Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 3








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет.
Истории за нашим столом
ПОЭТЫ-ФРОНТОВИКИ
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Публицистика и мемуарыАвтор: Моисей Бельферман
Объем: 12913 [ символов ]
Музыкальную культуру ввели в борьбу с космополитизмом.
- Тихон Хренников: в современности главный
авторитет в вопросах музыкального творчества.
Тише, молчите, молодые люди, имейте терпение,
слушайте великие мысли великого человека – но
только музыкальной культуры. Во всех других
сферах и отраслях народного хозяйства светят
другие фонари, хотел сказать: маяки техники и
производства. Нашего, советского производства.
Общественной морали, духовного развития. Как
должно быть! Слушаем все внимательно нашего
молодого современника: «Главная задача – это
развивать, совершенствовать советскую музыку,
отстаивать советскую музыку от проникновения
в нее элементов буржуазного распада».
Сказано кратко, понятно. Даже коню понятно:
но ведь у коня непомерно большая голова – все
ловит на лету. Нужно понять: началась идейная
перестройка. Объединяют свои усилия многие
передовые композиторы в борьбе за торжество
реалистических принципов в музыке. Стремятся
воплотить жизненные темы современности, к
стилю ясной, мелодичной музыки. Развивают
национальные народные традиции.
Тормоза, помехи: без них не обойтись. Наша
диалектика конкретно утверждает! Существует,
накладывается телами друг на друга (смех в зале).
Не смейтесь – это образное сравнение. Движение
совмещается с торможение. Положительное – с
отрицаительным. Единица – с двойкой! Идейная
зрелость недостаточная у наших композиторов –
даже многих. Еще не созрели для творческого
продвижения. Другие оторваны от повседневной
практики, творчества, подлинной жизни народа
советского, его художественных запросов: нельзя
признать закономерным отставание советской
музыки от основ российской музыкальной мысли
и культуры. Это пока временное явление: связано
с отсутствием реальных достижений в области
оперы и в программно-симфонической музыке.
Во всем остальном – мы впереди всяких Европ и
Америк.
Теоретики-космополиты: обнаружились такие
гнусные паразиты нашей героической советской
социалистической действительности: поощряют,
хвалят журчащую музыку: свои «теоретические
системы» воскрешают. Под видом пестрых, даже
формалистических выкрутасов, форменных схем,
опытов, издевательств над музыкой, искусством
пытаются соорудить якобы научный фундамент.
Много странного сохранилось и происходит.
Привожу пример: профессор с такой странной
фамилией Мазель – не удивляйтесь. Еще в 40 в
журнале «Советская музыка» он декларировал
открыто законность и неизбежность отделения
науки и педагогики от боевой публицистики. От
марширующего строя отделял задачи активного
служения современной музыкальной культуры,
строительству. Стремился расположиться в тиши,
уединенно, в хрустальном замке. Отгородиться
от боевых вопросов советской музыкальной темы,
действительности. С неминуемой обреченностью,
коварством судьбы привело к отрицательным и
вредным последствиям в его собственной работе.
Наложила печать замкнутого, безжизненного
Академизма, схоластики. Сей прежде уважаемый
Мазель, ныне - чиряк на здоровом теле, оказался
в плену космополитических представлений. Он
десятилетиями преклонялся перед авторитетом
немецких музыковедов. Живет у нас, в советской
стране, ест наш хлеб-сало, но всячески гадит на
чистую поверхность действительности: значение
недооценивает выдающихся представителей типа
Русской музыкально-теоретической мысли. Надо
знать, видеть среди них Одоевского, Чайковского,
Серова, Стасова, Римского-Корсакова. Остается
формалистическим отношение его к советскому
музыкальному творчеству..
Этот натасканный на теоретических знаниях
человек творчество Шостаковича: в ряду от Баха
до Стравинского объявил высшим синтезом всех
достижений мирового музыкального искусства.
Будто Шостакович раскритикован неприлично
мало за формалистические заскоки и закиды. Как
видите: но «композитор универсально соблюдает
нормы современности в музыке». В докладе о 9-й
симфонии Шостаковича Мазель сказал: «Я хочу
причислить себя к «наивным» людям: считаем в
музыке Шостаковича много норм современной
музыки. В особой, ярко индивидуальной форме
концетрирует то типическое, заложеное вообще в
современном искусстве. Отсюда возникает с ним
столько возможных аналогий с Чаплиным, даже
Хэмингуэем, фильмом «Бэмби». Для советского
искусства сравнение с американским фильмом –
для Мазеля основной положительный критерий!
Вы уже видели этот фильм? Я не видел, никогда
не пойду его смотреть. Повторно не покажут!
На обсуждении другой критик Житомирский
проявил профессиональную, еще национальную
солидарность: «Я воспринимаю 9-ю симфонию
по причине так жгуче, по какой я воспринимаю
картину «Бэмби». В этой иносказательной форме
я почувствовал: рисуется изначальное, извечное
проявление человеческой красоты через стихию
извечной природы. Отсутствие телесности – есть
особой прелестью».
Юрий Келдыш пытался подвергнуть критике
космополитизм 9-й симфонии. Вызвал бурную
реакцию критиков-формалистов. Общее мнение
выразил Житомирский: «Порочность концепции
тов. Келдыша: «советский народ хочет, ждет, т.д»
Это все верно. Но большое искусство не создают
путем социального заказа, как говорили раньше.
Его точка зрения возрождает старую теорию
социального заказа».
Требования советского народа и нашей жизни
пренебрежительно, «социальным заказом» столь
иронически называют. Мудрецы от литературы и
всех жанров искусства пытаются его абсолютно
отвергнуть. Требуют возвращения на пьедестал
почета космополитических понятий «извечного»,
«современного». Нормой эстетического критерия
высшего достижения современности становится
передовая, в их понимании, современная формой,
типом американское искусство. По их «теории»
оно достойно, должно стаать идеалом творчества
советских художников».
Этакой загагулиной, а может и прищем стал И.
Бэлза. Словно капиталистический собственник –
захватил ряд важнейших участков музыкальной
жизни. Перед формалистическими авторитетами
угодливо расшаркивался. Прибегал он праздно к
пустозвонным эпитетам, лишенным чувства меры
элементарным сравнениям. Взял представителя
формалистического направления Шебалина – его
объявил не покраснел последовательным и даже
продолжателем классической традиции Русской
музыки.
В конце 1947 выпустили его книгу «Советская
музыкальная культура». Задним числом - автор
посмел высказать «свое мнение» - отличное от
решения цк вкп(б). «Реабилитирует» оперу «Леди
Макбет» Шостаковича. По поводу этих 8-й и 9-й
насквозь формалистических симфоний, вступает
смело в полемику с критикой и критическими
высказываниями. Бэлз в них видит проявление
«трагического пафоса», музыка рождена народом
«гуманистическими традициями чисто Русского
искусства». В страстном порыве льстивости он
оправдывает отталкивающую звуковую резкость,
грохот и скрежет оркестра - наполняет музыку
симфонии. Подобное содержание «не… требует
наличия песенности».
Выискал, указывает положительный момент:
«... отсутствие... текста... сюжетно-очерченной
программы. В инструментальных произведениях
эпохи Отечественной войны ознанно избегают...
в произведениях мы имеем дело с художественно
обобщенными идеями, воплощенными в образах
музыкальных».
Основная идея величайшей, полного глубоко
социального смысла «Бориса Годунова», народно
-исторической музыкальной драмы Мусоргского
сводит к... «оправданию «преступника-жертвы»
Царя Бориса - пришел к власти через убийство.
Совершенно в бульварной тософской литературы
духе истолковывает одно из замечательнейших
по реалистической силе и глубине произведений
русской и мировой классической музыки – оперу
«Пиковая дама» Чайковского. Действующим в
опере главным лицом оказывается таинственная,
мистическая тень Сен-Жермона.
У композитора-эмигранта Рахманинова есть
произведения с церковной музыкой. Композитор
представляют преходящую дань реакционным
настроениям своего времени. Бэлза усматривает
в них нечто особенное: «проявление моральной
этики, интеллектуальй мощи Русского народа,
мудрого, мужественного и милосердного в своей
высокой человечности». Пошлый и развязный,
бульварно-декадентский стиль писаний Бэлзы
соответствует реакционной сущности взглядов
его: восхваляет реакционные, идеалистические
стороны прошлого Русской культуры. Проявляет
лакейское раболепие и пресмыкательство перед
Западом. Любит блеснуть показной «эрудицией»
- цитирует многочисленные образцы западной,
преимущественно Англо-Американских авторов
буржуазной литературы. Он приписывает особую
роль образца для подражания Америцу поэту По
Эдгару: «в его творчестве «темы смерти» звучали
с потрясающей силой, покорили зарубежных и
русских писателей».
В Ленинграде свою деятельность проводит 20
лет музыкальный критик Ю.Вайнкоп: посвятил
энергичной, упорной пропаганде модернистского
искусства. Его кумир – эмигрант Стравинский.
Кадит ему фимиам. При всех обстоятельствах
обходит вопрос об идейно-политическом лице
этого убежденного космополита. Важный факт
биографии: категорически порвал с великой
Русской национальной культурой. Еще изменил
родине. На заре своей литературной карьеры он
издал подобострастно заискивающую книжонку.
Стравинского прославляет – неумеренно льстиво
называет: «гением», «учителем эпохи», «магом и
механиком». Автор детально прослеживает этап,
«необыкновенную эволюцию» Стравинского - от
«симфонизма русской национальной школы - к
Импрессионализму. Затем один скачок-переход к
«неоклассицизму». Композиторская молодежь в
Ленинграде он констатирует: ощутила «влияние»,
«отзвуки» Стравинского. Вайнкоп содействовал
рьяно импорту антиэстетической оперы Кшенека,
других «боевиков». Формализм широко насаждал
в Ленинграде. Заметно при «анализе» симфонии
Ю.Свиридова. Словесной эквилибристикой даже
комплиментами он поощряет отход Свиридова в
симфонии от интонаций Русской доходчивости и
песни к усложненно-формалистической музыке,
абстрактности. «Это произведение, - критик так
считает, пишет: - несомненно требует известной
затраты интеллектуальной энергии для своего
восприятия: Свиридов отказался от примитивной
«доходчивости» своих юношеских творческих
опытов. Возможно, это и огорчило кое-кого из
критиков, склоны видеть в симфонии молодого
композитора «формалистическое грехопадение».
В творчестве Свиридова симфония для струнного
оркестра сыграет, повидимому, крупную роль».
У Оголевца нашли формулировку законченно-
хрестоматийную творчества гениев – давали им
современники: «ростки нового, появляющееся в
фактуре музыкальных произведений, гениальные
прозрения выдающихся композиторов-творцов и
мыслителей, обычно бывают современниками не
поняты. Важно устанавить нам преемственность
стадиального развития тональной системы всего
земного шара, независимо от национальной, их
расовой принадлежности творцов музыкальных
систем; важно мировое действие закона развития
музыкального мышления...»
Профессор Ленинградской консерватории С.
Гинзбург написал книгу о выдающемся русском
виолончелисте, музыкальном деятеле Давыдове
(1937). Пытается опорочить и дискредитировать
борьбу «Могучей кучки» против группы немецко
-академического склада музыкантов: по причине
отрицания ими самостоятельных путей развития
Русской музыки. В этой борьбе дико прозвучало
оскорбительное выражение чисто «исторической
ограниченности Великорусского национализма».
Идейные установки «Могучей кучки» близки, в
«полной мере соответствуют» взглядам матерого
черносотенца-мракобеса Победоносцева. Глава и
организатор «Могучей кучки» Балакирев шел в
ногу со временем, формулировался под влиянием
взглядов Белинского, Чернышевского. Воспитал
композиторов Бородина, Мусоргского, Римского-
Корсакова - С.Гинзбург зачисляет в реакционеры,
монархисты. Зачеркивает рукодвижением, одним
махом передовое историческое значение всей их
огромнейшей по масштабу деятельности.
В «Очерках и материалах по истории Русской
музыкальной культуры» Т.Ливанова (1938): «Не
слишком смело утверждение: взгляд на Русский
музыкально-исторический процесс до самого
последнего времени несколько приближался к
«славянофильской» точке зрения. Отмечалось
своеобразие Русской музыкальной культуры. Не
явления аналогии с западноевропейским типом
искусства. Своеобразие порою не назыли «своим
именем». Все построение исторические работы,
периодификация музыкально-исторического типа
развития, рассмотрение материала производили,
как будто история Русской музыки – это процесс
своеобразный, самобытный, почетно, курьезно
отличный от происходящего в Западной Европе».
Ливанова утверждала: база бытовой музыки в
России XVII века не русская народно-песенная
основа - «заурядные немецкие бытовые песни,
их распевали в немецкой слободе в Москве».
Copyright: Моисей Бельферман, 2011
Свидетельство о публикации №262584
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15.07.2011 13:43

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов