САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
6-й Съезд МСП "Новый Современник"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Санкт-Петербург и область
Рязанская область
Липецкая область
Воронежская область
Тульская область
Приволжский ФО
Республика Татарстан
Пермский Край
Уральский ФО
Cвердловская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Красноярский край
Кемеровская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Литературная
мастерская
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Виктория Лукина
Объем: 17234 [ символов ]
Подборка для финала ВКР-7 "Такое разное счастье!"
Моё счастье
Счастье – думать о звёздах, о клёнах, бродить по набережным, сочинять стихи обо всём на свете, искать своё отражение в витринах модных бутиков, слушать оргАны кафедральных соборов!
Счастье – пить капучино в ночном кафе под шум прибоя и нежный блюз Гарри Мура, напевать под гитару у костра, глядя на плывущую по реке Луну, дурачиться с соседским щенком, кормить с рук голубей!
Счастье – однажды утонуть в глубине незнакомого взгляда и…почувствовать, что мир перевернулся, но стал от этого ещё прекрасней!
 
Теперь счастье – думать только о нём, бродить с ним по набережным, посвящать ему стихи…искать его отражение в витринах автосалонов, слушать вместе с ним тяжёлый рок. Теперь счастье – пить капучино в его квартирке под шум дождя и хриплый блюз Оскара Бентона, напевать шансон на кухне, облачившись в его свитер, дурачиться с ним, кормить c рук его алабая!
Теперь счастье – не расставаться с ним никогда!
 
Моё счастье - когда он рядом, когда моя рука в его руке, когда мои наивные тюбики с кремами охраняет в ванной комнате его бритва и парфюм, сводящий меня с ума, когда я знаю, что нет на свете надёжней и нежнее его!
Моё счастье - назвать сына его именем и отдать всю себя без остатка: уступать, дорожить, посвящать, боготворить, растворяться, дышать в унисон!
Моё счастье – каждое утро просыпаться на его руке, каждую дырочку на его носках вышивать художественной гладью и каждый раз, провожая его, не уставать повторять: - Господи, спаси и сохрани!
 
Эта удивительная Любовь!
Удивительная вещь - Любовь! Появляется внезапно – манящая, многообещающая, окрыляющая! Залюбуешься, и она врывается уже лавиной – необъятная, неземная! Подчиняет, пульсирует в сердцах, переполняя их нереальным счастьем и вполне реальным адреналином. Она соединяет плюсы и минусы, склеивает из осколков единое целое, создаёт иллюзию неизбежности…и всё мурлычет и мурлычет, ненавязчиво, марш Мендельсона. Впечатлительные натуры уже не мыслят без неё своего существования…и одурманенные, счастливые, чинно шествуют во Дворец Бракосочетаний.
 
А Любовь зачастую оказывается капризной. Заскучает - и начинает придираться к мелочам, делать «из маковки тыкву», «запускать вороньё в двигатели воздушного лайнера под названием «Семейная жизнь», а потом… она, хлопая дверью, просто уходит на день-два из дома! Где-то бродит, кого-то искушает... манит, обещает, окрыляет!
Возвращаясь, Любовь с каждым разом, становится всё меньше и бледнее – ни красок, ни сюрпризов, ни восторгов! А однажды, она просто выпорхнет в окно, вместе с ароматом кофе, выпитым в одиночестве!
 
И когда уже нет надежды на её возвращение, в сознание настойчиво стучит «разводной» ключ – признанный мастер подкручивать расшатанные «болты» и «гайки». Он ослабляет прежний, казавшийся таким сладостным, крепёж, и разводит мост Любви безвозвратно, раз и навсегда.
«Развод» - произносят люди, словно приговор, не допуская, что бракоделы существуют и среди «разводных» ключей…всего один недокрученный шурупик – и ОНА может вернуться…в головокружительных обновках, полная экспромтов и новизны, но по-прежнему, дарящая счастье и заставляющая сердца выпрыгивать из груди! Удивительная вещь - Любовь!
 
С первым днём зимы!
Однажды, на окраине мегаполиса, появился симпатичный домик с остроконечной красной крышей и двумя башенками по бокам. На первом этаже, над высокой стеклянной дверью, загорелась яркая вывеска "Кафе СНЕЖНОЕ БЕЗЕ", а на втором поселились его владельцы - милая пожилая пара. Они быстро подружились с соседями и снискали славу добрейших чудаков.
 
Оказалось, что больше всего на свете они любят Рождественские праздники и Новогодние гулянья и из года в год, с нетерпением ждут прихода зимы. Хозяин всё лето мастерит чудесные игрушки, а кудрявая хозяйка непременно вяжет пушистые шали, узорчатые носки и длинные шарфы, шьёт плюшевых зверушек, придумывает новые рецепты тортов, и подписывает тысячи открыток стихами-вензелями. Она украшает ёлку у входа конфетными гирляндами и угощает маленьких посетителей своими шоколадными пирожными.
 
В последний ноябрьский вечер, эта пожилая миссис, как всегда, отправила в распахнутое окно всё своё рукоделие. Из белых пуховых шалей полетели снежные хлопья, из ажурных палантинов - снежинки. Белые шарфы легли на землю извилистыми сугробами, а носки, словно пестрокрылые птицы, разлетелись в поисках каминных дымоходов.
 
Миссис весело взмахнула вязальной спицей – и запела метель, качнулись, пританцовывая, сосны и ели, а реки замедлили бег, повинуясь первому морозу. Она отворила клетки и выпустила на улицу белоснежных кроликов – символ Нового 2011 года. Достав из комода серебряный лорнет, битые линзы которого остались ещё в позапрошлом веке, она макнула его в перламутровую воду и стала выдувать на ветер радужные мыльные пузыри.
 
Она улыбалась и напевала что-то, наблюдая, как прозрачные сферы на морозе превращаются в яркие ёлочные шары, и подхваченные вьюгой, летят на все четыре стороны.
Расчесав на необъятной красной шубе овчинный воротник она, на всякий случай, приколола с изнанки золотую булавку, а в карман заботливо положила отутюженный носовой платок.
 
Когда в домик заглянуло солнечное утро, миссис с литровой кружкой дымящегося кофе и дюжиной горячих пирожков, склонилась над спящим мужем. Она ласково подёргала его за кудрявую белую бороду и сказала:
- Дорогой, просыпайся, с первым днём зимы! Я всё-всё подготовила, тебе пора!
 
Молочник поставил у входа в кафе два бидона с молоком и, задержавшись возле нарядной упряжки северных оленей, протянул каждому из них по морковке. Он широко улыбнулся и приветливо крикнул в приоткрытое окошко:
- Доброе утро, миссис Клаус! С первым днём зимы!
Не дождавшись ответа, он сел в свой старенький фордик и сказал сыну:
- Вот чудаки, вообразили себя волшебниками! - он покрутил пальцем у виска и добавил, - но мы всё равно их любим, правда? Добрые они люди, а доброта - великий дар!
 
Когда машина молочника скрылась за поворотом, миссис Клаус, подкрашивая губы у старинного трюмо, воскликнула:
- Всё-таки хорошо, что мы переехали сюда из Лапландии! Здесь так здорово - метрополитен, супермаркеты, парки с аттракционами...мне нравится, когда в нашем кафе устраивают весёлые Дни рождения для детей, когда дождливыми осенними вечерами заходят выпить кофе со "снежным безе" влюблённые пары, а старушки в причудливых шляпках заказывают горячий шоколад! Знаешь, я очень счастлива в этом городе, несмотря на то, что многие считают нас, мягко говоря - с приветом. Санта, ты наелся?
- Угу, спасибо, милая! Меня тревожит Рудольф Красный Нос - он чихнул уже трижды!
- Я положила в аптечку ментоловые капли...Рудольф - крепкий орешек, не волнуйся, всё будет хорошо!
 
Обнявшись, они стояли у окна и любовались снегопадом, укрывающим улицы ещё сонного города, а восемь оленей - с золочёными рожками и бубенчиками, нетерпеливо переминались с ноги на ногу, в ожидании долгожданного кругосветного путешествия.
 
К нам едет Дульсинея!
- К нам едет тётя Дульсинея, - сообщила я, положив телефонную трубку.
- О-оо! - простонал мой муж, - тогда я в гараж, до упора!
- Нетушки, – возразила я, - и не вздумай её тёть Дусей назвать! Она всё еще ждёт своего рыцаря «печального образа»!
За час я успела покрасить волосы и навести блеск во всём доме. Котов эвакуировала на балкон, замесила тесто для кекса, вымыла зеркала и поставила на пианино тётину фотографию. Муж подмёл в подъезде, в лифте прикрепил искусственную розу, подстриг ногти на ногах и побрился.
 
Из окна мы наблюдали, как шарообразная тётя, семенила по скользкому тротуару к нашему дому. На ней была бордовая шуба выше колен и зелёная ажурная шаль с бахромой, на голове – невообразимый начёс «пёрышками" и меховые наушники. Одной рукой она прижимала к груди лаковый ридикюль, а в другой, с оттопыренным мизинцем, держала дымящуюся сигарету. Накреняясь то вправо, то влево, она балансировала на льду, напоминая "девочку на шаре"
 
- Зайцы мои! – закричала тётя с порога, - у меня депрессия, надеюсь развеять её с вашей помощью! НиколЯ, а почему ты в майке и в трусах?
- Майка – любимая, в Вашу честь…э-ээ, могу и без трусов!
- Шалун, - тётя погрозила пальцем, - наконец-то я к вам добралась!
 
- Добро пожаловать, - улыбнулись мы.
- Дайте мне точку опоры, и я переверну ваш дом! - театрально захохотала гостья и крепко щёлкнула моего мужа по носу. Она достала из ридикюля вязаные тапочки:
- Рюмочку коньяка, кофе и мой любимый шоколадный кекс!
- Я как раз такой испекла, - похвасталась я, - он отлично поднимает настроение!
 
Дульсинея подошла вплотную к зеркалу: длинный печальный нос, круглые жёлто-зелёные глаза и маленький ротик, обведенный алой помадой. Промокнув салфеткой слезинку, она залпом опрокинула рюмку и, всхлипывая, проглотила половину кекса.
- У-ух! – выдохнула она шоколадными крошками, - вымоем окна, шторы укоротим вдвое и сошьём ламбрекены, мебель переставим, а кота подстрижём под сфинкса…э-эх, включайте караоке…и коньячка ещё!
 
К вечеру наш дом преобразился, а мы почувствовали вселенскую усталость. На полу лежали опустошённые коньячные бутылки, пепельницу переполняли напомаженные окурки, а зелёная шаль свисала с люстры, потому, что - так красиво! Один из наших персидских котов, подстриженный тётей почти под ноль, спал, заботливо укутанный ею в бордовую шубу, а вязаные тапочки, залитые кофе, скорчившись, сохли на батарее.
 
Около полуночи стало ясно, что ночевать Дульсинея останется у нас. Румяная, с поникшими «пёрышками» на голове, она выкатилась из душа, объятая клубящимся паром и протянула каждому из нас по зеленоватой купюре с изображением президента Франклина:
- Зайцы мои, как же я у вас отогрелась душой!
Она икнула, сунула подмышку ридикюль и направилась в спальню. Мой муж устроился на диване в гостиной, а я решила уложить тётю наверняка.
 
Взбив подушки и заботливо укрыв её пуховым одеялом, я капнула в аромалампу масло апельсиновых корочек, присела на край кровати и задумалась:
«Да, тётя может довести до белого каления, но мы ей искренне сочувствуем, и стараемся поддерживать в её нескончаемых депрессиях, и всё-таки, как долго мы бы терпели эти нашествия, если бы не, согревающие душу, доллары? Мы копим их, мечтая о маленьком уютном Пежо – с велюровыми сиденьями и, незаменимым в жару, кондиционером... и мечтаем объехать на нём всю Европу - с ветерком, с комфортом, как «белые люди»
Мне стало совестно, что мы столько лет лицемерно потакали ей, притворялись, обхаживали, в глубине души считая неисправимой чудачкой…и при этом откладывали её плату за нашу любовь в старинную деревянную шкатулочку.
 
Тётушка лежала под цветастым абажуром и отрешённо смотрела в потолок – глаза влажно блестели, рот был очерчен горестными скобками, а в густой чёлке белели пряди, которых я раньше не замечала. Великовозрастный ребёнок! Взбалмошная, неуправляемая девочка бальзаковского возраста! Всю жизнь одна, в ожидании своего затерянного счастья… трогательно-смешная, молодящаяся Дульсинея!
 
Я взяла её пухлую, всю в диковинных колечках, руку, в свои ладони:
- Тётя, прости нас…
- Детка, вы не знаете…
- Конечно, мы не можем знать, как тебе бывает одиноко, но…
- Вы совершенно ничего не знаете! – с отчаяньем воскликнула тётя Дуся, - я сама виновата!
Она вынула из ридикюля фотографию: в лучах яркого солнца, у бирюзовой озёрной кромки, прислонившись к пальме, ослепительно улыбался симпатичный темнокожий детина.
 
- Ты была на сайте знакомств? – я глупо улыбалась и морщила лоб, - ну, ты даёшь! А почему именно такой?
- Это Винсент… мы любили друг друга…
- Любили? Так он реальный? Джинсами у нас торгует, что ли?
Дульсинея села, и обняв подушку, зарыдала. Слёзы катились из её припухших глаз крошечными прозрачными виноградинками, кружева на ночной сорочке дрожали, а сквозь сжатые губы пробивалась лишь одна жалобно-дребезжащая нота.
 
Тётя затрясла ридикюлем и, из глубины его, вместе с массой непонятных побрякушек, вывалился тоненький фотоальбом. Я открыла его.
На старой чёрно-белой фотографии, пухленькая девушка с густой чёлкой пела под гитару в комнате студенческого общежития. На стенах – плакаты Бони М и АББЫ, на столе – плюшевый Чебурашка и гора столовских пирожков. Рядом с ней, в белоснежных рубашке и брюках-клёш - высокий темнокожий парень, с тонкой шеей и причёской «одуванчик».
На следующем снимке они сидели в обнимку на фоне городского фонтана, под цветущими каштанами – чёрный кофе и молоко, день и ночь, инь и ян!
Ещё дюжина кадров запечатлела их, то в общественной кухне с увековеченным тараканом на стене, то в институтских аудиториях, во время сдачи экзаменов, и в новогоднюю ночь – у накренившейся ёлки.
- Это было в моей прошлой жизни, четверть века назад, - спокойно сказала тётя, - поверь, он был лучший...лучше всех на свете!
На последнем чёрно-белом изображении, юные Дульсинея и Винсент склонились над прелестным шоколадным карапузом.
 
Потом пошли цветные фото с небольшими комментариями:
Возмужавший Винсент с маленькой девочкой на фоне белой мечети с изумрудным куполом…
Девочке уже лет десять и она стоит с отцом у роскошного автомобиля, а вдоль дороги, словно египетские пирамиды - горы арахиса, национального достояния Нигерии…
Винсент с дочкой в квартале ремесленников выбирают ткани, а на натянутых вдоль и поперёк верёвках, словно красочные паруса, надуваются от ветра домотканные холсты синих оттенков…
Девочке лет пятнадцать – пышная красавица в яркой тунике, с кувшином из тыквы на голове, губы подкрашены, глаза подведены – смеётся, а на щеках чудные ямочки и множество золотых цепочек на шее…внизу подпись: «Мама, я тебя люблю!»
 
- Тётя, – прошептала я, - оказывается, мы тебя совсем не знали!
- А никто не знал...это была моя тайна, мой крест, плата за моё малодушие. Я ведь училась в столице и со своей деревенской роднёй не виделась годами. Мне удалось скрыть от всех и мою любовь, и беременность, и рождение Зарии – так мы назвали дочку.
- А твоя мама?
- Я для неё придумала историю про подружку, которая влюбилась в африканского парня, и о том, что она ждёт ребёнка. Мама всплеснула руками и сказала, что если бы такое случилось со мной, она не пережила бы позора – у неё было слабое сердце...ещё она мне призналась, что считает бедность самым большим испытанием в жизни...любовь - не главное, сказала она...а деньги решают всё!
- И ты поверила?
- Да, поверила...а Винсент уговорил отдать ему ребёнка – каково темнокожей девочке жить в нашей стране? Особенно в те годы! Я согласилась, а он регулярно стал присылать мне деньги, чтобы я ни в чём не нуждалась…да что мне с ними было делать, на кого тратить?...любовь я больше не встретила, а о дочке горевала каждую минуту.
- Сколько ей лет?
- Двадцать три, весной - свадьба! Зовут к себе, но не решаюсь - столько воды утекло...хотя теперь меня ничто не держит – мамы уже год, как нет…
- Зовут, а ты сомневаешься? Радость-то какая - у меня есть двоюродная сестра! Пакуй чемоданы, мы с Миколкой сделаем ей королевский подарок – в нашей деревянной шкатулочке накопилось целое состояние! Ох, тётя, ты превзошла саму себя! Едем в Африку, в Нигерию твою, я слышала, что там мясо жарят прямо на фонтане горящей нефти!
- Да? Впервые слышу! – Дульсинея глянула в зеркало и поправила причёску.
 
Скрипнула дверь и в проёме возник силуэт в майке и трусах:
- Это где ж жареное мясо фонтаном бьёт?! Давайте туда и махнём!
Глаза тёти засияли:
- Зайцы мои! К чёрту депрессии! Вы развеяли все мои сомнения! А мы успеем оформить документы? Ведь у нас даже загранпаспортов нет! Хотя…в этих конторах брали, берут и будут брать…за срочность, я имею в виду!
Словно опереточная прима, она расхохоталась, вскочила с постели и потрепала моего сонного мужа за щёку. Потом тётушка подхватила заглянувшего на шум, нашего лысого персидского кота и закружилась с ним по спальне, грациозно смахивая на пол павлиньи перья, аромалампу, шпильки, брошки и дюжину своих причудливых колечек.
 
Раскинув руки, я с мечтательным видом плюхнулась на кровать и подумала:
« Ах, до чего же я всё-таки люблю свою тётю Дусю-Дульсинею, чей благородный рыцарь, в узорной многоцветной тоге и с сотней косичек на голове, всё еще ждёт её под благословенной финиковой пальмой. Она - сюрприз, экспромт, непредсказуемость, она – сплошная встряска для таких скучных людей, как мы, это же моя кровинушка! Кстати, красавица Зария тоже моя кровинушка! Нас ждёт Африка...в конце концов, у нас там родня…а мы хотели, как «белые люди»...смешно, право! Пежо и Европа подождут! А купюры… да что их копить?! Ведь это такое счастье - тратить деньги на тех, кого любишь! Вот мы и потратим все до копейки, а потом новые заработаем…а если не заработаем - Винсент пришлёт!»
***
Copyright (с): Виктория Лукина. Свидетельство о публикации №251611
Дата публикации: 26.01.2011 00:00
Предыдущее: К нам едет тётя Дульсинея!Следующее: Тайна Домика Лесника глава 1

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов
Сейчас на Литературном портале
1 авторов
102 гостей