Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 4








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет. Истории
за нашим столом
Миниатюра-змейка
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Мария Сидлер
Объем: 22356 [ символов ]
Материнский инстинкт
А помню ли я себя иной?
Редко, очень редко всплывают в памяти обрывки жизни до… До того, как я стала такой… Иной…
Виной всему рождение близнецов. Или нет, не так. Я родила и сразу – близнецов. В наш век продвинутой медицины сделать это не проблема даже после пятидесяти лет. Хотя я, конечно, не затягивала так долго с обзаведением потомством. Тридцать вполне подходящий возраст, по-моему. Замечательный возраст, чтобы стать мамой. Тем более что инкубаторная камера выполняет за будущую мамочку большую часть работы. Главное - не забывать каждое утро наведываться в инкубатор и проводить несколько часов в релаксе вместе с развивающимся в камере эмбрионом. В моём случае – сразу двумя. Огромный живот, токсикоз, и родовые муки остались лишь в памяти наших бабушек. Машина вполне способна заменить удобное место в животе матери для развития ребёнка. А общение нужно для установления эмоциональной связи между зародышами и биологической матерью. Отец тоже может приходить. Но… для многих мужчин это слишком сильное потрясение – видеть ребенка до того, как тот родиться.
К слову сказать, что зачатие врачи всё-таки по-прежнему рекомендуют производить по старинке, контактным способом – опять же для лучшей связи родителей и детей.
В общем, в положенный срок, после 9-ти месячного томления, мы с мужем забрали наших новорожденных из инкубатора. И потекла жизнь, заверченная вокруг малышей в тугую спираль, точно орбита вокруг планеты. Памперсы, кормления, прогулки… Неизменный ещё с времён пра-пра-пра… прабабушек процесс. И хотя прогресс и здесь предлагает помощь в виде робо-нянь и прочих технических штучек, я была непреклонна – только живая мамина забота. Ну, если только воспользоваться автоматической люлькой… И мониторингом здоровья малыша…
Уставала ли я? Конечно! Никакие технические новинки не могут успокоить вечную материнскую тревогу за своё чадо! Тем более, когда детей двое, ответственности тоже в два раза больше. И моими спутниками стали недосып, усталость и полное погружение в незатейливую пока жизнь крошек.
Вы, наверное, замечали, что молодые мамаши всегда страшно взбудоражены, готовы по первому требованию малыша вскочить и бежать? Так вот, поверьте, это извечный «мамочкин инстинкт» . Я-то знаю!
Каждый день, каждую ночь, каждый час, минуту во мне бушевали психические войны и нервные клетки гибли полками в неравных сражениях со стрессом. К тому времени, как близнецам исполнилcя годик, я казалась совершенно, то есть абсолютно измотана…
-Милый, покорми близнецов ужином… Не забудь разогреть овощное пюре… Я немного посплю… - через силу выдавливала из себя слова и без сил валилась в объятия морфея, как только муж переступал порог дома, возвратившись с работы. Но не успевала кровать настроиться на мои био-ритмы, как я уже вскакивала, задыхаясь от тахикардии:
-Кто из близнецов только что плакал? – и неслась в детскую, не слушая комментариев мужа о том, что некоторые мамочки слишком мнительны.
Но, даже удостоверившись, что с сыновьями всё в порядке и они мирно посапывают в кроватках, переваривая ужин, я не могла вернуться к так необходимому мне отдыху – материнский инстинкт подстёгивал, заставлял тревожиться, даже когда к этому не было ни малейшего повода.
К пятилетию близнецов я, вероятнее всего, в глазах окружающих походила на рефлексирующую истеричку. Дергая себя и детей, и всех, кто нас окружал в тот момент, я приносила больше вреда, чем пользы. Но могла ли сама оценить собственное поведение?
Мне казалось, что стоит хоть на секунду выпустить мальчишек из вида, как с ними случится нечто ужасное. В лучшем случае – упадут с пневмо-качелей.
-Антон, не лезь на горку! – истошно вопила я на весь двор, одновременно стаскивая второго сынка с симулятора аэрополётов. Поставив Мишеньку в безопасное место, я вихрем мчалась через детскую площадку ловить Антошку, готовящегося уже съезжать с турбо-горки.
Мамаши, бабушки, няни прочих детей, мирно беседующие сидя на лавочках, и лишь изредка посматривающие, чем занимаются их чада, смотрели на мои метания, как самое смешное представление. Уж они-то знали всё о безопасности детей. Так им казалось.
Болезни детей повергали меня в панику и депрессию. Я переставала спать ночами и лишь бесцельно ходила по дому, ежеминутно поглядывая в мониторинг здоровья, чтобы отследить динамику температур и проконтролировать систему лечения. Я бесконечно телеинформила врачам, отчитываясь о состоянии здоровья близнецов и выпытывая обо всех новейших разработках лекарств.
А когда Антону и Мише пришло время идти в школу, я вовсе перестала спать и есть. Мысли об их будущем засасывали меня в чёрную воронку отчаяния. Я же не смогу быть всегда рядом, помочь, подстраховать…
В один совсем не прекрасный день я не встала с кровати. Напрасно муж включил режим вибромассажа, пытаясь размять моё сведённое судорогой тело. Напрасно дети ныли: «Мама, вставай, пожалуйста, мы кушать хотим!» Напрасно, поняв, что домашние методы не помогают, муж вызвал врача. Хотя, в свете последующих событий, может именно это было и не напрасно…
-У вашей жены сильнейшее переутомление, вызванное, вероятно, полным истощением нервной системы. Она часто в последнее время нервничала? – чужой голос донёсся до моего сознания.
-Она постоянно на взводе… Боится за детей, переживает как они поели, поспали, не заболели… - скорее почувствовала, чем услышала я горестный вздох мужа.
-Понятно… Материнский синдром – чрезмерное обострение материнского инстинкта, как следствие, перерастающего в различные психические расстройства и фобии. Ваша жена ведь боялась, что с детьми что-то может случиться?
-Да, она всегда опасалась за жизни сыновей…
-Предполагаю, что, говоря по-простому, её хватил нервный паралич… Что ж давайте-ка перенесём пациентку в мой аэромобиль – придётся ехать в стационар. Надо взять анализы, провести исследования…
-Это надолго?
-Думаю – да. Рекомендую привлечь к уходу за детьми бабушек или няню. Вашей жене придётся долго восстанавливаться ещё и после лечения.
Помню, как я лежала в медицинской капсуле: абсолютная тишина и темнота. Через некоторое время мнится, что паришь где-то в космическом пространстве… и все проблемы, тревоги, заботы остались где-то очень далеко. Наверное, меня сканировали и исследовали. Кажется, пытались погружать в искусственный сон. Вроде бы, тормошили моё окаменевшее тело уколами и массажами. Но я оставалась ко всему безучастной. Даже о близнецах я не думала в тот период. Кажется…
…-Всё-таки я настаиваю на коматозном состоянии пациентки! Все признаки комы средней тяжести присутствуют.
-А я думаю, что это просто защитная реакция нервной системы на истощение. Дайте ей возможность отдохнуть и всё восстановиться!
-Как она может «отдохнуть», если уже месяц находится в странном состоянии полусна, не двигается, не говорит! И даже в глубокий искусственный сон погрузить её не удаётся!
-А что скажет наш молодой коллега? Вас, кажется, направили к нам на консилиум от Центра Экспериментальной медицины?
-Да, наш центр занимается экспериментами в области восстановления человека после различных травм, несовместимых с жизнью.
-Но, позвольте, у нас не травма, у нас – кома!
-Не у вас, а у вашей пациентки коматозное состояние, в которое она впала после длительного нервного переутомления. Наш центр предлагает индивидуальное лечение данного диагноза. И, если эксперимент пройдёт успешно, то в дальнейшем мы сможем применять его в обширной практике.
-В чём состоит суть вашего предложения? Мы с коллегами по не поняли, что собственно, надо делать?
-Во-первых, разрешите напомнить, что вы не можете вывести пациентку из состояния, в котором она сейчас пребывает, уже месяц. Равно, как не можете делать прогнозы, что она вообще когда-нибудь вернётся к обычной жизни. Равно, как нет гарантии, что, даже выйдя из комы, она после какого-нибудь очередного нервного срыва снова не впадёт в тоже состояние, только, скорее всего, с необратимыми последствиями. Во-вторых, среди мамочек, особенно не слишком молодого возраста, подобная истерия наблюдается довольно часто и приводит иногда к гибельным последствиям, как для самой родительницы, так и для её детей. Наш центр предлагает подготавливать будущих матерей к стрессоустойчивости. А на данном этапе – восстановить организм этой пациентки и оградить её от подобных состояний в будущем. Предвосхищая ваши вопросы, скажу, что методика пока держится нами в тайне. С мужем пациентки я уже поговорил, и он дал согласие на эксперимент. Детям нужна мать, а не овощ!...
…Каков он, момент рождения нового человека? Память не позволяет запомнить детали своего появления на свет. Возможно, просто милосердно стирает ту боль, которая сопровождает этот процесс, а, возможно, скрывает таинство.
Зато я запомнила своё перерождение. Боли не было. Лишь яркий свет вокруг: впереди, по бокам, сзади и, как будто, даже внутри. Свет заполнял всю вселенную, свёрнутую до размеров моего тела.
Я открыла глаза и поняла, что в моей жизни всё отлично! Я чувствовала себя прекрасно, свежей и отдохнувшей. Неужели подобный замечательный эффект даёт простой сон?
Следующая мысль – близнецы! Сколько я времени я провела здесь, в больнице? А кто с моими мальчиками?! Одновременно, я отстраненно отметила, что мысль о детях не вызывает привычного учащенного сердцебиения, равно как панического состояния: «Скорей, скорей бежать к ним!!!!»
Вместо привычных резких мыслей и действий, я вдруг спокойно подумала: «Надо позвонить мужу и расспросить о мальчишках».
Дверь тихо палаты открылась и молодой врач, входя, бодро воскликнул:
-О! А наша мамочка пришла в себя! Отлично!
-Доктор, я хочу позвонить мужу, узнать о детях.
-А зачем звонить? Мы знали, что сегодня вы придёте в себя и пригласили его забрать вас домой. Так что одевайтесь, ваш муж ждет вас за дверью!
-Хорошо, что вы меня выписываете так быстро.
-Всё зависящее от нас мы уже сделали. Вы ведь себя хорошо чувствуете?
Я кивнула.
-И отлично! Будете приходить на осмотр раз в месяц. Пойду, сообщу вашему мужу, что вы выйдете через несколько минут. До свидания! – и он так же тихо прикрыл за собой дверь.
Я осталась одна, с некоторым удивлением осознавая, что даже радостное известие о том, что скоро буду дома, не вызвало во мне особенных эмоций. Тем не менее, я оделась в чистую одежду, которая ждала меня на стуле и действительно через каких-то полчаса мы с мужем перешагивали порог родного дома.
-Мама! Мама! Мама приехала! – близнецы-сорванцы бросились мне на шею. В гостиной на диване вежливо растягивала губы в улыбке няня.
-Так, няня нам больше не нужна, – сказала я, крепко прижимая к себе худенькие спинки сыновей.- Вы выросли. Я по вас соскучилась.
За всеми восторженными приветствиями детей няня наблюдала всё с той же холодноватой полуулыбкой, которая будто резиновая, была приклеена к её лицу. Да что там – она и была силиконовой – когда няня встала с дивана, по скованной походке и немного неестественным механическим жестам я распознала робо-няню, особый, очень совершенный вид роботов, выглядящих так же как человек, но не имеющих того эмоционального заряда, который есть у людей.
«Моих детей больше не будет воспитывать бездушный робот» - подумала я отстраненно.
Чуть позже, после всех домашних хлопот, когда дети сытые и счастливые от того, что мама снова с ними, легли спать, мы с мужем остались наедине.
-Удивительно, я настолько хорошо себя чувствую, что даже как-то не верится, что провела целый месяц в больнице. Мне спокойно, – мой голос звучал, даже для меня самой, равнодушно.
-Ты точно не чувствуешь в себе прошлой нервозности? – озабоченно поинтересовался муж.
-Абсолютно спокойна. Я даже удивилась, что когда мальчишек увидела, не расплакалась от радости. Вот, что значит здоровые нервы – никакой излишней сентиментальности.
-Ну и хорошо… - мне показалось, что муж смутился.
Жизнь постепенно входила в проторенное русло. Но, быть может, это я смотрела на всё другими глазами?...
Мальчишки по-прежнему были неугомонными – стоит глаз отвести, как они уже готовы по потолку ходить. Но отчего-то теперь это не вызывало у меня панического ужаса и я не бросалась за раздвижной лестницей, чтобы снять их оттуда. Я была сама мисс Спокойствие и Невозмутимость и лишь просила их быть аккуратнее. Разбита коленка – зачем расстраиваться, наложила регенератор тканей и отправила гулять дальше. Не хочет заниматься – вероятно, ребенок устал. В конце концов, низкие баллы в школе – его личные проблемы в будущем. Дети капризничают за обедом – значит, еда убирается со стола, пусть ходят голодными. Заболели – выполняем предписания врача. И никаких переживаний.
Муж не мог нарадоваться на тишину и спокойствие, воцарившиеся в доме. Вот только я всё больше и больше начала впадать в странное оцепенение и безразличие. Меня не радовали утренние, чуть хриплые спросонок, голоса сыновей. Не приводило в возмущение, что они снова наволокли полную гостиную грязи. Не вызывали чувства гордости и успехи в школе, равно как не вызывали досаду их неудачи.
Однажды младший Мишка грустно сказал, после того, как я его не отругала за низкий балл по контрольной:
-Ты, мам, после больницы, больше на робо-няню похожа стала…
На очередном осмотре у доктора, я спросила что же всё-таки сделало меня такой спокойной.
-Понимаете… - эскулап замялся. – Мы испробовали много различных методик выведения вас из коматозного состояния и восстановления нормальной работы психики, поэтому понять, что конкретно оказалось столь действующим не представляется возможным…
Внутри меня что-то зажужжало. Как будто муха в ухо влетела и забилась в пустой черепной коробке. Врач быстрым движением перегнулся через стол и дернул меня за ухо. Жужжание прекратилось.
-Что это было? – холодно спросила я.
-Понимаете, Елена, идиоматическое выражение «Стальные нервы» для вас имеет самое прямое значение – у вас стальные нервы. То есть в ходе эксперимента ваши нервные клетки были заменены искусственными.
-Но… но я не давала согласие ни на какой эксперимент…
-Вы – нет, поскольку находились в коме. А ваш муж дал нам согласие. Для вашего же спасения. Иначе вы вряд ли бы смогли вернуться к семье… здоровым человеком. Психически здоровым, я имею ввиду. А, возможно, и физически – ваша кома была затяжной и неизвестно какие могла бы иметь последствия для организма без нашего вмешательства.
-Ясно… ежемесячные осмотры?...
-Снимаем показания, проверяем, как прижились «стальные» клетки. На самом деле они, конечно, не из стали, а из сложного титанового сплава. Это маленькие микрочипы… Они контролируют дозы выброса адреналина, тестостерона и прочих гормонов, тем самым корректируя ваше нервное состояние и поведение.
Я хотела разозлиться, заорать, затопать ногами и… не смогла. Вот он – контроль!
-Иными словами я теперь что-то вроде робота? А мои эмоции по отношению к собственным детям приближены к поведению робо-няни – ничего лишнего: ни тепла, ни ласки?
-Но и ни раздражения, тревоги. Елена, поверьте, всё не так уж и плохо. Вы же всё равно их мать и заботитесь о них гораздо лучше любой робо-няни. Просто мы вам немного помогаем держать себя в руках. Считайте, что у вас повышен самоконтроль.
Всё было предельно ясно – они лишили меня самого главного – материнства. Потому что быть матерью, значит жить эмоциями, а не только кашу варить. Мне ничего не оставалось, как только встать и уйти. Даже дверью не хлопнула – как будто кто-то действовал за меня.
Да и могу ли теперь я называться мной? В смысле – не стала ли я другим, совершенно чужим сама себе, человеком? Формально я, конечно, осталась собой: Еленой, женой своего мужа, матерью близнецов. Внешне я тоже не изменилась. Но вот моё внутреннее я… Да и имею ли я право называться теперь человеком?
Мысли ворочались в голове всю дорогу домой. Впрочем, они ничуть не мешали мне следить за воздушным пространством вокруг - аэрокар я вела точно на автопилоте. Грустный каламбур.
С мужем я решила даже не обсуждать тему. К чему? Он выбор сделал. Пусть даже руководствуясь лучшими побуждениями. А сотрясать попусту воздух точно не стоило. Да и не могла я накинуться на него с упрёками. Это ведь тоже было бы проявление эмоций.
Близнецы встретили меня потасовкой. Делили новые аэро-мопеды: оба хотели синий с драконом, а им купили разного цвета – синий и красный.
-Сам катайся на девчачьем! – орали они, вырывая пульт управления друг у друга от вожделенного аэро-мопеда. Потасовка грозила перерасти в драку.
-Брейк! – спокойно сказала я, отбирая пульт.- Сейчас мы все вместе поедем и обменяем красный, раз он вам так не нравится. А если не прекратите войну, то сдам оба обратно в шоп.
Дети присмирели. Может, отсутствие лишних эмоций и неплохо? Прежняя «я» обязательно бы «завелась», начала бы разнимать, успокаивать, уговаривать…
-Да, не… мне вроде красный даже больше нравится, - решился Мишаня и протянул руку за пультом. – И никакой он не девчачий. Он – огненный дракон!
Антон хотел было продолжить спор, но, увидев моё равнодушное лицо, передумал - неинтересно.
К моему собственному удивлению я быстро привыкла к мысли о том, что теперь не совсем человек. И уже на следующий день воспринималось мною как факт, не более. Мозг работал четко, эмоции делились на спокойные и очень спокойные: спокойные допускались в бодрствующем состоянии, очень спокойные - во сне.
Каждый день я выполняла необходимую домашнюю работу, смотрела дневники близнецов, выслушивала жалобы мужа на непутёвых сотрудников и боссов… В общем, выполняла то, что должна выполнять хорошая мать и жена. При этом у меня не повышалось давление, не учащалось сердцебиение и вообще… Быть уравновешенной неплохо!
-Лена… Почему ты не смеёшься над комедией? Это старая, еще 3D-шная копия из Золотого фонда. Над ней все смеются! Все поколения!
-Не знаю. Мне не смешно.
-Мам! Ты не будешь ругаться, если мы пойдем с ребятами на аэро-момопедах погоняем? Обещаем быть осторожными!
-Не буду. Идите.
-Мама… Мам! Я коленку разбил… Больно! Пожалей меня, а?
-Не плачь. Сейчас наложу регенератор тканей.
Однажды я услышала разговор своих мальчиков.
-Пап! Почему мама стала такой… такой… такой равнодушной? Она нас разлюбила?
-Да, пап, она после больницы сильно изменилась… Иногда мне кажется, что нам её подменили и это совсем не наша мама… Лучше бы она ругала нас за проделки, чем вот так…
-Понимаете, детки, мама вас любит… Просто не показывает своих чувств… Чтобы снова не заболеть. Но я же вас обнимаю и целую на ночь, и ругаю за шалости… Вам не хватает, надо ругать больше? – муж вымученно улыбнулся своей шутке.
-Нам не хватает мамы.
-Робо-няня и то любила нас больше.
С каждым днём я всё дальше уходила в мир без эмоций. На каждую случайность, которая могла бы вызвать всплеск чувств, «стальные нервы» реагировали ещё большим подавляющим эффектом. Дошло до того, что увидел мышь в руках у Антошки, я не завизжала, не вскочила на стол (как непременно бы сделала я прежняя), а спокойно сказала:
-Антон! Где ты взял эту гадость? Отнеси её назад или я сделаю это сама.
Ежемесячные проверки у доктора в экспериментальном центре всё больше походили на научный эксперимент: на меня навешивали датчики, показывали картинки, фиксировали каждое мое слово или жест. Вся куча информации записывалась доктором по старинке в древний ноутбук – современным средствам он не доверял, как сам однажды признался. Я превратилась в подопытного робота. Но и это мало меня волновало.
В то утро близнецы уныло собирались в школу. Получив на завтрак обычные порции хлопьев со вкусом яичницы и сосисок – их они любили больше всего, мальчики, вяло ковырялись в тарелках. Мне пришлось их поторопить:
-Ешьте быстрее, в школу опоздаете.
Наконец, Антон и Мишаня вышли на крыльцо.
-Мам, - обернулся ко мне Мишаня, - как жаль, что ты нас больше не любишь…
Антон первым сошел с крыльца и, не оглядываясь, пошел к калитке. Мишаня кинулся за ним. Мне показалось, что оба шмыгают носом. Но что я могла им возразить? Я, кажется, стала забывать, что значит любить…
Крик мальчишек заставил меня вздрогнуть. Точно ток прошел по всем кровеносным сосудам от душераздирающего: «Ма-а-а-а-м!»
Выбежав за забор, я увидела своих близнецов, стоявших на середине шоссе крепко взявшись за руки и зажмурив глаза. Мимо с ревом и сигналами проносились аэромобили. Воздушные подушки едва не задевали мальчиков. Казалось, что несколько миллиметров – и их расплющит по дороге турбопоток из аэродвигателей. Кто-то из водителей пытался взмыть выше сумасшедших детей и тогда становилось особенно страшно – воздушные вихри драли с голов близнецов светлые волосы, пытаясь засосать их в себя.
Я замерла. Не знала что делать. Не могла закричать. Не могла испугаться. Меня парализовало.
-Ма-а-а-м! -раздался голос одного из близнецов. За шумом аэродвигателей было не понятно кого именно, но, кажется, это был Антон. – Ма-а-ам! Если ты нас больше не любишь, то значит, не расстроишься, если мы умрем!
Вдали завыли сирены полицейских аэромобилей и черные точки начали приближаться к нашему дому и нашей трагедии, которая вот-вот должна была случиться. Наверное, кто-то вызвал полицию. Все это отражалась в моем мозгу, как чужое и чуждое кино.
Со мной происходило что-то странное. Пульс начал бешено биться висках, горле. Сердце вместе с очередным потоком крови вымывало оцепенение и безразличие. В голове зажужжало и что-то лопнуло с металлическим звуком. Я испугалась. За своих детей. Я закричала. Бросилась наперерез оживленному потоку аэромобилей.
-Нет! Антон! Миша! Я люблю вас!
Мы стояли втроем, обнявшись, посреди шоссе, а вокруг нас образовали кольцо полицейские аэромобили. Теперь ничто не угрожало моим детям. Они были в безопасности. Под моей защитой.
-Мам! Мы боялись, что потеряли тебя…- кажется, это сказал Мишаня – пульс все еще бешено стучал в голове и шум крови заглушал звуки.
-Глупые… Это я могла вас потерять! И не только сегодня, сейчас…
Мы плакали от испуга ли, от счастья ли, не знаю и не замечали ничего и никого вокруг. А полицейские пытались что-то спрашивать. Но мне было не до них! Я снова чувствовала. Снова жила эмоциями. Стальные нервы были с корнем вырваны материнским инстинктом. Это была чистая победа жизни над наукой!
С того случая я и стала иной. По-прежнему была матерью – с тревогами и радостями, заботами и любовью. Но я не была больше прежней истеричкой. И не была робо- мамой. Просто научилась не тратить эмоции на пустяки, вроде переживаний из-за спущенного колеса аэромобиля или мелких шалостей мальчишек. Я научилась самоконтролю. Я сама себе хозяйка, я, а не «стальные нервы».
Copyright: Мария Сидлер, 2011
Свидетельство о публикации №270784
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 04.12.2011 16:29

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Михаил Лезинский[ 22.05.2012 ]
   Интересное исследование материнской психики . Необычное . На грани фантастики .

Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов