Наши юбиляры
Татьяна Ярцева
Поздравления юбиляру
И это все о ней.
Информация к размышлению








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Конкурсы Клуба Красного Кота
Мой смешной любимец
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Владимир Штайгман
Объем: 16424 [ символов ]
Эту войну выиграли мертвые Рассказ
Эту войну выиграли мертвые
 
Рассказ.
 
В день Победы вдова солдатская Устинья Тихонова направилась ранним утром в центр села, к монументу в честь погибших на войне земляков. Памятник являл стэлу с пятиконечной, устремившейся в небо звездой. Место всегда печальное, одинокое, располагающее к неторопливым раздумьям. Зимой тут свистели колючие ветры, билась в падучей метель, стояли навытяжку, словно курсанты, ели в белой парадной одежде. Каждый сезон они поправлялись на одно годовое колечко. Летом обвязывала небо радуга, гулко били, как пушки, громы, замолкая лишь для перезарядки орудий, рушился на притихшую землю дождь, и ветер обсушивал слезы его. Осенью в сереньком, как шинель, небе делали прощальные круги птицы, улетающие в чужеземные края и клин их, точно вышибая лето, уходил на юг.
И всегда ночами светился холодный, дырявый, будто изрешеченный пулями космос. Иногда оттуда, как из переполненного сундука, выпадали звезды и их короткий высверк, отражался на гладких боках стелы. Большинство людей по стезе божьей лежали на кладбище, а здесь была символическая могила тех, чьи следы затерялись не только на земле, но и в бумагах.
По бокам монумента помещались плиты с именами погибших.
Этим спискам регулярно и поклонялась грозная с виду , высокая костистая старуха. Облегчала душу от многолетней застаревшей надсады, пропитавшей каждую клеточку тела, роняла слезы на холодный бетон, и в очередной раз смирившись с горькой участью, выпавшей на ее долю, которую уже не поправить, не изменить вовек покорно уходила домой.
Сегодня, тяжело достигнув парка, увидела она, что у плит, не смотря на рассветный, едва озвученный час возится с кисточкой и баночкой золотистой краски, подновляя списки, бросовый сельский мужичок Витюха Громов, косоглазый выпивоха, с рожей каторжника, но при этом безобидного поведения. Навроде юродивого. Его не кусали собаки и не придирался участковый. Ни пользы, ни вреда от него в селе не было.
Устинья подошла сбоку и закрыла своей большой тенью хлипкого мужичка.
Звезда на стэле уже ярко горела на восходе,и вороны, привлеченные ее блеском, пытались угнездится на железных лучах.
В парке, как зажженные свечи, белели цветущие черемухи, а соловьи, обреченные славить любовь, никак не могли успокоится с ночи. Только какая любовь у невесть где пропавших солдат. Даже места их последних стонов неизвестны.
-- Авдотьевна! Инсульт-привет! Ты прямо ни свет, ни заря явилась... Ликование через два часа будет- первым приветствовал он вдову. Витюха, зная неприветливость и тяжелый язык старухи чуть побаивался ее.
-- Ведаю и без тебя, пестик!- холодно отозвалась она.- Не хочу посторонних глаз. Чураюсь я этой шумихи. Каждый год одно и тоже талдычат на этих ликованиях. Уже песни и пляски из войны сделали. И торгуют, как на базаре. Стыд один. Разве они воскресят мертвых?
-- Не любишь, стало быть, ветеранов ?
-- Ну их к лешему. Живых не люблю.- вздохнув, призналась старуха.-Видать на войне хитрецами были, голову меж колен прятали. А мои воины прямо стояли. Потому и сгинули первыми. Они и выиграли войну.
-- Дерзкая ты больно!
-- Уж какая есть. Кому почет, дрова да электричество бесплатное. А я ревмя жизнь проревела. Меня эта проклятая война смолоду заживо погребла. Федор мой богатырского роста был. Такого мужика после войны не встретила уже. Все больше мошкара...Не за кого было замуж выходить.
-- Сочувствую! Вдовье дело не мед.
Витюхины руки жалко подрагивали, он икал, и работа тонкой кисточкой утомила его до седьмого пота.
-- Трудись выпивошка! Бог в помощь! Всякая работа от греха оберегает.
-- От сельсовета задание имею, подруга. Вчера должен был работу сдать, да выпил лишний крюк сивухи. Елы-палы! К ликованию подновлю каждую геройскую фамилию.
-- Аккуратнее крась, болезный,- строго сказала Устинья.У тебя же, проклятущий, буква на букву лезет. Сколько заплатить обещали в сельсовете?
-- Рубль за фамилию, каланча. Их тут триста шестьдесят четыре штуки. Пересчитал. На выпивку хватит. Слушай, Авдотьевна, я только сегодня патриотически обалдел... Елы-палы! Это сколько же наших мужичков угрохали эти колбасники? Будто мы со всем миром воевали, а не с плюгавой Германией.
-- А ты как думал! Война это кровь. Ее вылилось больше, чем воды в нашей речке. И слез немерено. Я сто подушек за эти годы заплакала.
--Натурально все буквы алфавита здесь. У тебя кого покрошили?
-- Мужа и двух сыновей. Еще племянники, дядья по матери...Тихоновы, Хорьковы, Семеновы. Большие семьи.
-- У вас в роду все бабы крупные. Вроде тебя. Не женщины, а динозавры титанического вида. И рожали помногу!
-- Верно. В кровати задаром не валялись. А сейчас вылупят одного и квохчут над ним...
-- Я твоих старательно покрашу,- пообещал Витюха.- Приложу усердие. Будь спок! - и как бы между прочим, вскользь добавил о деле, мало его интересующем , хотя оно было единственным предметом его вожделения.- Опохмелишь меня потом.
-- Ладно! Я посижу немного тут, поговорю со своими и уйду.
Витюха поднял голову и вмиг со своими неправильными глазами стал похож на артиста Савелия Краморова. Потом таинственно шепнул:
-- Ты останься покуда, божья невеста. Мне в сельсовете сказали, что сегодня Герой Советского Союза на ликование будет. Настоящий! Из соседнего района.
--Что с того?- равнодушно произнесла старуха
-- Как что!- искренне возмутился косоглазый Витюха.- Ну ты даешь, вешалка старая! О геройстве своем будет рассказывать.
--И его слушать не желаю! Тоже видать от пуль пригибался,ежели из мясорубки живой выскочил.
Витюха поскреб затылок, ухмыльнулся зверской рожей.
-- Кристально мыслишь! Мне, честно говоря, этот герой тоже не нравится. Узнал кое-что о нем. Подробности службы. Сука еще та, доложу тебе, клюшка!
-- Тебе чем он не по душе? Его родина вознесла, а ты воин опухший на дне остался. Ни кола, ни двора. Подвизаешься навроде юродивого. Тьфу!
---Про меня и собаки не лают.- не стал возражать Витюха.- Хотя я смолоду Бам ездил строить. Там тоже Героев некоторые заслужили.
-- Чего ж тебя-то обнесли?
-- На лесоповале уши деревом обсекло. Вернулся домой быстро.- Витюха испуганно озирнулся, хотя в парке кроме его и старухи никого не было.- Слушай дальше о Герое Советского Союза. Он в СМЕРШе служил. Усекаешь?
-- Не понимаю я в этом.
-- Стародурка! СМЕРШ- это сталинские эсэсовцы. Они воинов твоих в наступление под пулеметом гнали. Как скот на убой...
-- Врешь? Не может быть такого...Хоть ты и мужик, а душу из тебя могу вытрясти.
Витюха , бросил кисточку, рванул на груди рубаху.
-- Десять лет расстрела... Так и было. Им товарищ Сталин такое право дал.
-- Зачем их кнутом понукать?- пробурчала старуха.- Они сами за Родину бились. Понимали, что негоже на своей земле под германцем ходить. А коли погибли, судьба такая. Ни душа на небо, ни кости в землю.
--Эх ты, ноздри с дырками! Елы-палы!
--Малюй, Виктор Иванович! А то не поспеешь!
-- Не опозорюсь перед фронтовиками и партизанами.
Разговор умолк. Витюха, сопя, продолжил красить, и дело его подвигалось к расчету, а старуха, усевшись перед родными фамилиями, стала шептаться с ними, будто с живыми. И мертвые, казалось, отвечали ей. И надсада в душе , как всегда, унималась.
Между тем в парке собирались люди и старуха решила остаться на митинг. Через короткое время началось официальное ликование.
Все шло привычно. Сперва выступал местный сельсоветский краснобай, имея в усиление речи микрофон. Кричал о миллионах убитых. Причем радостно как-то, словно этим следовало гордится. Потом звонкими молодыми голосами читали стихи школьники, и спели под баян " Землянку". Крепкая на чувства старуха , не сдержалась и заплакала. Так и стояла с мокрым, залитым пеленой слез, лицом, вспоминая, что ее муж тоже играл на гармони.
Следующим говорил настоящий, уважаемый всеми фронтовик Михеич, росточком впол-мужика, с двумя левыми ногами и вечно "под мухой". Михеич был отцом послевоенных девяти сыновей. Выступал он на "ликованиях" ежегодно , нескладно, зато от души. Непременно являлся в старой , неведомым образом сохранившейся фронтовой шинели, грязной, кургузой, цвета праха земного.
-- Хочу рассказать, как я первый раз со страха обмочился на фронте?- заявил он тему своего выступления.
-- Что?- заострил лицо председатель сельсовета.
-- Про штаны свои мокрые в первом бою хочу поведать. Для истории войны. Чтоб знали все.
-- Андрей Николаевич! Ты не в ту степь заезжаешь. У тебя героических воспоминаний разве нет? Те, что зарубкой легли на сердце. При чем тут позорные штаны?
-- Эх, братцы, не было солдата, который хоть раз на войне не обмочился,- твердил свое Михеич.-Иные перед атакой белели, как полотно и блевали. Крестились даже партийные. Только бог мог пулю заворожить, а вождю слабо. Он сам трус был. Ни разу на фронт не выехал. А перед смертью самого себя , говорят, боялся. В разных комнатах ночевал. Расстреливайте меня, а я, как мелкий боец войны,ни разу Сталина перед боем не вспомнил. Не с руки было.Земля ему, конечно, пухом.
--Довольно Михеич порочить войну.
-- Чего ж ее, падлу, нахваливать что-ли?!
-- Говори по делу! О мужестве своем беспримерном поведай.
Михеич высморкался, торжественно продолжал.
-- Ладно! Поехали дальше. Хотел еще о солдатских вшах и методах уничтожения их в боевых условиях рассказать, но не буду , а хочу вам, граждане, доложить , как я от плена немецкого героически увильнул.
И опасливо посмотрел на ведущего. Тот молча кивнул головой.
Ободренный Михеич продолжал:
-- В Белоруссии дело было. Я в артиллерии при лошадях служил. Орудия перетаскивал. В бою немцы раздолбали наш расчет. Першерона, коня то есть моего, насмерть убило, меня швырнуло под небеса. Вернулся с контузией. Слышу немецкие автоматчики раненых добивают. Я быстренько выпотрошил першерона и залез в него. Как в пещеру. Трое суток во чреве обитал, питался изнутри. Потом немцы стали приползать к туше и мясо отрезать. Чтоб поджарить значит! Я и вылез наружу. Фрицы драпанули от страха. Видать за черта меня приняли. Я вдогонку пятерых их ихнего автомата уложил. А тут и наши подоспели. Так мне медаль вышла...
В толпе, окружившей грузовик заулыбались, явно одобряя сообразительность русского маленького солдата .
-- А почему у тебя две левые ноги?- выкрикнул кто-то.- Урод ты, Михеич, каких поискать!
-- Тоже объясню душевно! В сорок четвертом мою природную правую ногу оторвало напрочь фугасом. Попал в лесной госпиталь. Темно, как в погребе. Хирург мне и говорит. " Не дам тебе пропасть, солдатушко. Ног запасных у меня навалом. Вот обезболивающего ни хрена нет. Только спирт! Влил он в меня пару стаканов живого огня, сам, видать, коновал, тоже глотку изрядно промочил. Привил мне чужую ногу. Через неделю снял бинты, и у самого глаза на лоб полезли. Извини , говорит, герой, я тебе в неразберихе вторую левую ногу пришпандорил . Живи так, не отрывать же по-новой удачную конечность. Вот паразит! Так и существую! У меня правой обуви накопилось сорок штук. Кому надо презентую...
-- Носи сам! Уважаем тебя , Михеич! Тебе бы еще язык новый пришить. И сыновья у тебя герои славнецкие.
-- Это верно! Я опасался уродами будут. Слава богу- пронесло, супружница моя правильными всех на свет божий вытолкнула. Она у меня мастер по этим делам. Ты говорит, топчи меня с любой ноги, а я уж не подведу...
-- А почему шинель фронтовая на кусочки исполосована?
-- Для сыновей отрезал... Они же у меня военные. Колька в Афганистане воевал, Андрей в Анголе и других чумазых странах, Игорь с горами кавказскими бился... Каждому на счастье отрывал. И все живые остались. Пусть меня в этой шинели похоронят. Лично попрошу председателя сельсовета проследить.
Потом выступал знаменитый гость, Герой Советского Союза. Все ждали от него богатырского облика, зычного рыка, а Герой оказался немощным старичком, наподобие высушенного на нитке гриба. Но медали и ордена звенели на груди, как наборная сбруя на призовом рысаке. Рядом стоял участковый, готовый в любую минуту прийти на помощь уважаемому гостю, если того надумают обидеть. Устинья подвинулась близко трибуне. Сзади дышал провокатор Витюха, уже получивший денежный расчет и чуть вправивший в фокус глаза.
Герой, опытный в выступлениях, сипло, но уверенно, златоуст супротив простодушного Михеича, читал настоящую лекцию о войне. Назубок перечислял армии, части, боевые операции, даже вражеские дивизии и имена фельдмаршалов, точно коротко был знаком с ними. О своем личном участии в боях,правда, умалчивал, но всем было ясно- Героя авось кому не присудят.
-- Война, товарищи, была настоящим испытаниям для партии и народа, произносил он правильные слова и награды колокольчиками отзывались на геройском пиджаке.- Фашистский зверь долго муштровал нас. Били в хвост и гриву. С ними быстро изучили мы все учебники военные. В середине войны оклемались , каждый советский лейтенант стал фельдмаршалом...
Школьница в толпе подняла руку, трепеща от волнения спросила:
--Василий Спиридонович? Что Вам запомнилось больше всего из будней той страшной войны.
-- Хороший вопрос, деточка!- выцветшие глаза героя обрели стальной блеск.-- Потрясли до глубины души зверства фашистских ублюдков на окуппированных территориях Казни ни в чем не повинных людей. Я видел убитых стариков, женщин , детей... Волна гнева поднималась в груди. Хотелось мстить и мстить коварному захватчику.
Мощная Устинья приблизилась к ветерану вплотную. Грозный вид ее заставил тщедушного оратора сделать шаг назад.
-- Вопрос к тебе герой имеется?- сурово произнесла вдова.
-- Пожалуйста!
-- Солдат ты или ботало коровье?
-- Не понимаю...
-- Объясню! Негоже солдату, защитнику, на врага жаловаться. Позор! Сам же допустил поганцев к полям и деревням, сдал баб и стариков в руки неприятеля. Не защитил, не прикрыл, удрал себя спасать. А теперь сопли распускаешь. Герой! С дырой! И не совестно тебе такое говорить. Враг он и есть враг, он не пряниками пришел нас кормить.
Она сделала еще один шаг вперед. Старичок, отступая, заплелся ногами в своей палочке, и свалился в траву. Жалко не по геройски. Милиционер помог ветерану подняться, затем схватил старуху за руки, испугавшись, вероятно, что она станет бить заслуженного человека.
-- Сержант! Отпусти ее. С ума сошел,- заступился за вдову Герой.
А председатель сельсовета, глядя на старуху, покрутил пальцем у виска. Милиционер вытянулся в струнку.
Фронтовик быстро пришел в себя. Он оказался настоящим мужиком. Подойдя к Устинье бесстрашно стоявшей на месте, спросил:
-- Ты, женщина, вдова солдатская будешь?
Устинья повела рукой в сторону бетонных плит.- Тут все доски моими родными исписаны. Это они выиграли войну. А ты примазался к ним... Коль не умел воевать-помолчал бы уж.
-- А чем мне было воевать?- покраснев до удушья , фальцетом выкрикнул Герой,- Ты знаешь, баба глупая, что даже винтовки у меня в начале войны не было. Командиры так приказывали. " В бой ходить по двое. Один стреляет, а другой ждет, пока убьют его, чтобы винтовкой завладеть.
Устинья досадливо махнула рукой:
-- Вот с этого бы и начинал... С правды-то!
Она повернулась и пошла прочь. Шла и слышала, как Витюха кричал о пулеметах, как Михеич требовал для себя золотую Звезду, как стрелял в небо почетный караул.
Вдова шла берегом реки. Та покорно следовала рядом, вязала узелки струй, расчесывала колтуны водорослей. Подрагивали листья кинжальной осоки. Обессиленная Устинья присела у воды. Рядом появился запыхавшийся Витюха. Встал на четвереньки, напился по-собачьи, радостно оскаливая зубы рассмеялся:
-- Молодец Авдотьевна! Правду- матку резанула. Я тоже кой-чего про СМЕРШ ему ввернул, гадючка ему в глаз.
-- Дубина ты, Виктор Иванович!- устало произнесла она.
-- Пусть присядет внутри себя.
-- Денег будешь на водку клянчить?- покосилась она на собеседника.
-- Авдотьевна! За тебя дык, елы-палы... Уважаю! Воинов помяну как следует. День Победы все же. Разойдемся радостно.
-- На! Сгинь в момент с глаз моих. - она сунула Витюхе деньги и отвернулась.--Дура я бессознательная! Человека обидела ни за что. Мои ведь тоже воевать не умели. С кого спрос теперь учинять.
Вдова еще долго сидела у текучей воды и плакала. А речка все также устремлялась под наклон земли родной к морю и не ведала о горе людском.
Copyright: Владимир Штайгман, 2010
Свидетельство о публикации №243038
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28.03.2010 14:34

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
Мы в ответе за тех,кого приручили
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов