например. Белые и тигровые акулы сюда проникают через Гибралтарский пролив. А вообще тут обитает 50 видов разных акул, - ответил ему Джон и развалился в шезлонге, развернутом к солнцу.
- Джон, это в Америке чаще акулы нападают на человека, а здесь – нет.
- Ричард, я сам лично читал в газете о том, что были случаи со смертельным исходом после укуса акул именно здесь в Средиземном море, - возразил ему Джон.
- Я не поленюсь и принесу тебе газету, в которой говорится, что акулы, обитающие в Средиземном море, не агрессивны по отношению к людям.
Ричард спустился в себе в каюту. Наташа принялась за свои бриоши, пытаясь восстановить свою нервную систему. Ну надо же испортить такое прекрасное утро. Нет, Джон действительно тяжелый человек, посокрушалась Наташа. Через минуту на палубе появился одетый в белые шорты загорелый Ричард. Наташа невольно залюбовалась им. Стройный, подтянутый, уравновешенный. Почти.
- Вот, слушай: акулы, обитающие в Средизнмноморье, считают человека «невкусным», считает итальянский естествоиспытатель Альберто Рекки. По его словам, в Средиземном море водится 45 видов крупных акул. Несмотря на то, что среди них есть даже такие хищники, как, например, белая акула, которая в других местах обычно заглатывает все, что попадается на ее пути, здесь по отношению к людям она ведет себя очень мирно, предпочитая на обед тунца. Далее он пишет, что случаи нападения акул все же случались. Однако трагически они не заканчивались, поскольку эти хищники, «попробовав» человека на вкус, тут же его «выплевывали» и уплывали в поисках более «вкусной» для себя пищи. Вот, - закончил чтение статьи Ричард.
- Ну и? Ты сам-то понял, что прочитал? В 1992 году одна такая хищница попробовала их известного кинорежиссера. Не спорю, потом, может быть и выплюнула, но конец был летальным. Для режиссера, разумеется. Акула даже не подавилась, - грохотал Джон, распугивая удивленных чаек.
Спор становился все жарче. Никто не хотел уступать. К счастью, на палубу поднялась Джудит. Она была в коротком пляжном халатике розового цвета, эффектно подчеркивающем ее яркую блондинистость. Наташа пожалела, что не прошлась вчера по римским магазинам. Ей-то пришлось выйти все в тех же пресловутых шортах, в которых она спасала Ричарда. Впрочем, они были ей дороги и к тому же шли, предельно обнажая ее стройные загорелые ноги.
- Что за спор? – спокойно спросила Джудит.
- Они решают, понравлюсь я на вкус белой акуле или она меня выплюнет, - объяснила Наташа, пытаясь прекратить спор между мужчинами.
- Ну и что решили? – заинтересовалась Джудит.
- Решили не искушать судьбу и отправиться на остров Сардинию познакомиться с его сардинами и сардинками, - сказала Наташа.
- Неплохо сказано, дорогая! Название остров получил действительно от слова «сардины».
- Рыбы хочется, - мечтательно произнесла Наташа.
Ричард многозначительно помахал головой.
- Я имею в виду, мне лягушки надоели, - пояснила свою мысль Наташа.
- Я так и понял. Джон, одевайся, сделаем вылазку на берег. Это место похоже на рыбацкую деревню. Вон лодки и сети. Здесь обязательно будет свежая рыба, - сказал Ричард, допивая свой кофе.
 
Остров Сардиния, как утверждают местные жители, именно то место, куда впервые ступил на землю Бог, наградив его удивительным пейзажем и чистым прозрачным морем. Это тот уголок, куда стремится душа итальянца, в предвкушении незабываемого отдыха. Жители острова, как любые другие островитяне, крайне вежливы с туристами, посещающими их поистине прекрасные места. Стоило Ричарду спросить о рыбе, с десяток рыбаков наперебой предлагали тунца и сардины. Рыба на вид была очень свежей, видимо выловленной этим утром. Джон, чтобы прекратить этот базар, сказал, что они не будут покупать у них свежую рыбу, они ищут какой-нибудь трактир где есть уже готовая рыба в виде блюда. Наконец, последний из рыбаков, увязавшийся за компанией туристов, отстал, и они смогли спокойно осмотреться. Вокруг были аккуратно вспаханные поля, засеянные пшеницей. Поодаль на пастбище паслись овцы и козы.
- Как мне нравится этот сельский пейзаж! – невольно воскликнула Наташа.
- А ты бы осталась здесь жить и работать? – спросила Джудит.
- Может быть, - подумав, сказала Наташа.
- А я – ни за что. Представь, что ты с утра встаешь и идешь доить козу. И так - каждый день. Лично я предпочитаю такие красивые пейзажи только на картинах. Да и то, только известных художников, - сказала Джудит.
- Я бы не стал хвалиться своей прагматичностью на твоем месте, - сказал неожиданно Ричард. – Наташа видит природу такой, какой ее создал бог, а не сквозь призму избалованного цивилизацией человека.
- Ты хочешь сказать, что я недостаточно романтична? Да, я – реалистка и никогда этого не скрывала, - раздраженно произнесла Джудит.
Джон многозначительно посмотрел на Наташу и увел ее немного вперед, пока Ричард и Джудит переругивались между собой. Вскоре, насладившись картинами природы в достаточной степени, компания американцев отправилась искать какой-нибудь трактир, чтобы пообедать. Отыскав маленькое семейное предприятие на три столика, они уютно расположились и остались довольны кухней. Насытив желудок, в хорошем настроении пары вернулись на яхту и устроили послеобеденную сиесту.
Наташа лежала на своей большой кровати и, улыбаясь, вспоминала, как Ричард пытался ее защитить. Как бы там ни сложилось, в конце концов, - думала она, - ей удалось-таки запасть ему в душу. Значит, не зря она отправилась в это авантюрное путешествие. Можно сказать, она даже не пыталась стать женщиной-вамп, а просто была сама собой. И именно такой понравилась Ричарду. Воспоминания о женщине-вамп, напомнили Наташе об опасности, грозившей Ричарду со стороны картины. Надо как-то избавиться от этой картины, иначе случится что-нибудь плохое, решила она.
Вздохнув, она встала с кровати и постучала в дверь каюты Джона.
- Джон, ты спишь?
- Нет, читаю. Заходи, - пригласил Джон.
- Спасибо. Знаешь, что я хотела у тебя спросить?
- Нет пока, но догадываюсь, - ответил Джон.
- Правда? И что ты об этом думаешь?
- Думаю – да.
- Перестань, Джон. Я хотела у тебя спросить о картине. Ты не будешь против, если мы ее продадим? А то она мне совсем покоя не дает? – объяснила Наташа.
- Да нет, конечно. Хоть эта читающая матрона и не производит впечатление женщины с комплексами, она все же совсем не в моем вкусе, - улыбнулся Джон.
- Вот и славно. Вернемся и выставим ее на аукцион.
- Хорошо, дорогая, как скажешь, - дурашливо проговорил Джон.
- Прекрати Джон, никакая я тебе не дорогая, а деньги, вырученные с продажи – поделим пополам. Кстати, где картина?
- Как где? А разве она не у тебя?
- Почему она должна быть у меня, если мы именно здесь ее поставили. Вот в этот угол, - показала рукой в угол Наташа.
- Я думал, что ты ее переставила к себе, - растерялся Джон.
- Зачем это мне понадобилось бы?
Наташа вернулась в свою каюту и внимательно ее осмотрела. Картины не было.
- Может быть, ее кто-нибудь взял посмотреть? Например, Джудит. Она же говорила, что нужно сделать экспертизу, - предположил Джон.
- Давай спросим у нее, - Наташа собралась идти в каюту Ричарда и Джудит.
- Нет, так нельзя. Они могут сейчас спать, или еще чем-нибудь заниматься.
- Спасибо за чуткость, Джон, - обиделась Наташа.
- Я хотел сказать, давай подождем до вечера. Может она еще найдется. Вдруг завалилась куда-нибудь, - Джон еще раз осмотрел каюту.
- Ну вот, я так и знал. Она под кроватью. Видимо, Поль убирал тут и положил ее подальше, - Джон достал картину из-под кровати.
Но там была всего лишь рама. Картина исчезла. Сейчас это стало очевидно даже Джону. Наташа отправила его к Полю, узнать, не убирал ли тот в их каюте. Джон вернулся с неутешительными новостями: Поль не заходит в каюты пассажиров.
 
В 19.00 пассажиры собрались в кают-компании. Поль принес, как всегда ужин, напитки находились в баре каюты. Наташа была растеряна. С одной стороны, она радовалась, что не видит больше этой картины, сила которой утрачивалась без владельцев-доноров. С другой стороны, ее отсутствие пугало Наташу еще больше. Джон налил всем вина и спокойно спросил Ричарда:
- Ричард, ну и что ты решил, купишь у нас картину?
- Принеси-ка ее еще раз, я хочу посмотреть.
- А разве ты не забрал картину себе в каюту? – спросил Джон.
- С чего ты взял? – удивился Ричард.
- Ясно, Джудит, ты, конечно, тоже ничего не брала? – на всякий случай спросил Джон.
- Конечно, Джон. А что ты хотел? – недоумевала Джудит.
- Господа, у меня для вас неприятная новость: из нашей каюты была украдена картина. Та самая, которую подарил нам хозяин «Санта Марии» на помолвку, - сообщил Джон.
- Что значит - украли, когда? – спросил Ричард.
- Этого мы еще не знаем. Наташа обнаружила пропажу несколько часов назад. Мы не стали вас беспокоить, решили подождать до ужина. Я, честно говоря, надеялся, что картина у вас, - сокрушенно сказал Джон.
- Джон, разве я когда-нибудь брал твои вещи без спроса? – удивился Ричард.
- Ну, ты хотел купить у нас картину. Мог и взять, чтобы показать Джудит и посоветоваться, - предположил Джон.
- Нет, Джон, я ни в коем случае не мог так сделать, - ответил ему Ричард.
- Хорошо, а Джудит? – Джон посмотрел на Джудит.
- Что? – спросила девушка.
- Ты не брала картину?
- Какую картину? – спросила Джудит.
- Ту самую, которую нам подарил хозяин. Ты еще подозревала ее в вампиризме, - в упор спросил Джон.
- Кого подозревала? – удивилась Джудит.
- Картину, конечно. Не Наташу же, - не унимался Джон.
- Джон, я не забрала из вашей каюты картину. Я вообще ничего оттуда не забирала. Я понятия не имею, как выглядит ваша каюта. Тебя устраивает такой ответ? – спросила Джудит.
- Хорошо, если Ричард не брал, ты не брала, то кто взял картину? – спросил Джон.
- А что ты на меня смотришь? Думаешь, мне нужна эта картина? – спросила Джудит.
- Ну, если она здесь и нужна кому-то – то только тебе. Ты искусствовед, знаешь ей цену, - глядя на нее в упор, сказал Джон.
- Джон, послушай, зачем Джудит красть у вас картину, если я собирался ее купить, - сказал Ричард.
- Ричард, ты сказал – красть? – удивилась Джудит. – Это шутка?
- Какие тут шутки? Мы должны признать то, что картина кем-то украдена, - сказал Ричард.
- В таком случае, надо вызвать полицейских и пусть они ищут вора, - сказала Джудит.
- Давайте успокоимся и разберемся в том, что тут произошло. Наташа, а ты уверена, что картина исчезла? Может быть, ты плохо ее искала? – спросил Ричард.
- Она искала хорошо. Я проверил обе каюты. Там ничего нет, - сказал Джон.
- А вы не спрашивали Поля? Может быть, он убрал картину в другое помещение? – предположил Ричард.
- Спрашивали, он не заходил в каюты, - сказал Джон.
- Надо осмотреть всю яхту, чтобы убедиться, что картины точно нет на борту, - продолжал Ричард.
- Хорошо, давайте сделаем это завтра с утра. Сейчас все равно ничего не видно, - согласился Джон.
Они попрощались и разбрелись по своим каютам. Говорить больше не хотелось, но мысли о картине не давали покоя.
Наташа не сомневалась, что ночью ей приснится сон, в котором будет какая-нибудь подсказка. Ясно одно, картина пропала, значит, за Ричарда она может быть спокойна. Что касается Джудит, все возрастающие разногласия между женихом и невестой и подчеркнутое внимание Ричарда к ней, давали ей надежду на успешное завершение путешествия. Наташа, обласканная вниманием обоих мужчин, почувствовала себя, наконец, сильной и уверенной женщиной. Правда, предстояло еще сделать признание в том, что она вовсе не является невестой Джона и уж совершенно определенно не ждет от него ребенка. Наташа старалась не думать о грустном. Зачем портить себе праздник? Она засыпала, думая о Ричарде.
 
Утро было таким же прекрасным, что и вчера. Опять синее-синее небо, спокойное море и ласковое солнышко. Наташа чувствовала себя отдохнувшей и способной перевернуть горы. Быстро вскочив на ноги и наскоро умывшись, она поднялась на палубу. Оказалось, что все пассажиры уже завтракают и некоторые уже успели поругаться. Речь идет, конечно, о Джоне и Ричарде, которые обсуждали актуальную на данный момент тему пропажи картины.
- Я уже говорил тебе, что мы не можем подать заявление в полицию о пропаже картины по самой простой причине – у нас нет на нее документов, - горячо говорил Ричард.
- Я думаю, что документы прилагались к письму, и они тоже были похищены. Что доказывает, что это хорошо запланированная кража ценностей, - уверенно произнес Джон.
- Джон, ты с ума сошел, кого ты подозреваешь? – удивился Ричард.
- Кого я подозреваю? Одного из нас, - ответил Джон и пристально посмотрел на присутствующих.
- Себя тоже? – улыбнулась Джудит.
- Себя – нет, а тебя подозреваю больше всех, - прямо сказал Джон.
Наташа, пытаясь прервать этот разговор на опасную тему, спросила, где ее кофе. Джон, немного успокоившись, налил ей кофе и спросил, как она спала. Наташа ответила – прекрасно. Прекрасно! Она действительно спала прекрасно. Сны ей не снились и она высыпалась. Последний бредовый сон ей приснился в Риме. О чем это может говорить? Да о том, что картины на борту нет, и она пропала где-то в Риме.
- Давайте обыщем яхту. Вдруг мы еще найдем картину, - предложила Натаща.
- Мы уже с утра перерыли яхту вдоль и поперек. Картины здесь нет, - поделился с ней Джон.
- Тогда она пропала в Риме, - робко предположила Наташа.
- Почему ты так думаешь? Ты что-нибудь видела? – спросил Ричард.
- Да, я видела сон. Это было в Риме. Больше мне ничего не снится, значит, картина осталась там, - уверенней сказала Наташа.
- Это всего лишь предположение, мы не можем на него опираться, - с сомнением произнес Ричард.
- А я верю в женскую интуицию, - упрямо сказал Джон.
- Совсем недавно ты не хотел верить рассказам Джудит о вампиризме картин, а теперь требуешь, чтобы мы доверились сновидениям Наташи? – с насмешкой спросил Ричад.
- А у тебя есть другие предложения? – вызывающе спросил его Джон.
- Есть. Надо как следует допросить Поля. Твой сомнительный французский дает мне основания думать, что мы упустили какую-то важную информацию с самого начала, - ответил ему Ричард.
- Если ты говоришь по-французски лучше – флаг тебе в руки! – обиделся Джон.
- А как насчет того, чтобы найти профессионального переводчика? – предложил Ричард.
- Ты полагаешь, что я не знаю, как слово «картина» произносится по-французски? – не унимался Джон.
- Я хочу узнать у него, не было ли к записке сопроводительных документов, и что он делал, когда мы были в Риме, - объяснил Ричард.
- Хорошо, пока мы не нашли переводчика, я спрошу у него сам, - сказал Джон и пошел за Полем.
Через минуту он буквально силой притащил на палубу Поля и начал задавать тому вопросы по-французски. Поль ответил, что никаких документов к картине приложено не было. Только письмо. Саму картину доставил какой-то человек из службы доставки, француз. Яхту Поль не покидал ни на минуту, за это он и получает зарплату. Что он думает по поводу пропажи картины? Ему случалось слышать странные истории. Например, о Бермудском треугольнике, где пропадают целые корабли.
Ничего больше не добившись от француза, Джон отпустил его и вконец обессиленный, демонстративно сел в шезлонг загорать.
Наташа была сильно озадачена тем фактом, что на картину не было никаких документов, подтверждающих ее принадлежность. Странный подарок, подумала она. Если бы у них были права владельцев картины, можно было бы заявить в полицию о ее пропаже. Если картина не найдется, они могли бы получить страховку. Минуточку!
- А была ли картина застрахована? – спросила вслух Наташа.
- Хороший вопрос, Наташа, это мы можем узнать только у бывшего хозяина картины. Если картина застрахована, а документов на новых владельцев нет – страховку получит ее прежний хозяин, - улыбнулся Ричард.
- И незачем было подозревать друг друга, - проворчала Джудит.
- Надо как можно быстрее найти хозяина и все ему рассказать, - предложила Наташа.
- Вы что, действительно не понимаете того простого факта, что если владелец заявит о продаже картины, мы будем подозреваемыми номер один? – спросил Джон, не меняя позы и не открывая глаз.
- Ты прав, мой друг, поэтому расскажи, пожалуйста, с кем ты заключил эту подлую сделку? Назови имя клиента, который заманил нас всех в эту ловушку! - потребовал Ричард.
Джон выглядел озабоченным, что было совсем не свойственно его натуре. На лице его отобразился долгий мыслительный процесс.
- Джон, я жду ответа. Что за человек, который нанял тебя и входишь ли ты с ним в долю, или ты просто идиот, которым можно воспользоваться в преступных целях? – Ричард был бледен, глаза встревожено блестели.
- Ричард, дело в том, что я не знаю имя клиента. Все произошло следующим образом: однажды в офисе раздался звонок и человек, который представился мистером Биллом Доббинсом, сказал, что имеет от одного нашего клиента самые положительные отзывы о работе конторы «Роббинс и Смит». У него было для нас дело, гонорар за который определялся шестизначной цифрой. Я, разумеется, ухватился за такого ценного клиента, даже не спрашивая о сути дела. Согласись, это был лакомый кусочек, учитывая то, что наши запросы в последнее время стали расти, а поступаемые гонорары не увеличивались. Так вот, мистер Доббинс сказал, что для начала он хотел бы устроить себе маленький отпуск и пригласил нас с тобой на яхту «Санта Мария». На яхте планировалось обсудить дело и подписать контракт. Четыре билета были оплачены в один конец и ждали нас в кассе аэропорта Кеннеди, как ты уже знаешь. Оставалось вписать фамилии и определить дату вылета. Это все, что я могу сказать по этому делу, - сказал серьезно Джон.
- Раньше ты говорил мне, что это наш старый клиент. На кого же из них сослался мистер Доббинс? - спросил Ричард.
- Извини, Ричард, он сказал «по рекомендации одного нашего клиента». Я так был загипнотизирован суммой будущего гонорара, что не обратил внимания на эту деталь, - сказал сокрушенно Джон.
- Джон, ты понимаешь, что из-за твоего головотяпства, мы сейчас все в опасном положении?
- Я думаю, что ты немного преувеличиваешь. На данный момент нет никаких доказательств того, что мистер Доббинс – нечестный человек. Билеты мы получили, правда, в один конец, но может быть подразумевалось, что остальное вычтут из нашего гонорара. На яхте нас ждали: у нас прекрасные каюты, еды и вина вдоволь. Мы прекрасно проводим отпуск. Что касается картины – а была ли у нас какая-нибудь картина? – Джон выразительно посмотрел на присутствующих.
- То есть как «была ли»? – вмешалась Наташа.
- Ты внимательно читала письмо? – спросил ее Джон.
- Ну в той части, которая касается истории картины – да, - растерялась Наташа.
- А я, как профессионал, помню все детали этой записки. Там не стояла подпись. Только обращение: Дорогие Джон и Наташа, - сказал довольный собой Джон.
- И что это могло означать? – спросила Джудит.
- Что записка ничего не доказывает. Что письмо мог написать кто угодно. Да хоть Поль, - торжественно произнес Джон.
- Поль не говорит по-английски, - заметила Наташа.
- Ну хорошо, Поль - это неудачный пример. Однако отсутствие подписи, говорит о том, что у нас нет никаких доказательств, что это письмо написал мистер Доббинс. А если он ничего нам не писал, значит, у нас не было никакой картины, пояснил Джон.
- А Поль? Ведь он лично принес нам в кают-компанию эту картину, рамка от которой, до сих пор валяется у меня под кроватью? – не унималась Наташа.
- Рамку надо выбросить за борт и дело с концом, - решительно сказал Джон.
Все замолчали, переваривая эту информацию. Настроение у пассажиров было одинаково плохим.
- А может быть один из нас все же взял эту чертову картину? – неожиданно спросил Ричард.
- И кого ты подозреваешь? – недовольно спросила Джудит.
- Да вот хоть тебя. Тебе же понравилась эта картина. Ты даже просила купить ее у Джона и Наташи, до того, как она будет выставлена на аукцион, - сказал Ричард.
Слова Ричарда приковали внимание присутствующих к Джудит. Она почувствовала на себе враждебные взгляды и невольно съежилась.
- Что ты скажешь в свое оправдание, Джудит? – спросил Джон тоном прокурора.
- Ничего, - ответила Джудит. – Мой интерес к картине был чисто профессиональным и ничего больше. Да, я хотела ее купить, но, разумеется, не украсть.
- А чем ты докажешь, что не украла картину? – спросил Джон.
- Обыщите мои вещи, и вы убедитесь, что там ничего нет, - ответила Джудит.
- Значит, ты ее уже передала сообщникам, - не унимался Джон.
- Каким сообщникам? Я не говорю по-итальянски, - удивилась Джудит.
- Вот ты и выдала себя, - обрадовался Джон. – Значит, ты продала картину в Риме. Кстати, ты полдня ходила за покупками, могла за это время встретиться и со скупщиками краденного.
- А картину я с собой в Ватикан брала? Я же оттуда пошла по магазинам, - оправдывалась Джудит.
- Нет, не получается, у Джудит не было в Ватикане большой сумки, - сказала Наташа.
- Она могла вернуться в гостиничный номер на такси и взять там сумку с картиной, - предположил Джон.
- Джон, почему ты так уверен, что Джудит могла украсть картину? – спросила Наташа, которой был крайне неприятен весь этот разговор.
- В самом деле, Джон, а почему бы тебе самому не рассказать, что ты делал после посещения Ватикана, ведь у тебя тоже были мотивы украсть картину, - неожиданно спросил Ричард.
- Какие же? – опешил Джон.
- Например, единоличное владение картиной, - сказал Ричард.
- А зачем мне единолично владеть картиной, когда мы с Наташей собираемся пожениться? – спросил у него Джон.
- Да кто тебя знает, зачем тебе это. В нашей компании только у нас с Наташей есть алиби, - упрямо твердил Ричард.
Наташа от неожиданности лишилась дара речи. Неужели это не шутка, неужели Ричард всерьез подозревает Джона? На самом деле, это именно она, Наташа, хотела избавиться от картины. Эта картина нарушала ее душевное равновесие и угрожала Ричарду. Если бы картина не пропала самым таинственным образом, то она могла бы ее…
- Я знаю, куда делась картина, - сказала Наташа самым решительным тоном.
На лицах пассажиров было написано удивление.
- Она исчезла.
Хохоток Джона нарушил возникшую тишину.
- То, что она исчезла и коню понятно, а вот кто помог ей исчезнуть?
- Помните, я рассказывала вам о картинах-вампирах? Существует версия, что при раскрытии ее тайны, картина внезапно исчезает, - неожиданно вставила Джудит.
- Неплохая версия, давайте будем ее придерживаться, на тот случай, если нас станут допрашивать в полиции, - сказал Джон.
- Джон, прекрати свои шутки, сейчас вовсе не до смеха, к тому же вспомни, это именно ты втянул нас в грязную историю, которая не должна была произойти, если бы у тебя были мозги. Когда будешь у Гудвина – попроси их хотя бы напрокат, - проворчал Ричард.
- Хорошо, признаюсь, это я во всем виноват. Я привез вас во Францию, устроил на «Санта Марию», показал Ватикан, остров Корсику, Сардинию, собираюсь везти на Сицилию – родину итальянской мафии…, - Джон ненадолго замолчал, а потом задумчиво произнес. – А почему все-таки билеты в один конец?
Copyright: Анжелика Дозорцева, 2011
Свидетельство о публикации №273117
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23.12.2011 13:40

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
МСП "Новый Современник" представляет
Елена Крылова
Шмели
Наши новые авторы
Анна Демина
Цыганский табор
Философия времени
Ирина Азарова
Проснуться и увидеть новый день
Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"