Буфет. Истории
за нашим столом
Конкретное
воплощение задумки


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
С нами в лето!
Илья Майзельс
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Публицистика и мемуарыАвтор: Нина Роженко
Объем: 7078 [ символов ]
«…еще меня любите за то, что я умру»
Памяти всех, кому не хватило
сострадания посвящается.
 
Какие замечательные борщи она варила! Нина Ивановна Шахова. И пирожки у нее получались пышными, воздушными. Просто таяли во рту. И улыбка у нее была хорошая. Улыбка доброго отзывчивого человека. А еще она не умела отказывать, когда ее просили помочь. И эта отзывчивость была главным ее талантом. И только потом уже умение готовить аппетитные борщи и пирожки. Жизнь у нее была не легкой. Богатых хором она не нажила. И хлеб насущный доставался ей большим трудом. Но она не разучилась улыбаться и помогать людям. Много это или мало по нынешним временам? Пусть каждый решит сам. А по мне – цены не было ее доброй душе и отзывчивому сердцу.
 
Беда свалилась внезапно. Заболела Нина Ивановна. Той самой страшной болезнью, диагноз которой звучит как смертный приговор. И тогда оказалось, что она еще и очень мужественный человек. Мучительную и болезненную процедуру химиотерапии, а потом и операцию она перенесла стойко. Она боролась за жизнь, как умела. Дочери и взрослая внучка были рядом. С ужасом бессилия, понять который могут только те, кто пережил медленное умирание близких, они смотрели, как день ото дня любимая мама, мамочка, угасает, и ничем не могли ей помочь. Только любовью, только участием. Они бурно радовались, если ей становилось лучше, и впадали в отчаяние, когда ей становилось хуже. Украдкой, чтобы она не видела, чтобы не расстраивать ее, плакали. Молили Бога, ставили свечки за здравие, в робкой надежде на чудо. А Господь, словно испытывал семью на прочность. В это время умирает муж Нины Ивановны. И она, сама тяжело больная, перенесшая тяжелейшую операцию, до последнего дня ухаживала за ним, а в конце октября похоронила. Помню, как осунувшаяся, озабоченная, в черном платочке она суетилась во дворе в день похорон мужа. И до сих пор не могу понять, каким усилием воли она держалась в те дни? Где черпала силы, чтобы ни словом, ни жестом не выдать смертного ужаса, который разъедает душу раковых больных, точит, как ржа точит железо? Жить ей тогда оставалось всего месяц.
 
Возможно, он и есть глубокий смысл, заложенный Творцом, но неведомый человеческому разуму в том, что больные раком уходят из жизни в страшных мучениях не только физических, но и нравственных. И смысл этот, должно быть, велик по замыслу и прекрасен, как прекрасно все, созданное Творцом. Но земной разум человека, увы, не в силах постичь эту возвышенную божественную мудрость. И бедного заболевшего человека терзают боль и страх. Чувствовать свою надвигающуюся смерть, переживать ее мысленно, в воображении, изо дня в день, ощущать, как из тебя капля за каплей уходит жизнь и осознавать полное свое бессилие перед подлой болезнью – можно ли было придумать более изощренную пытку для человека? Он еще жив, но как бы уже мертв.
 
В таком же состоянии ужаса перед смертью, растянутой во времени, пребывают и близкие умирающего. Только тот, кто прошел через этот прижизненный ад, кто каждую секунду переживал смерть любимого человека – миллион смертей! в воображении – тот поймет меня. А всем другим – не приведи, Господи, испытать такое.
 
Умирающему от рака нужны лекарства, снимающие боль. Но, пожалуй, больше лекарств ему нужна психологическая помощь. Ему нужно, чтобы окружающие жалели его, чтобы каждую минуту он чувствовал, что его любят. Помните, как у Цветаевой; «Послушайте, еще меня любите за то, что я умру». Какой глубокий смысл в этих словах. Может, именно в них – разгадка тайны? Через боль и страдания Господь ведет нас к любви, он учит нас милосердию.
 
Человек не должен уходить из жизни с отчаянием и ужасом в душе. В так называемых цивилизованных странах давно уже существуют хосписы, где смертельно больным людям помогают примириться с мыслью о скорой и неизбежной смерти. Помогают уйти из жизни достойно, с миром и покоем в душе. Это важно уходящему. Это важно остающимся.
 
Говорят, теперь не принято скрывать от больных раком, диагноз. Мол, человек должен знать, что его ждет. Может, и должен, но не у каждого достанет мужества вынести это знание. И еще, я думаю, очень важно, в какой форме это знание донести до человека.
 
А что же Нина Ивановна? Она почувствовала себя хуже. Но с очередной консультации из онкологической больницы вернулась окрыленная. Анализы показали, что операция прошла успешно, метастаз нет. А усилившееся недомогание связано с вирусной инфекцией. И Нина Ивановна почувствовала облегчение. К ней вернулась надежда. А как радовались близкие! Как ликовали. Это теперь я понимаю, что врачи онкологической больницы из чувства милосердия не сказали правды. Не сказали, что операция не помогла, что Нина Ивановна умирает, и дни ее сочтены. Она слабела с каждым днем, но надежда не оставляла ее, ужас смерти отступил, не терзал ей душу. Но подлая болезнь делала свое подлое дело. Пропал аппетит, и несколько дней Нина Ивановна практически не ела. Обеспокоенные дочери вызвали врача. Может, капельницу поставить? Может, что посоветует? Ведь врач в такой ситуации и для больного, и для близких – первый, после Бога, а то и рядом с Богом.
 
Врач появилась к концу рабочего дня. Наверное, она была уставшей. Возможно, у нее было плохое настроение. А может, много своего горя и на горе чужое у нее просто не осталось сострадания и сил. Мне очень хочется верить, что все было именно так, а не иначе. Потому что если иначе, значит, не должна она больше работать врачом. Права не имеет.
«Что же это за инфекция такая, доктор, что я есть не могу? – спросила Нина Ивановна. Это же надо было понимать, что в ее ситуации диагноз «инфекция» звучал, как пропуск в жизнь, как счастливый лотерейный билет по сравнению с тем, страшным, диагнозом. И Нина Ивановна «цеплялась» за «спасительную инфекцию», как за спасательный круг. Это же надо было понимать, как она радовалась диагнозу «инфекция». Но, осмотрев Нину Ивановну, врач с досадой сказала: «Да нет у вас никакой инфекции!» И Нина Ивановна сразу все поняла. А родных врач, не утрудив себя говорить тише, или выйти в другую комнату, отчитала за то, что ее вызвали напрасно. Речь ее звучала приблизительно так: «Не ест? А чего вы хотели? Она умирает, у нее метастазы по всему телу!» За дословную точность сказанного ошеломленные родственники поручиться не могут. Слишком потрясла их жестокая откровенность произнесенных слов.
 
Врач конечно сказала правду. Но объясните мне, кому она нужна такая правда? Родным, которых отпаивали сердечными лекарствами? Или Нине Ивановне, которая услышав этот безжалостный «приговор», в ту же ночь умерла?
 
Нельзя отнимать у человека надежду. Даже на самом краю. Даже тогда, когда надежды нет. И меня никто никогда не убедит в обратном. Я знаю, обязательно найдется кто-то, кто скажет: «Но ведь она бы все равно умерла, только днем позже». Пусть так. Но нет покоя моей душе. Снова и снова я задаю себе вопрос: что чувствует человек, которого лишили надежды? И еще один вопрос я хотела бы задать врачу: как ей спится? Совесть не мучает?
 
,
Copyright (с): Нина Роженко. Свидетельство о публикации №212091
Дата публикации: 04.06.2009 17:31
Предыдущее: О роли кулака в гармонии жизниСледующее: Дорогая моя Настена!

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Алексей Тверской[ 10.06.2009 ]
   Целиком вас поддерживаю, как человек, прошедший через болезнь, надежда должна умереть последней.
   В цивилизованных странах говорят правду о болезни, но всегда поддерживают веру в исцеление, помогают лекарствами преодолевать боль.
   О "враче" в вашем рассказе не хочется говорить, ее Бог накажет.
 
Нина Роженко[ 11.06.2009 ]
   Спасибо, Алексей. На мой взгляд, наша здравоохранение пребывает в глубоком кризисе. Страшно идти в больницу. Не вершь врачам. И это повсеместно.
Алексей Тверской[ 12.06.2009 ]
   Я сталкивался с бездушием врачей в России, но это касалось только меня, а когда узнал о вопиющих фактах бессердечия врачей в Санкт-Петербурге, то написал рассказ "Право на жизнь без права выжить" (рассказ есть на моей странице литконкурса) со слов очевидцев, участвующих в передаче "Жди Меня". Получил негативные отзывы на него и вопрос: - Где вы видели у нас таких врачей?
Наталья Троицкая[ 21.06.2009 ]
   Говорить или нет правду неизлечимо больным? Наверное, на этот вопрос нет однозначного ответа. Я - врач, и, как и большинство моих коллег, я вынуждена врать неизлечимым больным, что они выживут. А когда им не становится лучше, они начинают проклинать медиков за то, что те не хотят им помочь(так как мы их убедили, что болезнь не смертельна). За границей пациента ставят в известность о том, сколько ему осталось, чтобы он мог привести в порядок все свои дела, подумать о душе - посетить церковь, исповедоваться. Моя мама умирала от рака, полгода я ее обманывала, потом сказала. Мама была огорчена тем, что мы скрывали от нее правду. "Сколько я могла успеть, если бы знала, что надо поторопиться!" - сказала она. И начала писать автобиографическую повесть о своем детдомовском детстве, которая по мере написания новых глав печаталась в местной прессе. Мама сказала нам "спасибо" за то, что мы не скрыли от нее правду, и за то, что она увидела свою повесть в печати. А вот книга вышла уже после ее смерти, и ее она уже не успела увидеть. Книга стала местным бестеллером. Говорить или нет человеку о смертельной болезни - это зависит от многих объективных причин, в основном, от того, нужно ли именно этому человеку знать правду или нет. А мы просто лишаем человека выбора. Есть случаи, когда человек узнавал о смертельной болезни, переосмысливал свою жизнь, обращался к религии, к нетрадиционным методам лечения, которые медики не имеют права практиковать, и выздоравливал. Эти случаи объяснить сложно, их мало, но они есть.
 
Нина Роженко[ 21.06.2009 ]
   Наталья, я согласна, что это вопрос сложный. Есть хосписы, где больных примиряют с мыслью о смерти. Мой отец умирал от рака в Алматы, а я живу в Краснодарском крае. Я была с ним последние три месяца. Он лежал в так называемом хосписе, когда я приехала к нему. Оббыкновенная больница, только раз в день приходили монашки молились с теми, кто этого хотел. Отец не хотел, и мучался в одиночку. Я приезжала к нему каждый день, и в один из таких приездов меня разыскивал врач. Отец сказал мне об этом. Я пошла к врачу, мне сообщили, что отца больше не могут держать и выпишут. Я вернулась в палату, он лежал на больничной койке такой несчастный, такой жалкий. Он посмотрел на меня полными слез глазами и спросил: "Что? Всё? Мне конец?" Я возмущенно возразила: "Ну что ты,папа!" Я не смогла ему сказать правду до самой смерти. Он умер через месяц дома, на моих руках. Я помнила его взгляд, полный ужаса. Дело ведь не в том, сказать или не сказать. дело в том, как сказать. Мою знакомую, умиравшую от рака, привезли в больницу, а врач возмутился: "Что Вы мне труп привезли?!" А труп еще был жив и все слышал. Одно дело разговаривать с человеком, утешать его, другое дело- относиться к больному, как к хламу. Этого нельзя. Это бесчеловечно. Я поздравляю Вас с профессиональным праздником и желаю Вам добра.
Наталья Троицкая[ 23.06.2009 ]
   Спасибо! Конечно, хамство и бездушие нельзя приветствовать, особенно в медицине. И уйти человек должен с миром в душе и как можно менее болезненно.
Владимир Милов[ 17.07.2009 ]
   Сильный рассказ, философский, наверное, только дурак может расставить все точки над i и безапелляционно ответить на все поставленные Вами вопросы. Ещё, по-моему, Платон сказал: «Верьте тому, кто говорит, что ищет истину и не верьте тому, кто говорит, что нашел её», Вы побуждаете читателя на поиск истины и это высшее мастерство писателя – заставить человека мыслить. Давайте порассуждаем вместе. На мой взгляд, процент правды за земле невелик, приблизительно, как кислорода в составе воздуха 21%, остальное ложь. Но вот что интересно, если уровень кислорода понизится – человек умрет и повысится – тоже. В первом случае тягостно и мучительно, в болезненном бреду. Во втором – в припадке безудержной весёлости, от кислородного опьянения. А вот представьте себе, чтобы случилось с человечеством, объяви оно хотя бы один день всемирной правды? С уважением Владимир.
   P.S. Потом я нарисую Вам свою картину.
 
Нина Роженко[ 17.07.2009 ]
   Владимир, я пойду еще дальше и творчески разовью Ваш занимательный образ! Каждый из нас выполняет на земле высокую миссию по поддержанию жизнеобеспечивающего­ уровня лжи. То есть, когда мы врем, мы не только решаем какие-то свои проблемы и проблемки, а и сохраняем жизнь на земле. Тут главное - не перестараться. Ну а правдолюбцев тоже над дозировать, а иначе...смерть Можно написать хороший фантастический рассказ на эту тему. Во всяком случае, с такой точки зрения я на эту проблему лжи и правды еще не смотрела. Я обдумаю. И с нетерпеним жду обещанной картины. С искренним дружелюбием, Нина.
Владимир Милов[ 17.07.2009 ]
   У меня есть задумка написать на эту тему пьесу. Одна пьеса у меня есть "карусель"­ по мотивам моих рассказов. Давайте, попробуем написать вместе, как писатель Вы мне очень нравитесь (и это не лесть, без всяких заискиваний). Над сюжетом я пока ещё не задумывался, но это должна быть современная пьеса, но в лучших традициях старой драматургии. Единственное условие не больше 10 действуюших лиц и 2 акта. Подумайте. Владимир.
Нина Роженко[ 18.07.2009 ]
   Мне очень лестно это предложение, но я никогда не писала пьес, и не очень представляю, как это делается. Там ведь свои заморочки. Герой раскрывается через диалоги и монологи - и никаких тебе авторских хврвктеристик. А сюжет, который должен держать читателя в напряжении. Но предложение, прямо скажем, заманчивое. Тем более я так люблю театр!

Блиц-конкурс
Литературный конкурс
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Положение о Сертификатах "Талант"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой