МСП "Новый Современник" при участии Литературного фонда имени Серея Есенина начинает новый 2022 год сразу с нескольких новых литературных конкурсов! Разделы конкурсов размещены в центре портала! Знакомьетсь с Положениями об этих конкурсах - размещение текстов в их разделы уже доступно!
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник
года 2022"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурная по встрече
Дня влюбленных
Алла Райц
«Любовный переполох», или Куда летит стрела: конкурс «валентинок» ко Дню всех влюбленных
Буфет. Истории
за нашим столом
Что бы это значило?
Кабачок "12 стульев" представляет
Владимир Трушков
Лёша и медведь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Литературно-критические статьиАвтор: Борис Колганов
Объем: 16989 [ символов ]
Четвёртый хит
- А я тебя предупреждала!
- Не слышал…
- Куда тебе, тетеря глухая. Я же тебе в прошлый раз все слова выложила, хватило бы тебе не то, что на двадцать строчек, а на все тридцать! А ты за три дня еле-еле настрогал пятнадцать строк, причём одна из них – не твоя, и возгордился. Чем, спрашивается? Что пятистопный ямб одолел? Да кто же ямб так долго может писать? Тут работы – от силы на день: это ж воздушный ямб, а не амфибрахий какой! И тебя нисколько не насторожило, что дело-то не идёт? А это я всё пыталась осадить тебя, дескать, остановись, подумай, ведь не так что-то! Да куда там: строчит, гад, ничего не слышит. А один раз, знаешь, что ты мне сказал?
- Что, - выдохнул я.
- Ты сказал «уйди, не мешай». Вот дурак, ну, дурак. Хорошо, что тебе в одной фразе не понравилось слово «усыпанный». И ты написал: «луг, осыпанный росой», А то я, боги мои, ушла бы от тебя. Да нет,- помолчав немного, продолжала Муза,- не ушла бы. По крайней мере, насовсем. Не положено нам оставлять человека с божьей искрой.… Да и потом: интересно, всё-таки, наблюдать ваши муки творчества.
- Ну, а как – стихи-то?
- Ничего. Не из плохих. Но ты начудил с размером! Сначала до пяти научись считать, а потом уж за перо берись! Версификатор несчастный! – снова заругалась Муза.
- Но я же каждую строчку высчитывал: и везде было пять стоп, - пытался оправдываться я.
- Ты – дубина, - вдруг спокойно сказала Муза, - где здесь пять стоп: «Иль дождь слепой, упавший полосой косой»? Вот на кой здесь «косой»?
- Это пятый ямб и десятый чётный ударный слог. Как в задании велели.
- Велели, велели. Смотришь в книгу, а видишь фигу. Почему спондей не посчитал?
- Где спондей, - засуетился я.
- Где, где… вот где: «ший по».
- Муза, так не честно: я же с тобой по-русски общаюсь, а ты сюда какой-то китайский приплела.
- Всё, я с тобой на эту тему разговаривать больше не буду: достал ты меня. На досуге сядь в уголочке и покопайся в своих строчках на предмет неучтённых спондеев и каталектик.
И с этими словами она стала таять в пространстве.
 
- А у меня второй тур…
Муза перестала таять и опять превратилась в босоногую юную богиню в тунике по последней моде.
- И что? – спросила она.
- Я вот тут подумал: а что если вот это стихотворение в прозе переложить на стихи. Посмотришь?
- Милый мой, да будет тебе известно, что мы не даём рекомендаций. Мы только вдохновляем, а решать, что да как – это за вами! – отвечала мне муза, пробегая текст глазами. Это был небольшой отрывок, в котором имели место осень, музыка и любовь. И даже некоторое развитие сюжета с вполне мажорным окончанием.
- То, что здесь написано, вряд ли уложится в двадцать строк. Да ещё в четырёхстопный хорей – в нём, знаешь ли, совсем мало места.
- А ещё девятнадцать междустрочий, - продолжал настаивать я.
- Вы, молодой человек, хотите своё стихотворение украсить скрытым смыслом, наполнить его, так сказать, вторым содержанием, предоставить читателю возможность буйно фантазировать между строк?
- С тво… Вашей помощью, моя госпожа.
Муза понимающе кивнула и в задумчивости прошлась. Она была восхитительна!
- Ладно, я тебе помогу.
Что-то промелькнуло в её интонации, но я не понял – что.
Она села за стол и бросила первые слова «Осень листья осыпала». Я принял.
- Повнимательнее, - сказала муза. И процесс пошёл. Только капли осеннего дождя, которые фортепьяно должно было подбрасывать за шиворот для бодрости, никак не хотели укладываться в коротенькие четыре стопы. Тоже и звуки из таинственных скрипичных глубин упирались и не шли в строку. Их, этих строк, явно было мало. А скрытого смысла набралось столько, что для него не хватило бы не только девятнадцати одинарных межстрочных интервалов, но и нескольких пустых листов.
Муза, между тем, насмешливо следила за моими напрасными трудами. Потом, ехидно улыбнувшись, соткала в пространстве образ ртутного света и стала смотреть дальше. Ртутный свет, покачавшись в воздухе, опустился на испещрённый лист, где и пульсировал до тех пор, пока я не приделал к нему слово «разгорелся». Вскоре передо мной возникло словечко «занявшись» и как бы сама собой сформировалась скоротечная осенняя заря. И вот уже ветер гоняет по саду осыпавшиеся листья, слышатся звуки скрипки, альта и фортепьяно и мы вместе с первым снегом где-то кружимся в вальсе…, и всё кончается дождливым утром! Передо мной лежал шедевр! Я готов был музу расцеловать!
- Но, но. Без рук, дяденька! Ты все время забываешь: кто я и кто ты.
И с этими словами Муза, иронично улыбаясь, улетела в свои края.
 
- Что, опять баранку схлопотал? - спросила меня Муза, когда я рассматривал результаты второго тура, - показывай, что там у тебя… Ага, такая маленькая зарисовочка осеннего вечера, плавно переходящего в осеннюю же ночь. И даже танец ниочём. Прелестно, прелестно… Дурачок ты мой озабоченный, неужели тебе не видно, что Это, - и муза брезгливо показала пальчиком на экран, - в лучшем случае может быть интересным только тебе, а в худшем… Ладно, замнём. Лучше скажи мне, мой юный друг, - вкрадчиво проговорила Муза, - ты перед отправкой стих этот прочитал?
- Конечно, и не один раз. Все хореи и спондеи посчитал. Всё сошлось.
- А почему тогда хит-кординатор говорила тебе о том, что еще есть время почитать стишок и поправить его, если захочется?
- Я думаю, Татьяна просто напоминала мне о такой возможности, поскольку я новый человек на портале и не обо всём ещё знаю.
- Конечно же, она только это и имела в виду. И что ты сделал?
- Поехал укрывать розы от мороза, - подавленно ответил я.
- Он «поехал укрывать розы», - продекламировала муза, - от угрозы мороза. Послушай-ка, садовод-любитель: уважаемые люди пригласили тебя на серьёзный турнир и, видимо, имели на то основания. Что же сделал ты? Вместо того чтобы прилежно следовать правилам, ты сначала придумал себе дурацкий ник, а потом к всеобщему недоумению выскочил на ристалище и стал путаться у всех под ногами и резвиться этаким сереньким козликом! Ты что – козёл?
- Однако, Муза, козёл – это как-то.… Хотя, Серебряное Копытце козлом и был…
- Серебряное Копытце после себя оставлял самоцветы, а ты – козьи шарики, - прыснула Муза.
Я обиделся. Но стих всё-таки ещё раз прочитал. Стих как стих.
- Я не понимаю, что здесь не так?
- Там же нет рифмы.
- Ну и что? Стихи-то есть.
- Двадцать стихов есть, но в большинстве своём они не рифмуется.
- Ну, так это ж белые стихи.
- Слушай сюда, стихоплёт-теоретик, - голос Музы начал позванивать, как гитарная струна, - когда сегодня говорят «стихотворение», по умолчанию имеют в виду обязательное наличие рифмовки. Всё остальное – оговаривается специально. Таким образом, если тебе в задании не сказали написать белый стих, то ты его и не должен писать, если тебе в задании не сказали написать верлибр, то ты его и… Я вижу, ты даже не знаешь, что это такое? Хвала богам! А то бы ты и верлибром судей порадовал! Ты опять попытался установить свои правила, неугомонный ты наш. В конце концов ты добьёшься своего: судьи твоим сочинениям автоматически будут ставить неуд, даже не читая их!
- Ладно, Муза, не ругайся. Ведь я же точно вдохновение чувствовал, и стихи мне понравились. Вообще-то я один раз подумал: может, ещё один вариант сочинить? Но тогда получилось бы, что я засомневался в качестве твоего вдохновения, и ты обиделась бы…
Я посмотрел на Музу. Она умильно улыбалась, а её затуманенный взгляд говорил: «какая чушь!». И тут меня вдруг осенило:
- Ты нарочно вдохновила меня написать это! Но зачем?
- Ты неисправим, - заговорила Муза, - Пойми же ты, наконец, что перед тобой не юная девочка с детским пушком на нежных щёчках, не взрослая обольстительная женщина, я вообще не человек, я - богиня и меня обидеть нельзя по определению. Мы, музы, своенравны и бываем покладистыми, только когда чувствуем крепкую руку. Вот если бы ты решился переписать свой шедевр – был бы совсем другой разговор.
- Да не успел бы я.
- Не отмазывайся, всё бы ты успел. Мне ли этого не знать!
- Поясни.
- Это элементарно,…Хм!…Я же вас всех насквозь вижу, до буковки знаю возможности каждого. Там у тебя рядом с твоим шедевром лежал классный стих, и я готова была отдать его тебе, сразу же, как только ты принялся бы за дело. Но ты меня не позвал. И вот результат: тебя практически уже вышибли из турнира. Даже если в третьем туре тебе и удастся взять очко, маловероятно, что оно тебе поможет.
Печально, девица,… Что ж мне так не везёт! То с размером намудрил, то стих нерифмованный произвёл. И в плохиша меня уже записали, судя по всему, теперь всяко лыко в строку пойдёт: вон даже один из рецензентов не увидел в моём стихе обязательной фразы «осень листья рассыпает». А она вовсе даже и не обязательная, её можно использовать в стихе, а можно и не использовать. Я и не использовал её. У меня другая фраза, хоть и похожая. Зато у визави в стихе есть хорошая тема, а в моём – какие-то неясные эмоции, которые вряд ли бы спасли стих, даже если в нём всё с рифмами было в порядке. Печально…
- Если ты так будешь во всём этом копаться, - сказала Муза, - то никогда ничего путного не напишешь.
- Но мне же надо знать, отчего мой стих не понравился.
- Хочешь поверять алгеброй гармонию, глупенький? Знаешь, что: напиши об интересном хотя бы и коряво – и твой стих понравится. А будешь писать красиво о ниочём – ничего и не получишь.
И с этими словами Муза исчезла.
 
- Боги мои, боги! За что мне такое наказанье-то…. Всё, молчу, молчу! Позвольте поздравить Вас, пиит непревзойдённый, с досрочным окончанием турнира. Скажу прямо, я восхищена Вашим феноменальным результатом: не каждому новичку удаётся с первого раза вылететь из турнира всухую! Ах, вас трое таких… Ты не оригинален. Что пьём?
- «Капитан Морган».
- Это что, ямайский ром? Нет уж, сам его пей. А я, как-нибудь нашенским нектаром обойдусь. Мне, как ты понимаешь, всегда надо быть в форме. Особенно в творческих упражнениях с такими как ты.
- Опять обижаешь?
- Нисколько, – отвечала Муза, устраиваясь на стопке книжек, – просто с вашими Великими у меня никогда не бывает никаких хлопот. А ты – одна головная боль. Ведь третьего дня говорено было тебе: рифма, рифма и ещё раз рифма. И вот вам результат: опять у тебя с ними проблемы. Но, прошу заметить, какой прогресс: если вчера у тебя не нашлось ни одной рифмы во всём стихо, то в сегодняшнем они все на месте, разве что всего-то две рифмочки неточные. Но этого хватило, чтобы снова закатать тебе нуль!
- Но послушай, Муза! Я думал, что первые и третьи строчки каждого катрена допустимо и не рифмовать. А в них всего-то две неточные рифмы встретились.
- А, вот теперь-то я узнала, кто позировал Родену! Это – ты, мыслитель-тугодум, Спиноза неугомонный! Он думал! Индюк вон тоже думал, да в суп попал!
- Муза, послушай-ка: я вот всё время думаю…ой, прости, пожалуйста, к слову так пришлось. Не повторится! Так вот: в моём «Дырявом зонтике» вроде бы нашли неплохое развитие сюжета и могли бы закрыть глаза на неточные рифмы, а?
- Даже и не думай обсуждать решения жюри. Твоё дело маленькое: слушаться и исполнять. Ты же головная боль, хорошо, что только моя. Но тебе этого мало, ты хочешь, чтобы и у судей из-за тебя ум за разум зашёл!
- Да отчего же обязательно «зашёл»? Поясни.
- Нисколечко этого не собираюсь делать. Сам расклад прикинь! – Муза сделала глоток своего нектара и недоумённо уставилась на справочник по электротехнике, странным образом затесавшийся между томиками В. Маяковского и А. Галича.
Расклад был ясен, пень. Да и не в нём, собственно, дело. А в том, что уровень моих опусов здесь ничему не соответствует. Это было приятно осознавать, поскольку передо мной рисовалась увлекательная перспектива пройти курс повышения квалификации. Или узнать, что у меня кишка тонка, успокоиться на этот счёт и заняться, наконец, чем-то дельным: квартира, вон, как вошла в ремонт, так и стоит в нём третий год, чёрт ногу сломит! Терасса на даче протекает, крыть надо, а крыть нечем! Ну, и так далее.
- Должен тебе сказать, Муза, что этот «Дырявый зонт» вообще мог не появиться на свет, не до стихов мне было в ту пору. Я уже готов был объявление дать о техническом поражении.
- Я это заметила. Вообще мы в таких случаях предпочитаем не иметь с вами никаких дел: ваша суета не для нас. Обычно есть время переждать тёмную полосу: какая разница, когда родится стих, днём раньше или днём позже. Тем более, что стих этот уже ничего не решал. То, что ты в конечном счёте выполнил турнирный регламент – это хорошо. Но, как правило, у таких дилетантов, как ты, сильно страдает качество. Так что не удивляйся очередной баранке. И больше так не делай!
И с этими словами Муза улетела.
 
Вот уже несколько дней я нахожусь на трибунах. Как бы нахожусь. Несмотря на то, что передо мной тот же комп, те же косые взгляды, тот же спящий ремонт. Сейчас мне почему-то представляются именно трибуны, на скамейках которых подпрыгивают капли ноябрьского дождя, и время от времени появляются ники, все на одно лицо (неужели я тоже на одно лицо?) и другие лица, собственные. Но ни те и ни другие мне ни о чём не говорят. Хотя, я понемногу уже начинаю ники различать: этот похож на глас судьбы, а тот – на строгую незнакомку. Вот – маленькая хозяйка, а это –летящий в небе, яблочко, лизочек, цветок эдинбурга. Интересно, на кого я похож? Впрочем, Муза мне уже сказала…
- Бараночкой не угостите? – раздался знакомый голос.
Ну, конечно же, передо мной стояла моя любимая Муза! Она стояла, держа перед моими глазами листок с несколькими строчками, среди которых я выхватил одну: «Тауна тауэр клана даунов».
- Тебе не стыдно?
Мне было ужасно стыдно. Уже с момента публикации. Я густо покраснел.
- Тебе стыдно, – удовлетворённо констатировала Муза, – хвала богам, в тебе осталось немного совести. Странный ты тип: я тебе всю плешь проела, чтоб ты не делал ни того, ни другого, ни пятого, ни десятого, а ты умудряешься придумать ещё какую-то очередную хрень и тут же с ней вляпаться!
Муза села на не просохшую ещё от недавнего дождя скамью и стала с интересом наблюдать, как стайка лиц собственных оживлённо обсуждает вывешенные на стенде стихи. Кстати, по поводу лиц собственных: не исключаю, что часть из них – участники турнира, а то и сами судьи.
Некоторое время я помалкивал, а потом, вспомнив про крепкую руку, сказал:
- Я не знаю, где тебя носило, когда я вымучивал эту ужасную футураму. Сейчас ты здесь, моя госпожа, поэтому займёмся делом. У нас теперь командировочка образовалась в прошлый семнадцатый год.
- Ну, вы ребята, даёте! И кто ты там, где и когда?
- Пока мне ничего об этом неизвестно.
Муза развела руками.
Весь день работа продвигалась с трудом. Потому что по случаю стремительно надвигающегося конца года на службе был аврал, местная сеть изнемогала, и мне редко удавалось через Интернет улизнуть в семнадцатый год. Дома – тоже, сами понимаете. Муза помалкивала, но была рядом, и это обнадёживало.
Утро – очень хорошее время суток для вчерашних ассоциаций и размышлений:
- Слушай, Муза, наверно это – двадцатилетний рабочий, которому светит в сорок лет загнуться, таким же образом, как и его отцу. Это же будет в тридцать седьмом году, и это – круто! Да за то, чтобы такого не случилось, я мог бы пойти за эсдеками куда подальше. Вот это – мотивировка!
- Это я поняла. А – где?
- Где, где… нигде.
- Не поняла. Поясни.
- Не собираюсь ничего описывать. Неинтересно это. Переживания всякие и эмоции во время стрелялок – не знаю, не понимаю и не буду. Никаких боёв – ни в Питере, ни в Москве. Так что насчёт «где» – сама выкручивайся.
- Гад какой! Про «когда» и не спрашиваю: раз неизвестно где, то и неизвестно когда?
- Вот именно.
Обречённо вздохнув, Муза молча принялась за работу и уже к середине дня где-то на перегоне между Сестрорецком и Петроградом выстукивал по рельсам вагон, несущий моего героя с нелёгкими размышлениями о тяготах жизни. В котором часу это происходило, в стихотворении не указывалось.
Когда в четыре часа пополудни ноябрьский день стал меркнуть, на свет появилось четверостишье с мечтой героя о женитьбе. Здесь Муза не выдержала и спросила меня:
- Это какая-такая Катька, та самая, что ли?
- Кому это интересно, пусть и додумывает. Не отвлекайся, - отрезал я.
Муза не отвлекалась недолго. Когда я старательно выводил «завтра дадим огонька прикурить», она съехидничала:
- А мировой пожар слабо раздуть?
- Этого нам только ещё не хватало! Нам бы в ближайшей перспективе двадцать пятое октября пережить. А также – тридцать седьмой в недалёком будущем.
Ближе к вечеру, когда стих уже умчался на портал, Муза сказала:
- Всё-таки, хорошо, что на трибунах не раздают баранки! – и исчезла.
Интересно, что она имела в виду?
 
Последние два тура присутствовать на трибунах мне пришлось одному. Муза опять куда-то умотала, поэтому зеркальный стих у меня получился никакой, а на ропал уже и рука не поднялась. Только однажды я мельком увидел Музу резвящейся в обществе ей подобных. Она не обращала на меня никакого внимания, но я-то знал, что никуда ей не деться с подводной лодки.
Copyright: Борис Колганов, 2010
Свидетельство о публикации №229306
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 16.09.2010 22:20

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Олеся Еранова[ 25.11.2009 ]
   :)))) Улыбалась от души! Борис, Не у Вас одного такая Муза - шутница с характером:))) Может к следующему Хиту приручим?;)
 
Борис Колганов[ 25.11.2009 ]
   Даже если и не приручим, в турнирах поучаствуем. А то зачем мы здесь?
Олли[ 25.11.2009 ]
   Борис, Вы ведь первый раз на Хите были?
   
   Просто Ваша муза еще не натренированна на спринтерских дистанциях была. Вот увидите, в следующем Хите все изменится.
   
   Ну и не повезло немного:)
   Рыцарь Балобол в прошлом Хите не смог войти даже в 1/8, хотя перед этим в весеннеи Хите была победа. Это я к тому, что не вешать нос и не отказываться от участия. Глядишь, и Муза одумается:)
   
   
   С уважением и симпатией,
   Олли
 
Борис Колганов[ 25.11.2009 ]
   Олли, ну ничего себе! Только я, хоть и впервые на турнире, отношусь к этому с пониманием и интересом. Насчёт натренированности - согласен. Чтобы писать, по крайней мере, добротные стихи, рука непременно должна быть набита. Оказалось, что писать на заказ - очень интересно.
Татьяна Архангельская[ 01.12.2009 ]
   Борис, "боюсь, ужасаюсь, пугаюсь я" такой музы...
   С улыбкой и пониманием
   Таня
А. Невишневский[ 09.12.2009 ]
   Ощущение, что не в той номинации размещено произведение, хотя я сам когда-то восемь стихотворных строк помещал в "критических статьях", руководствуясь желанием попасть в финал ВКР.
 
Борис Колганов[ 10.12.2009 ]
   Здравствуйте, Александр. Спасибо за отклик. Не могу расшифровать, что такое ВКР. И в какой номинации мне следовало представлять эту вещицу – тоже никак не соображу. Наверно от того, что поздно уже, первый час ночи. Судейский регламент на Хите прост: белый шар – чёрный шар. И без комментариев. Мне же всегда хотелось услышать от рецензентов, что не нравится им. А потом я подумал, что быстрее самому понять, отчего стих не принимается. Ждать конструктивную критику – не дождёшься. Потому и родился этот самоанализ. Ну а по форме – уж лучше выслушивать критику от своей Музы…
А. Невишневский[ 10.12.2009 ]
   ВКР - постоянно действующий конкурс на портале, Вся Королевская Рать. Выбор номинации - дело автора... Лет пять назад, стимулируя портальцев к написанию критических статей, руководство оговорило участие не только победой в каком-нибудь конкурсе. Допускались авторы, не имеющие побед, но написавшие две или более критические статьи.
Татьяна Кунилова (Stik)[ 18.12.2009 ]
   Бог мой, я стала героиней рассказа!!! И пусть только в эпизодической роли, но... сам факт, Борис, сам факт!
   Написано здорово, читать интересно, еще и потому, что совершенно точно знаешь, о чем речь)))
   А что касается того, что "Ждать конструктивную критику – не дождёшься"... Ну да, пока сам на нее не напросишься)))
   Но ведь можно и попросить кого-нибудь детально разобрать ваш рассказ или стихотворение. И сделать ответный шаг - столь же скрупулезно разобрать и какой-нибудь его опус...
   Хотите? Тогда приглашаю вас в мини-клуб взаимного рецензирования))) Он личный... то есть я разбираю работы друзей, а они разбирают мои работы. Переписка идет в личке)))
   Правда, все эти разборы не мгновенны - все мы заняты, а разбор предполагается подробный... в несколько этапов - предложение- возражение. В общем, диалог. Заодно я, скажем, учусь писать критические разборы))) пригодится в работе СК)))
   С уважением, Татьяна
   Кто не знает - упомянутый Хит-координатор)))
 
Борис Колганов[ 18.12.2009 ]
   Спасибо, Таня, что забрели на мою страничку и откликнулись на эту вещичку. В ближайшее время отпишусь Вам в личку.
Ян Кауфман[ 27.12.2009 ]
   Ну, Борис, Вы мастак!
   Свалить все неудачи на Музу, а самому остаться чистым и пушистым :)
   Хорошо, что вспомнив про октябрь и тридцать седьмой, во время остановились...
   Трогательно Вы, автор, расписали свои мучения творческие на ХИТе. Произведение - словно предупреждение для желающих вступить ногой в ХИТ, но...
   Музу мне всё-таки почему-то жаль - длсталось е й с Вами... :)))
 
Борис Колганов[ 27.12.2009 ]
   Спасибо, Ян, за отзыв. По поводу Музы: это мне от неё досталось. Ладно, мы с ней договоримся.
   Жалко, что не состоялся тандем со "Свиридовским вальсом".

Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
МСП "Новый Современник" представляет
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
На злобу дня...
Иван Габов
Силлабо-тоническая весна
Мнение...
Дмитрий Оксенчук
Времени нет
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Сергея Ворошилова
Под знаком тишины
Почитать книгу
Конкурсы МСП "Новый Современник" 2022 год
Награды конкурсов МСП "Новый Современник 2022
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"