Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Директор издательства
"Новый Современник"
Всеволод Круж
Новое назначение
Издательские вопросы
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Наталия Букан
Объем: 18861 [ символов ]
О лыжных прогулках, и не только
Наступили мои последние студенческие каникулы. Впереди – две недели прекрасного безделья, спокойного тепла родительского дома, желанных встреч... А пока я лежала на верхней полке купе поезда Москва – Котлас и наблюдала за проносившимися за окном пейзажами.
Самое интересное для меня начиналось в Архангельской области. Здесь я со всей определённостью, остро чувствовала, что еду на Север, домой. Сколько раз уже проезжала я по этой дороге! Знакомые с детства названия станций, привычный вид деревянных, серого цвета посёлков, полустанков и деревушек... Летом они утопали в душистом разнотравье, зимой – в больших сугробах, из которых подслеповатыми, морозными окошками выглядывали укрывшиеся от стужи дома.
Между селениями на большие расстояния тянулся лес. Деревья ночью превращались в тёмную, таинственную стену. Порой эта стена внезапно обрывалась и возникала светлая равнина, но, обманчиво мелькнув и не успев раскрыть своих ночных загадок, она быстро оставалась позади. И опять был лес, лес, лес. Днём из него, словно бессменные часовые, выступали высоченные ели. Протяжный гудок тепловоза, отразившись от стволов, требовательно разносился по округе и постепенно растворялся над бесконечностью лесного массива, навевавшего в конце концов на меня сон своим однообразием.
– Тук-тук-тук... – убаюкивали колёса, – тук-тук-тук, – накручивались километры. Но стоило поезду миновать последнюю перед долгожданным мостом станцию, как я тут же прилипала к окну, чтобы ни в коем случае не пропустить первый миг появления широкой Северной Двины и высокого противоположного берега, берега моего детства и юности. Пёстрый от обнажённых пород в тёплое время года, зимой он почти сливался с белым покровом реки. И каждый раз, как только взгляд выхватывал эту картину, сердце у меня ёкало…
За мостом поезд останавливался, и, если это происходило летом, в открытое окно врывался будоражащий запах полевых цветов, свежескошенного сена и ещё чего-то неуловимого, волнующего. Зимой же оставалось только терпеливо ждать, пока тепловоз перебегал по соседнему пути от одного конца состава к другому. Затем по вагонам прокатывался толчок и поезд снова набирал скорость, сначала в обратном направлении, потом – плавный поворот, и дальше мы двигались вдоль Северной Двины. Ну вот, следующая станция – Котлас. От окна я больше не отходила… Где тот барак, в котором мы жили на берегу реки, около зоны? Где заборы с колючей проволокой, возле которых проходили наши детские игры? Ничего этого не было, да и сама зона исчезла, лишь вышки для стрелков ещё стояли, как памятники недавнему прошлому.
Мои родители, а вернее, мама и отчим, жили теперь в городе, в благоустроенной квартире. Уже прошли реабилитации, справедливость, если можно так выразиться, была восстановлена, и они могли вернуться в Москву, где каждый из них жил до репрессий. Но... они остались в Котласе. Здесь наладилась спокойная, размеренная жизнь, появились хорошие, верные друзья, душевная близость с которыми сложилась в трудные времена.
Я часто ездила домой – как только представлялась возможность. А уж на каникулы – только туда! Лучшим зимним развлечением у нас были лыжи. С высокого берега они со свистом выносили смельчаков на речной простор. Горки и горушки поменьше находились на другой стороне реки, и туда всегда была проложена хорошая лыжня. Шла она по ослепительно-алмазной белизне Северной Двины. А вот лес, до которого "рукой подать", имелся только на нашем берегу. Он манил красотой и своими зимними затишками, где, устроившись на перекрещенных лыжных палках и повернувшись лицом к мягким солнечным лучам, мы получали изумительно ровный северный загар…
 
Так случилось, что перед этими каникулами я досрочно сдала сессию и приехала домой раньше своих одноклассников. Ещё летом директор школы предложил нам в зимние каникулы, после вечера встречи выпускников, тряхнуть стариной – пойти в агитпоход с книгами для деревни, находящейся в двадцати километрах от города. Наша школа периодически делала деревенским библиотекам такие подарки и там их принимали с благодарностью. Мы были в восторге от этой идеи, и теперь я с нетерпением ждала её осуществления!
Тем временем Крещенские морозы пошли понемногу на убыль, январское солнце играло на ярком снегу, заглядывало во все закоулки... И я решила покататься на лыжах.
– Не ходила бы ты одна... – забеспокоилась мама.
– Ну, что может случиться? Лично я боюсь только волков, но эта опасность отпадает сама собой, потому что на лыжне всегда кто-нибудь да есть!
– Иногда человек бывает опаснее волка, – пыталась удержать меня мама. Но ведь, как говорится, охота пуще неволи…
Лес встретил своей извечной зимней сказочностью и… полным безмолвием. Вокруг не было ни души. Уходящая вдаль прямая, как стрела, лыжня, на всём протяжении пустовала. Какой, однако, неудачный день! Я боязливо озиралась по сторонам, вздрагивала от любого звука и совсем уж было собралась вернуться, чтобы покататься на поле, в виду городских домов, как из-за поворота вынырнул лыжник! Молодой человек располагающей внешности, кивнув мне в знак благодарности, промчался по освобождённой лыжной дорожке, и я, сама того не ожидая, вдруг крикнула вдогонку:
– Можно мне держаться за вами? А то я побаиваюсь…
– А чего вы побаиваетесь?
– Да волков, в общем-то…
– Идёмте! – он призывно махнул рукой. – А как насчёт скорости?
– О, об этом не волнуйтесь! – его приветливость подкрепила мой порыв, и я разулыбалась, не скрывая радости от такого поворота событий, страх мгновенно пропал – и опять волшебно серебрился ельник, и воздух источал аромат морозной свежести, и снег искрился и хрустел…
Попутчик не слишком спешил, останавливался на открытых полянах, приглашая полюбоваться пейзажем, на развилках предлагал на спор угадывать, что ждёт нас за тем или иным поворотом. Мне игра нравилась, и я довольно долго беззаботно предавалась ей, совершенно не вникая в суть пересечений, перемены направлений… Вопрос задала потом вовсе не из беспокойства, а просто из любопытства:
– Мы идём по кругу? Если нет, то не пора ли повернуть назад?
– Нет, не по кругу, но поворачивать назад мы не будем.
– То есть? Как это не будем?! – я остановилась.
– Очень просто! Не будем! Вы ведь меня не спрашивали, куда я направляюсь? А я иду на охотничью заимку, есть такая поблизости. Там мы и заночуем, – и он начал красочно расписывать прелести охотничьего домика.
Сказать, что я онемела от страха, значило – ничего не сказать. Я будто очнулась от наваждения и вдруг увидела то, на что до этого не обращала никакого внимания, а именно: ранние северные сумерки уже начали подмалёвывать лес серой краской, ещё немного – и темнота скроет все очертания… Но пока лыжня была видна хорошо… Развилки – вот что меня пугало. Как их правильно пройти? Впрочем, любая лыжня всё равно должна куда-нибудь вывести… Правда, можно бегать и по кругу, можно ненароком и на ту же заимку попасть...
Уловив эти мысли, он заметил с коротким смешком:
– Вы же не знаете обратной дороги.
Да, не знаю… И всё же я развернулась и со всех ног пустилась наутёк! Бежала, поминутно оглядываясь назад… Погони не было… Ошиблась я на первой же развилке: метров через пятьдесят после неё лыжи вдруг понесли под горку, всё сильнее разгоняясь, и кончилось падением в широком овраге, из которого след уходил дальше в лес. Барахтаясь и вместе со слезами размазывая прилипший к лицу колючий снег, я испытывала уже не просто страх, а настоящий ужас перед надвигавшейся темнотой и неизвестностью. А что будет дома, если я не вернусь засветло? Да какое «засветло»? Хоть бы вообще вернуться!
– Ау! – раздалось на пригорке. Там стоял мой незнакомец. Значит, видел, как я повернула не туда? Я с опаской следила за его действиями.
– Вставайте и поднимайтесь сюда! Вам помочь? – спросил он с готовностью.
– Нет! Не спускайтесь! Не спускайтесь ко мне, я сама встану!
– Хорошо, хорошо, я не иду к вам, вставайте и поднимайтесь наверх, – тон смягчился и даже его лицо, казалось, стало подчёркнуто добрым. Артист! Но меня уже не проведёшь…
– Мы дальше так и будем разговаривать на расстоянии? Послушайте, я пошутил! Нет никакого охотничьего домика! Я разыграл вас, проучить решил! Понимаете? Извините, конечно, но это – чтобы вы больше не ходили в лес с незнакомыми людьми!
Почему-то я сразу ему поверила. Хотя… в своём розыгрыше он ведь тоже был очень убедителен…
Когда мы приблизились к городскому полю, было уже совсем темно. И лишь увидев сквозь редколесье россыпи огней, я вздохнула с полным облегчением, а на его предложение прогуляться как-нибудь по другому маршруту рассмеялась:
– Спасибочки, нет! Мне ещё надо переварить ваш урок, усвоить его как следует…
 
В лес я не ходила, пока не начали съезжаться одноклассники. Откуда только они не приезжали! Многие учились в Ленинграде, но были наши и в Москве, и в Архангельске, Кирове, Вологде и даже в Одессе. Разделённые расстояниями, мы незаметно друг для друга, исподволь менялись в манерах, одежде, взглядах, и каждая наша встреча приносила новизну. Поэтому центральным событием каникул всегда был общий школьный вечер. Танцы, разговоры, неожиданные открытия, вновь возникавшие симпатии. А в этот раз нам ещё светил и обещанный поход…
Пошли вшестером. Отправились морозным, солнечным днём, переждав пик утреннего холода. Лыжня узкой полосой проходила меж высокими елями. Их ветви гнулись под тяжестью слежавшихся сугробиков, от прикосновения к которым снег обрушивался и пружинисто расправлялись игольчато-пушистые лапы. Высокие пни со снежными шапками походили на огромные грибы, а белая пирамида была на самом деле – мы-то знали! – спящим муравейником. Лыжи несли легко, быстрое движение доставляло удовольствие. Лучшего подарка наш директор не смог бы придумать! Ведь каникулы у всех были последними, и когда ещё могло такое повториться?! У нас было полное ощущение волшебства: время повернуло вспять и мы попали в школьные годы. Это было, как игра: как будто кто-то натянул и подёргал невидимые нити и – произошла метаморфоза: каждый вошёл в ту роль, которую занимал в школьной жизни. К примеру, Марк и Юрка сразу почувствовали себя заводилами, а Гоша, без пяти минут юрист, восхищавший девчонок на вчерашнем вечере своей уверенностью и джентльменством, сегодня превратился в прежнего скромного и молчаливого Гошу с предпоследней парты. И так – все. Забавно было бы посмотреть на себя со стороны, но мы были внутри действа…
Снежная деревня на высоком берегу розовела в свете низкого зимнего солнца. Беззлобно лаяли собаки, радушно здоровались редкие встречные, а председатель колхоза взглянул на нас удивлённо:
– Ребята, у меня хорошая память на лица, помню вас. Дак, вы ведь, поди, уже не школьники?
– Конечно, не школьники, Николай Иваныч! Даже уже почти и не студенты! – смеялись мы.
В председательской избе нас ждал горячий обед. Всё было, как раньше: цветастые половики на дощатом, дресвой отшорканном полу, ржаные шанежки в русской печке, тюря из кваса с луком и хлебом и непременная на Северной Двине треска... Потом – длинный вечер с сидящими рядом друзьями, с разговорами и смехом… Помню, как, постепенно погружаясь в то состояние, которое ещё не сон, но уже и не явь, сквозь блаженную дремотную пелену мы слышим голос хозяйки: «Вы, девки, полезайте наверх, шибко хорошо там спать-то!»
И наконец – крепкий сон на полатях с еле уловимым запахом сухих трав и берёзовых веников. Дружба, доверие, тепло кружились разноцветными шарами, перемещались от одного к другому и заполняли всё пространство…
На обратный путь нас снабдили пропитанием, и мы шли «нога за ногу», не слишком стремясь к цели, растягивали удовольствие. Солнца не было, погода, видно, уже поворачивала к метелям, начинался февраль.
Ничто кроме наших голосов не нарушало лесной тишины. Оставалось километров пять до города, когда шедшая впереди Катя вдруг панически закричала:
– Волк! Волк!
На нас летел огромный серый пёс.
– Дагор, тубо! Тубо, Дагор! – повелительный голос приближался. И по боковой лыжне, со стороны просеки показался человек, он резко затормозил на пересечении, подозвал к себе собаку и обернулся к нам.
– Ребята, закурить не найдётся?
Голос я узнала сразу, это был мой недавний попутчик. «Что он, живёт, что ли, в лесу? Как ни пойдёшь, обязательно встретишь?» – мне стало смешно. Он тоже узнал меня, улыбнулся и подкатил со словами:
– Может, мы с вами всё-таки покатаемся ещё? По другому маршруту?
Друзья уже догадались, что это и есть герой моей курьёзной истории, и с любопытством уставились на меня, ожидая ответа…
 
Нет, на лыжах мы с ним больше не катались. Зато прокатились на лодке…
Короткое северное лето нередко бывает жарким. Таким выдался и тот месяц, что я проводила в Котласе по окончании института. Солнце палило нещадно, сухой зной расплавленным, дрожащим маревом висел над голым, лишённым растительности, берегом реки. Несмотря на то, что на той стороне находился хороший песчаный пляж с кустарником, наш берег тоже бывал усыпан купальщиками.
Как-то, поднимаясь от воды по горячим ступенькам деревянной лестницы, я лицом к лицу столкнулась со своим зимним незнакомцем. Без шапки он оказался светловолосым, и был очень загорелым. Тем не менее, мы сразу узнали друг друга и на этот раз познакомились. Звали его Олегом. Он рассказал мне, что работает в порту, и пригласил покататься на лодке.
– Город маленький, тебя увидят с ним, а ты совершенно ничего о нём не знаешь… Кто он? Что он? – опять беспокоилась мама.
– Мам, что он, во всяком случае, не плохой человек, я уже знаю!..
Солнце за рекой стояло ещё довольно высоко, но нестерпимой жары уже не было, когда мы с Олегом пришли на причал. Там в это время матросы занимались швартовкой, и, явно, будучи знакомыми с моим спутником, они поглядывали на меня с интересом. Перекинувшись с ними парой слов, Олег выбрал лодку, и мы отчалили.
Не могу сказать, что я любила кататься на лодке по нашей Северной Двине, мне всегда это казалось опасным. Большая река, с широким фарватером, сильным течением и волнами, расходящимися от всевозможных судов, всё-таки не располагала к романтическим прогулкам. Но Олег сразу направил лодку к противоположному, низкому берегу, где вода была спокойная, с глубокими заводями. Мы болтали о том, о сём, он иногда предлагал мне погрести, смешил вскими забавными историями. Когда заговорили о театре, спросил, смотрела ли я местные спектакли.
– В школьные годы, конечно, я бывала здесь в театре... Ну, а теперь… Нет… это не интересно, провинциальный театр, играют не так… – начала я рассуждать пренебрежительно, как этакая столичная позёрка. Что на меня нашло?
– Почему не интересно? Мне многие вещи здесь нравятся, и спектаклей здесь не мало… У меня мама и жена – актрисы этого театра…
Оп! Жена! Вот так огорошил! Мне очень хотелось верить в то, что моя физиономия в этот момент не слишком вытянулась в гримасе изумления и замешательства. Вот почему его знакомые на причале любопытствовали… О, мамочка, как права ты была! Охватившую меня неловкость я ощущала почти физически, и она чуть не заставила меня умолкнуть на полуслове. Но я этого не сделала.
– Ой, извините, пожалуйста! Я не сомневаюсь, что ваши мама и жена – хорошие актрисы… Но я, честно говоря, больше всего люблю балет… правда, правда… поэтому и в Москве-то ходила больше всего на него… А драматические театры тоже, конечно… И в Риге – туда я получила направление по распределению – собираюсь тоже больше всего на балет ходить, там он превосходный… – тараторила я без остановки, боясь внезапным молчанием выдать разочарование и осознание своего глупого положения… Мы продолжали как будто бы так же непринуждённо болтать, но не было уже той искорки заинтересованности, которая делает разговор игривым и каждой фразе придаёт значительность…
Возможно, Олег всё-таки почувствовал наигранность моего оживления и потому при расставании после всяческих взаимных пожеланий промолвил:
– И извините, если что не так.
Но «хорошую мину» я держала до конца:
– Что вы, всё было чудесно! И большое спасибо за замечательную прогулку!..
 
Недели через две поезд унёс меня в неизвестную, идущую на смену беззаботной студенческой, взрослую, самостоятельную жизнь.
Copyright (с): Наталия Букан. Свидетельство о публикации №245388
Дата публикации: 14.01.2018 00:33
Предыдущее: Филины куплетыСледующее: Признание в любви (липограмма без буквы "л")

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Маркус Декстер (Павел Григорьев)[ 18.08.2010 ]
   Ну что ж такое?! В мастер-классе Вас не в чем было упрекнуть и снова я без комментариев. Не моя проза, конечно же, но всё-таки приятно было прочесть. Видна рука талантливого писателя. Уважаю =)
   
   С уважением, Павел.
 
Наталия Букан[ 19.08.2010 ]
   Павел, а мне очень приятно прочесть Ваш отзыв(:(( Большое спасибо!
   С уважением, Наталия.
Александр Балбекин[ 23.08.2010 ]
   Наталия, честно, захотелось в Котлас. Тем более, я там никогда не бывал раньше, а вот сегодня вместе с Вами полюбовался северными красотами. Такие же чувства посещали меня в юности, от Пришвинских рассказов. Мне всегда хотелось по прочтению бежать в лес. Здорово.
 
Наталия Букан[ 23.08.2010 ]
   Александр, спасибо за Ваш тёплый отзыв. С уважением, Наталия.
ИРИНА БЖИСКАЯ(Провинциалка)[ 21.01.2011 ]
   Приятный рассказ, Наталия. Прочла с удовольствием.
   Удачи в творчестве:)
 
Наталия Букан[ 21.01.2011 ]
   Ирина, спасибо за Ваш отклик и пожелания! Тоже с лучшими пожеланиями, Наталия.
Марина Черномаз(Kira Lyss)[ 22.06.2011 ]
   Где-то в той зоне близ Котласа, которой уже нет, похоронен мой дед...
 
Марина Черномаз(Kira Lyss)[ 22.06.2011 ]
   Немного сумбурное эссе, но так искренне, так собственно, и излагаются очень личные воспоминания. Пронизано любовью к Северу и родной земле.
Наталия Букан[ 23.06.2011 ]
   Добрый день, Марина! Спасибо Вам за интерес к моим воспоминаниям и за понимание!
   Насчёт Вашего деда.... Да, зон вокруг Котласа было в те времена немало... Об одной из них я пишу в " Моём Котласском детстве".
   С уважением и лучшими пожеланиями, Наталия.
Анжелика Дозорцева[ 03.02.2012 ]
   Очень понравилось! Читается легко, тут же включается воображение,
   настолько все детально и красиво описано. Получаю огромное
   удовольствие от Ваших рассказов.
   С теплом, Анжелика.
 
Наталия Букан[ 03.02.2012 ]
   Анжелика, спасибо! Рада, что Вам понравилось.:) Тоже с теплом, Н.
Алена Рогинская[ 30.12.2013 ]
   Наталия, спасибо за рассказ! Удивительно детально и красиво описаны красоты Севера!
   Видно, что воспоминания Ваши полны любви и тепла к родной земле.
   С уважением и благодарностью, Алёна
Наталия Букан[ 30.12.2013 ]
   Алёна, спасибо!:) Н.
Ян Кауфман[ 07.01.2014 ]
   Натали!
   С удовольствием прочитал. Осталось этакое послевкусие, словно сам ощущал этот запах хвои, скольжение лыж и оторопь от предложения случайного встречного.
   Одним словом - вкусный рассказ!
 
Наталия Букан[ 07.01.2014 ]
   Ян, вот спасибо-то, рада, что осталось послевкусие:) Н.
Татьяна Коновалова[ 15.01.2014 ]
   Привет,Наташа! И я о послевкусии....
   " У нас не так,как жаль у нас не так " - размышляла я сегодня шляясь по лесу с собакой ( вернее по тому,что от него остается...) - спиленные макушки сосен, по опушкам мусор, строительная техника зимует и котлованы под строительство очередного "Магнита".­ И ни одной лыжни...
   Воздухом конечно надышалась вволю и в снегу повалялась в удовольствие, но за послевкусием - сюда...( читала в конкурсной ленте)
   Здорово! )))
 
Наталия Букан[ 15.01.2014 ]
   Танюш, как я тебе рада! Спасибо за "здорово!"­ Сначала не поняла, в какой конкурсной ленте ты читала, а потом сообразила - "Формула К". Да? Так меня уже удалили оттуда, заменили кем-то лучшим:). Там такие условия: работы поступают, а в шорт-листе должно оставаться всё время не более пятнадцати.
    Спасибо ещё раз и не пропадай! Обнимаю. Н.
Вениамин Обухов[ 21.07.2016 ]
   Наталия. Огромное спасибо. Я словно побывал дома, в детстве. Высокий
   обрывистый берег реки, лыжня через Сухону (родительницу Северной
   Двины), укрытый снегом лес, искристый, морозный воздух и слепящее
   северное солнце. КАКОЙ ПРЕКРАСНЫЙ ПЕЙЗАЖ! С уважением.
 
Наталия Букан[ 27.07.2016 ]
   Вениамин, большое спасибо за такой приятный отклик)). Отвечаю с опозданием, не было интернета. С теплом, Н.
Уваркина Ольга[ 22.01.2017 ]
   Наташа, очень понравился рассказ. Красочные картины северного края,
   увлекательные диалоги, воспоминания и психологическая составляющая...
   Моя прогулка на твою страничку удалась!))
   Поздравляю с успешным участием в сложном конкурсе!
   С теплом. Ольга
 
Наталия Букан[ 22.01.2017 ]
   Оля, большое спасибо! Как и у тебя - воспоминания:)
   С теплом, Н.
Наталия Букан[ 11.02.2017 ]
   Мнение жюри в конкурсе «Жизнь – игра».
   Ольга Грушевская: 30.01.2017
    «Этот автор всегда меня поражает яркими художественными образами, описывает, казалось бы, самое обычное - родную природу и, казалось бы, такие мелкие моменты, которые многие из нас и вовсе не замечают, а как точно и красиво!» - говорит о работе Ян Кауфман.
    И действительно, очень хорошо описана атмосфера Севера, Северная Двина дана во всей своей красе. Автор с любовью пишет о родном крае. Все члены жюри отмечают выразительный язык, грамотный, богатый; изложено динамично и легко, колоритно, стилистически выдержанно.
    Но есть и минусы. «Похоже, в истории не хватило психологии, - предполагает Мари Веглинская, - о чем рассказ? Если о случайно встрече, оставившей след в памяти, то тогда много лишних деталей. Если о любимом Севере, то Олег в общем-то не нужен. Что-то в этом рассказе лишнее. И не хватило кульминации. Яркости чувств, вспышки. Отношения получились смазанными. А вот все остальное – очень понравилось»
    Со своей стороны хочу добавить: безусловно, это хорошо написанный текст, но тема игры дана лишь условно. Вот если бы тема одноклассников была чуть больше раскрыта, то м.б. рассказ вписался в конкурс. На мой взгляд, автор затронул очень интересную тему: взрослые люди с серьезными лицами - в жизни, а на природе, в походе, вновь становятся прежними детьми-подростками, искренними, с открытыми лицами и пр. – процесс «оттаивания» души. Можно было бы интересно «поиграть» в этом ключе. Но тема осталась лишь в зародыше, а могла бы получить прекрасное развитие (на фоне прекрасной природы). А так концовка размылась.
    Работа отмечена грамотой «За яркие художественные образы».

Блиц-конкурсы от Издательства
Тургеневские записки
75 лучших строк
Детский
Домашние питомцы
Фантастика
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Атрибутика наших проектов

Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой