Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 4








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет. Истории
за нашим столом
Миниатюра-змейка
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: МиниатюрыАвтор: Тамара Москалёва
Объем: 10758 [ символов ]
Придурок
Эта досадная история произошла ровно двадцать пять лет назад. Но... всё по порядку.
Иван Силыч Цыпушкин - славный 40-летний дядька с приплюснутой головой и грустными глазами, работал начальником механического цеха на кожзаводе. Начальник, как начальник, не лучше и не хуже остальных: в меру строгий, в меру сердечный - не раз спасал цеховых штрафников от увольнения.
- Путёвка горит! Выручай! - кинулся однажды в ноги Цыпушкину профорг, - "Лесной Уют" называется. Отдохнёшь, подлечишься! Санаторий маленький, но хвалят.
Да, были такие благословенные времена, когда упрашивали отдохнуть за счёт государства. Хороши были эти времена или плохи - речь не о том.
Долго не раздумывая, начальник собрался и отбыл к месту лечебного отдыха.
***
Он вошёл в просторный кабинет главного врача. За столом восседала брюнетистая особа в малиновой кофте с глубоко расстёгнутым воротом и что-то писала, закусывая шоколадной конфетой. Увидев пациента, дама перестала писать, с хрустом скомкала фантик. Молча кивнула на свободный стул.
"Гусыня... надутая" - отметил про себя Цыпушкин.
"Гусыня" лениво пролистала санаторную карту: "Та-ак... нервишки, говоришь? Гастрит... простатит..." - низким голосом пропела она.
Цыпушкин удивился: заведующая по-свойски обращалась на "ты". Иван Силыч конфузливо кашлянул: "Да, целый букет".
- Букет... букет, - согласилась гл. врачиха. - Дерьмо твоё дело... начальник, дерьмо. - Она шлёпнула по бумагам сдобной ладошкой, резко встала, - Ну что, - женщина окатила болезного оценивающим взглядом. Не мигая, откровенно засверлила глазами. Цыпушкин врос в сиденье, - Плохо твоё дело, - повторила врачиха, - но! не смертельно!
"Гусыня", обойдя стол, приблизилась так, что было слышно её дыхание. Иван Силыч приподнялся было, но, уткнувшись носом в тёткину пружинистую грудь, враз пропотел и ляпнулся на стул снова. Кепка его слетела на колени.
- А чего мы покраснели? - врачиха по-матерински потрепала Цыпушкинское вислое ухо, - Подлечим твою... простатку! -интимно прогундосила она, - Подле-ечим... Да, меня, меж прочим, Валерией Андревной величают! А счас... - дама улыбнулась мелкими зубами, - счас ступай в палату, устраивайся!
Заведующая, оставляя вкусный аромат косметики, хлопнула дверью.
Уходил Иван Силыч из кабинета с огромным желанием напиться! Его бил озноб, кепка в руках плясала... Он чувствовал себя жалким карасём, которого чуть не сглотнула голодная акула.
Палата была одноместная. Комнатка светлая и уютная (подстать названию). Неплотно прикрытые кружевные занавесочки скрывали пушистую герань на подоконнике. Парусники на картинках звали Цыпушкина в неизведанные дали...
Вечерело. Иван Силыч сложил дорожные вещи в шкаф. Переоделся и лёг - сморила дневная канитель.
И вот уже Иван Силыч входит в сон... и видит розовое море... на прибрежном валуне - красавицу-русалку. Видит, как он, Цыпушкин, преподносит охапку роскошных цветов прелестнице... Сердце его колотится от сладкого волнения.
- Какой дохлый букет! - трубным голосом врачихи гремит чаровница и швыряет букет в Цыпушкину физиономию. Цыпушкин плачет от обиды, подбирает с песка вялую розу и согревает её дыханьем... Роза оживает. Иван Силыч прижимает нежные лепестки к мокрой щеке.
***
Иван Силыч жил тихо да мирно за высоким забором с угрюмой неласковой женой - Павлиной, двумя юнцами и злою собакой. Здравствовали они нелюдимо в старенькой избушке-малушке, которая досталась хозяину от деда. Гостей к самовару не звали. И Цыпушкиных никто не приглашал на чашечку чаю. В доме у них было разладно, невесело. Наверное, оттого, что супруги давно лишь терпели друг друга. А любовь их, нечаянно заблудившись до свадьбы, ушла куда-то, подарив на память чудо-сыновей, погодков.
Чета и жила по-разному. Павлина, отправив мальцов в детсад, а позже - и в школу, лёжа на тахте у телевизора со шматком колбасы, с утра до ночи занималась самообразованием. Наспех сварганив немудрёный обед, припадала к тахте опять. Рано стала оплывать, недужить.
- Устроилась бы куда или учиться бы пошла, среди людей и про болячки забудешь, - обеспокоенно заикнулся как-то Иван Силыч.
- Всех денег не загребёшь, - не отрываясь от книжки, с неудовольствием ответила жена.
Больше Иван Силыч на эту тему не заговаривал.
Цыпушкин слыл мужиком домовитым и башковитым. Что и правда: в будни он руководил токарями-слесарями и придумывал очередное рац.приспособление на пользу родного завода. А в выходные облагораживал быт: перебирал подгнившие брёвна, латал крышу, подправлял заплот. Трудов по дому много, все не перечтёшь. Работая, Иван Силыч обыкновенно посасывал сигарку и помалкивал. Да и о чём говорить-то? Каждый разгребал свои мысли в одиночку.
Начитанной супруге по нраву были ум и золотые руки мужа. Он же ценил её невстревание в его душевное приволье.
Так они и жили, не мешая друг другу.
"Пацаны - воздух мой, не могу надышаться ими", - говаривал отец. И как чуток подросли сыновья - он их с собой! То вперегонки с утренним солнцем на рыбалку убегут, то за грибами-ягодами утопают. А то ещё куда...
Зимой батька часами возился с ребятами - сооружал хитрые игрушки, по весне ковырялся в саду и огороде.
Вот такой он был Иван Силыч Цыпушкин!
Конечно, можно бы сказать, что человек отдавал дому всё своё время. Однако, нет - осень была его! Все три месяца начальник механического цеха теперь обязательно проводил в "Лесном Уюте" - поправлял расшатанное за трудовое время здоровье.
 
Проходили дни. Годы. Вот уже и сыновья переженились, разлетелись по своим местам. Внуков произвели на белый свет. Павлина до осени месяцами гостила у одного сына и у другого.
Иван Силыч не покидал отчего угла и лишь изредка наведывался к отпрыскам: "Пусть сами чаще приезжают". А осенью, как заведено, доверив скромное подворье жене, отчаливал в "Уют" на поправку.
***
Рабочая смена клонится к закату.
Напротив сидит икроногая толстуха, безостановочно трендит:
- Помогите, Иван Силыч, не знаю, что и делать с Геркой! В ладу жили, не могла нарадоваться, а вот, как третья лялька родилась, сладу с ним не стало - приходит в ночь да за полночь, а то и вовсе... А как начнёт врать... ой! А я точно знаю, что он с такими же вон бродягами у девок... в Кирсараях. Мне не верите, спросите у него сами...
Сопленосые бабы-жалобщицы вызывали у Цыпушкина раздражение, хоть он и не подавал виду. И не мудрено: всякий раз, после каждой получки, не в милиции, а в кабинете Ивана Силыча жёны искали управу на благоверных. Частенько прямо здесь же, у начальника на глазах, супружницы устраивали домашние разборки. Иван Силыч не принимал сторону нерадивого семьянина, но и его крикливую половину не одобрял: "Чё ты здесь ноешь, а?! - мысленно ругался он, - Да огрей ты его на кухне сковородкой разок, чтобы мозги повылетали и выгони к чёртовой матери!"
Вот и сейчас начальник выслушал и со словами: "Понял -не звони" выпроводил хлюпаюшую молодайку, а к себе на допрос позвал виноватого.
- Ты чё же это, Герасим, выдрючиваешься-то, а? - нахмурился Цыпушкин и уставил на парня суровый взгляд из-под нависшего лба, - Получку домой не приносишь. Гуляешь. Смотри - такая женщина хорошая, а ты...
- Она? Фу, лужа затхлая! - хорохористый Герка брезгливо вскидывается, - Была хорошая, да вся вышла! А вообще... если хорошая - бери её себе!
- Чего-о?! Ты это...
- Да кисло мне с ней, вот чего! - жёстко перебивая начальника, признался Герка, - Ну гляди ты, Силыч, на кого она похожа! Она ж в ребятёшках вся утонула, пузо как у свиньи... тьфу!
- Мелюзга-то твоя?
- Не спорю. Детям даю, сколько надо, а с ней жить... - парняга тряхонул косматым чубом, - Да и нет на свете мужика, который бы не левачил от своей! Убей - не знаю такого!
- Я такой! - горячо вырвалось у Цыпушкина. Он закурил, густо дымя в форточку.
- О-оо... Ну разве только ты-ы...- съехидничал Герка. Он откинулся на спинку, стал насмешливо рассматривать наставника, - Слышь ты, Иван Силыч... а чё ты в бабах-то... смыслишь вобще?.. Хм, рассказал бы...
Герка спохватился, прикусил язык. Он, конечно сболтанул такое не со зла. Однослуживцы хоть и подшучивали на стороне, но любили начальника. И Герка - тоже. Но вот вырвалось больное... не поймаешь.
- Извини, Силыч, ну уж шибко ты правильный какой-то. Так на свете не бывает.
Работяга поспешно удалился. А начальник остался стоять у окна...
***
Вот уж и весна-красна проплясала свой срок. За нею укатилось и хлопотное лето. А осенью Иван Силыч, как всегда, отправился за здоровьем в "Лесной Уют".
Осень в тот год замешкалась, тепло растворилось, и ранняя зима по всем краям ударила трескучими морозами.
В собачий холод кожевники продолжали выполнять план, трудяги механического цеха крутить болты и гайки.
Своим чередом шла размеренная заводская жизнь, как тут неожиданно ворвалась жестокая новость и ошарашила наповал: в "Лесном Уюте" умер Цыпушкин! Да ладно бы умер, как все умирают, а то....
Мужики, очухавшись от шока, истерично ржали: "Вот придурок же, а! Ну и приду-урок..."
***
Серо. Мразко. Чудит снежная крутень. У пустой машины с открытыми бортами, шушукаются любопытные бабки, крестясь и притопывая валенками:
- Господи, беда-то какая... Слыхали хоть, как помер-то? Прямо, кто чё и говорит... Верьхом, будто, на врачихе помер?..
- Да уж слыхала. Лошадиные дозы, говорят, ему все годы вкатывала... жеребуха, чёртова! - торопливо подхватила разговор соседка. Подробности её распирали, - Говорят, самого-то... едва с кобылы энтой стащили. А уж потом, мол, замотали прямо голого пальтушкой да и закинули в покойницкий грузовик. Закинули да и забыли у дороги... Так и валялся бревном промёрзлым. Родню ждал.
- Хм, "родня"... Да они разбежалися все, как вши по штанам! Я его обмывала-снаряжала в последнюю дорожку, - прошамкала подоспевшая старушонка. Она усердно протёрла ветошкой воспалённые глазницы, - Сродственники называются! Тьфу! Ежлиф не завод бы, дак... А ведь у него и хозяйка и продолжатели есть. Не безродный какой. - бабулька сунула тряпку в карман, подняла ворот фуфайки, - Вишь ли: "брезговають они"! А когда на его шее сидели... - знатуха досадливо махнула корявой пятернёй, - Мы втагоди жили недалече...
- Ай-яй-яай... Сгубила, стерьва, творенье Божье! Такой хороший человек был...
- Да. Отлюбили мужика и - выбросили! Видишь, и так бывает! Ничего, Господь всех рассудит...
- Несут-несут!
- Лёгочко, мужики... табуретки придерживай... Ставь... Простимся.
***
Молчание... И вдруг скорбную тишину разрывает вопль. Долгий, надрывный:
"Ва-а-ня! Где ты, Ва-а-аня! Мо-ой Ва-аня-а милы-ый!.."
Вопль этот пронзает до костей... до слёз... до дрожи. Вопль, идущий из потаённого нутра, вытянутый из себя. И вот он уже летит... летит ангельской молитвой, способной пусть на время, но заглушить гнетущие мысли... Упокоить душу усопшего. "Ва-а-ня-а..."
Copyright: Тамара Москалёва, 2015
Свидетельство о публикации №220666
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 12.06.2015 21:41

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов