Приглашаем к участию в Литературном конкурсе коротких прозаических миниатюр! Конкурс организован при участии кабинета литературной критики Яна Кауфмана.
Кабачок "12 стульев"
Cпасибо за секс!
Блиц-конкурс нашего Кабачка








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный критик Ян Кауфман
Кабинет критика
Диалоги с критиком. Вопросы и ответы
Литературный конкурс
Буфет. Истории
за нашим столом
Что бы это значило?
МСП "Новый Современник" представляет
Марина Соколова
Хотела посвятить любви стихи
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Мила Адато
Объем: 12739 [ символов ]
Прыжок
Мой будильник, мой старый хриплый будильник сначала кашлянул, а потом затрещал как испуганная простуженная стрекоза. Я просыпаюсь и сразу злюсь. Ох, уж этот будильник! Я его ненавижу и боюсь одновременно. Мне кажется, он всё знает. Знает, как я не люблю рано вставать. Знает, как я жалок по утрам, когда гадливо подсматривая за собой в зеркале, понимаю, как безнадёжно старею. Его зеленоватые стрелки напоминают мне покрытые плесенью усы .Я давно пытаюсь купить себе новый будильник – модный, надёжный, тихий, но как только отбираю из моря будильников один или два – всё, тут я понимаю, что я -закоренелый однолюб- никогда не поставлю рядом на тумбочку просто робота. Принести домой электронный эрзац моего будильника?!! Пусть надёжного, но совершенно равнодушного к моей жизни? Бред. Но какой же это рациональный- мой бред, мой каприз.моя крепость! Раздражение закипает. На себя, на будильник, на утро. Пора вставать. Привычным жестом отбрасываю одеяло, нащупываю шлёпанцы – вперёд! Утро начинается: быстро-быстро душ, кофе, газета (если очки найду), боковым зрением подсматриваю телевизор, и вот в какой-то момент мои глаза раскрываются, отходит сонная пелена, и мозг с тормоза переключается на первую скорость. Я почти готов к рабочему дню и ко всему, что за ним последует. Надеваю плащ, подхватываю портфель,привычно открываю дверь и ... там пропасть. Нет, серьёзно – там пропасть! Вижу только две ступеньки и всё. Какая-то бездонность, а я смотрю в неё не снизу, а сверху, смотрю в какую-то дымку, в серую марлю с дырочками. Что за чертовщина! Возвращаюсь, сердце громко бьется о захлопнутую дверь. Спокойствие!!! Вроде бы не пил вчера, откуда эти видения? Ведь я – реален, не умер, не сошел с ума, пойду-ка на кухню, успокоюсь. Опять кофе, опять газета (где же очки?) Газета, конечно, больше для рук, чем для души. Когда я её раскрываю, то, конечно, не вижу ни страниц, ни текста, лишь только слышу «старый барабанщик, старый барабанщик, старый барабанщик» своего испуганного сердца. Глоток кофе, медленный и испытанный – отпускает. Что же мне привидилось? Пойду проверю, а который час? Восемь сорок пять. Ну, восемь сорок пять и есть!. Значит- всё реально, мне на работу, бывай, дружище Будильник, вернусь к вечеру! И на накрахмаленных ногах я веду себя к двери. Резко её открываю и уже неспеша разглядываю представшую предо мной бесконечность. Тёмная бездонная дыра. Как небо, но только снизу и какое-то дымное...Две ступеньки. Ага! Ступеньки-то -мои! Вот они, я их хорошо знаю. По этим ступенькам я всегда сбегаю к лифту. Память успокаивающе цепляется за тот факт, что ступеньки, мои ступеньки, обязаны иметь продолжение... А что же сегодня случилось? И почему – бездна? И куда теперь я должен «сбегать»?
Пытаюсь успокоиться, мне НА РАБОТУ! Тру голову дрожащими пальцами, и виски, кайфующие от массажа , вдруг нажимают на какую-то чудо-кнопку и я: снова – Я!
Утро начинается вновь, в который раз: ведь я уже это сегодня делал: быстро-быстро принимал душ, пил кофе, - и газета (если очки найду)! И одежда, продуманная не вчера, но испытанная и вчера, и раньше; масса непонятных для непосвященного, но так необходимых каждый день церемониальных движений, проталкивает меня к выходу. Дверь открывается. И я, крохотно-ничтожный, стою опять перед пропастью, которая откуда не возьмись вонзилась в мою жизнь.
Ребята, Ну, уже не смешно. Я что- в скворешнике? Кто-нибудь, ущипните меня! Тихо-тихо повторяю свой утренний обряд, тем самым пытаясь что-то восстановить в своей отброшенной как ненужный букет, жизни. Говорят, паника – помощница прокурора.
Но мне-то никто никаких преступлений не вменял, моя паника... и эта дырка под ногами – кому нужна? Глупее не придумаешь. И вдруг – телефоннй звонок. Про телефон я вовсе забыл! «Алло?» И там, на другом конце - тихий, но очень мощнй голос мне спокойно приказывает: «Прыгай!».
 
* * *
 
Вечер. Я смотрю на голую, бесстыдно распахнувшуюся передо мной, чуть уже подряхлевшую, курицу. В холодильнике, кроме этой варёной порнографии, я нашёл поседевшие от плесени маринованные помидоры, банку шпрот, йогурт малиновый и ещё полпакета продрогшего черного хлеба. И водку. Запотевшую в ожидании. Обычно я предпочитаю есть «аут», то есть не дома, где-нибудь в кафе, ресторанчике или на худой конец, в МакДональдсе. Я вообще люблю быть вне дома – шататься по улицам, сидеть в парке с книгой, просто на время застывать, улавливая гул чужой жизни. Всё это после работы, или в выходные, - когда, как бы, наступает награда за труд. Но сейчас моя жизнь так щедро дарившая мне впечатления, вдруг застыла. Из окон своей квартиры я вижу, вернее, наблюдаю за пешеходами, маршрутками, дождём, но я ничего не слышу и никто не слышит меня – мои окна наглухо забиты. Я пытался открыть окно – тщетно, хотел выбить стекло, но ни молоток, не окаменевший от элости и отчаяния кулак, результатов не принесли. Я стою у окна и тихо плачу, мне не больно и ещё не страшно, мне – пусто. Телефон не работает – он замёрз на последнем звонке, когда мне приказано было прыгать.
Когда трубку повесили, я нажал на определитель номера и увидел: 000-0000. Больше никаких действий я из телефона выжать не смог. Он был «глух и нем», и как партизан, скрывал всю накопленную информацию, ранее так легко из него извлекаемую. Телевизор тоже вёл себя странно: он показывал футбол, и уже несколько часов подряд две абсолютно незнакомые мне команды гоняли мяч без всяких коментариев. Звука не было. Других каналов – тоже. Эта совершенно нереальная ситуация сейчас для меня стала абсолютно реальной – и ничего ещё не понимая, я пытался приспособиться к новому существованию. Мне вспомнилась мама, моя родная мамочка, и то, как она тяжело вздыхала, глядя на меня маленького – ведь я был похож на папу, а она, сногсшибательная красавица, не находила в моём курносом профиле своего царского великолепия. Побродив по квартире, я уселся писать маме письмо. Я просил её прощения за все нерассказанные истории своей жизни, за все тайны и ложь во вред иль во спасение – за то, что не хотел или не успел разделить с ней, а мог бы. А мог бы...
Когда я писал ей и мучал себя воспоминаниями, ревностно перечитывая список своих прегрешений, я хотел быть виноватым, и это было несложно.
Водка пилась как вода. Ни крепости, ни характерного обжигающего вкуса – ни-че-го!
Отчаяние вползало в меня очень медленно, как бензин в луже, расплываясь разноцветными кругами страха. Я мечтал заснуть и проснуться нормальным обыденным утром и пойти на мою нормальную обыденную работу. Без прыжков и каких-то сумасшедших телефонных приказаний.
Но сон не шел, и свинцовая усталость сковывала мой мозг. Я просто «был», - как овощ. Не жил, не роптал, не ругался. Даже не спал. Следуя чьему-то нереальному капризу, став пленником в 47 кв. метрах жилой площади, я превращался в парниковый продукт. У него, овоща, есть еда, почва, всё минимально необходимое, чтобы «быть». Вот я и был, вызревая в своей теплице. Будильник дергал мутно-зелёными усами и время от времени «вытикивал» мне что-то на своём будильничьем языке. Мало-помалу я всё-же забылся.
Утром, едва открыв глаза и отметив про себя, что я «обогнал» будильник на 15 минут, помчался к двери. Я не сразу открыл её. Остановился, перевёл дух. Да. Я боялся. Абсурд происходящего въелся в мой мозг, и я, не понимая, всё же действовал соответственно ситуации. Медленно, дрожащими руками, я повернул ключ. Дверь не поддалась. Я резко дёрнул её – она не поддалась. Та-а-а-к! Дрожь противно дёргала моё обмякшее тело, я опустился на пол и потерял сознание.
 
* * *
 
Когда я очнулся, ярко светило солнце. Дождь прошел, тряпьё облаков неторопливо и радостно домывало небо. Я сидел опершись о входную дверь. Хотелось попробовать ещё раз открыть её, но почему-то знал, что она не откроется. Я медленно поднялся и на варёных ногах подошел к холодильнику. Откусив от куриной подмышки кусок мяса трупного цвета, я пытался поесть. Но жевать-то я жевал, а глотать не смог. Тогда я пальцем протолкнул мясо в горло. Запил водкой – чего никогда раньше не делал. Я с утра не пил. Никогда. Но сейчас «никогда» ничего не значило, вообще ничего уже для меня не значило. Я вновь заовощевал. Тупо побрёл в ванную, медленно умылся, медленно вернулся в кухню и стал слушать закипающий чайник. Я прислушивался к любым звукам и был им рад. Подошёл к окну, с бесстрастностью памятника смотрел на улицу, на людей и машины и случайно автоматически приоткрыл окно. Оно поддалось и в комнату ворвался шум улицы. Кровь хлынула в голову, проглоченный кусок курицы радостно свалился вниз и всё внутри ожило. Как я обрадовался! Я получил доступ к свободе! Открыв окно настежь, я заорал петушиным криком, а люди, подымая головы и помахивая мне руками, улыбались и кричали в ответ: «Прыгай» . Я орал и орал, а они всё кивали и, по-соседски улыбаясь, уговаривали: прыгай, прыгай! Я рванул в прихожую. Дверь по-прежнему не открывалась, но окна, впускавшие солнышко, свежесть вымытой дождём листвы и звуки улицы, были открыты настежь. Я постоял, потом принёс табурет, влез на него, встал на подоконник и замер. Очень тянуло прыгнуть, но ужас происходящего ледяными змеями ползал под одеждой. Я решил, что прыгну, но позже. А пока я очень деловито вернулся на кухню, помыл посуду, принёс бумагу и уселся писать всем, кто мне был сейчас дорог.
 
«Милая Оленька!», - начал я. Я писал не останавливаясь: бывшей жене, моей любимой девушке, моим нелюбимым девушкам, моему школьному учителю, совершенно не представляя, жив тот или нет, я писал и плакал. Описывая свою жизнь и проходя через неё как через туннель, я к своему неудовольствию понял, что жил мелко, глупо и совершенно бесполезно. Зачем обижал тех, кто был рядом со мной и любил? Как можно было получать удовольствие говоря своей милой жене: «Ты – некрасивая полустаруха, мне с тобой скучно, зачем я душу тобой свою жизнь?» И тихо мерзко радоваться , наблюдая её вздрагивающие плечи. Я же говорил то, что думал! Я же не лукавил, что же она плачет? Почему обидеть или унизить было приятно? Почему, когда я уходил от одной женщины к другой я не думал, больно ли это могло быть для той, оставленной? Почему лгал друзьям, обманывая их за спиной с их же жёнами? Почему не хотел детей, и обременял себя лишь удовольствиями? Почему грубил матери и отказывал ей в любой просьбе? Мне впервые стало стыдно за себя. Стыдно и гадко. Я – дрянь. И как ни пытался я винить в этом жизнь, воспитание, обиды - даже мне было понятно, что это жалко и нечестно. Поздно заполночь я закончил писать, и хоть рука ещё тянулась к новому чистому листу бумаги, я понимал, что выплеснул все свои внутренности на суд Правды .
 
Я прозрел. Мне действительно стало страшно. Выходит, я прожигал жизнь, не давая света другим. Горел без света, вот это-да! Значит, я был мёртв давным-давно! Чего же я так дрожу и трушу? Прыжок – это выход. Мне не искупить и не исправить того, что натворил.
Чего же я давлюсь несвежим мясом и водкой, трясусь от мысли о том, что закрыт в собственной квартире без права на возврат к своей бесполезной жизни?! Прыжок – это уход от своей мерзости. Меня просто несло к подоконнику. Быстро-быстро табуретка, окно, взгляд на улицу. Я боялся остановиться, передумать. В ушах пели птицы, в груди пели птицы, в животе щебетали птицы. Я на мгновенье остановился, и глубоко вдохнув, прыгнул..... и проснулся.
 
Тьфу-ты! Я резко сел в кровати, посмотрел на настенные часы и ТАК обрадовался. Я смеялся как ребёнок, что не нашёл на тумбочке старого будильника с зелёными стрелками. Всё! Ох, как хорошо, всё мне это только приснилось! Сейчас – как всегда- душ, кофе, ароматный и бодрящий, газета (если очки найду), и не позже 8.45 – на улицу, на работу, в жизнь!
Кофе был крепок и вкусен как никогда. Я посмотрел в зеркало и очень понравился себе. Немного просевшие, но изрядно блестящие глаза, очень аккуратная стрижка, красивые плечи, ровный загар, упругое тело интересного мужчины. Почти вне возраста. Вдруг я захотел проверить, а откроется ли входная дверь? Я подбежал к ней и повернул ключ. Всё как и должно было быть. Ступеньки к лифту, такие родные! Синяя краска на стенах, уставшие перила. Запах яичницы из соседней квартиры, - я был на вершине блаженства. Времени у меня – предостаточно! Ещё можно телевизор посмотреть... На телевизоре лежали мелко исписанные листы бумаги. Я узнал этот нервный почерк. «Милая Оленька!»... Это были мои письма, мои робкие просьбы о прощении, мольбы понять то, чего я сам-то так понять и не смог. Жестокость и подлость моего характера опять влетели в мою жизнь чернильными крыльями. Я читал и становился всё спокойнее. А когда закончил, отложил листы, подровнял рукой их края, оделся, подошёл к окну, взобрался на подоконник и шагнул в никуда.
Copyright: Мила Адато, 2008
Свидетельство о публикации №183395
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14.10.2008 05:08

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Евгения Валиева[ 27.12.2008 ]
   Неоднозначные ощущения.
   Поначалу почему-то сильно вспоминался Кафка со своим жутким насекомым и с его отчаянием. :) Потом появилось удовлетворение от того, что герой занялся самоанализом и раскаянием от чувства безысходности (в отличие от того насекомого :))))))) ) А концовка... пожалуй... окончательно вызвала чувство неприязни к герою, который вот так решил свои проблемы. Но это все очень субъективно. :)
   А в целом читается с интересом.
 
Мила Адато[ 27.12.2008 ]
   А может, он выжил? Прыгнул - и выжил, ведь с шестого то этажа - эко дело! А сейчас лежит, говорящая голова, и бранится: "Чё я, дурак, всё так близко к сердцу принимал?" Шутка, конечно. Это просто переход в другое ментальное скорее, а не физическое, состояние. Главное, что нечно подтолкнуло героя переосмыслить своё "Я". А вообще Вы правы, нужно что-то повеселее написать. С искренней симпатией,
   Милада
Ирина Фаер[ 08.02.2009 ]
   Тот, кто ПРОСНУЛСЯ, Тот не прыгнет! Герою рассказа повезло - он ПРОСНУЛСЯ. Написано здорово! Были строчки, которые хотелось перечитывать, чтобы ещё раз их "прокрутить&quo­t;.­ Минимум философии, максимум психологии. Спасибо.
Александр Балбекин[ 30.10.2011 ]
   Сложная она - эта жизнь, но любопытная до невозможности! Мне так не хотелось, что б герой Милы Адато из рассказа «Прыжок» совершил свой последний шаг через окно в некуда!
   
    И уже обрадовался, когда вся его бретотень, и само изничтожение оказались сном:
   
    «Хорошо-то как! – воскликнул: - все же остался у подоконника…какая-ни­какая­ – она жизнь… дана Богом… и не нам ее прерывать в одночасье смурном…».
   
    Но нет, автор не захотел следовать за моими мыслями… Откуда же ему их знать?
   И нужны ли они ему?
   На всякий случай:
   - Рассказ написан здорово… монологовая исповедь не скучная… читать хочется. Характер ГГ раскрывается в процессе. Нет, он ничем не примечателен. Ничего в нем особенного. Меланхолик. Неудачник. Эгоист. К тому же,о диноким волком мается на 47 квадратах в закрытом помещении.
   
    Кстати, кто его закрыл? Почему он дверь-то не может отпереть? Ключи, что ли потерял?
   
   Короче маята, показалось мне битой - перебитой, как та посуда на кухне, которую быть может, эдак лет десять назад, побила его жена в порыве ревности. Хотя, об этом нет в воспоминаниях. Но навеяло. Уже хорошо.
   
    Притензий к автору никаких в плане художественном. В духовном – да! Ну, не люблю я про суициды читать. Тем более, смаковать пред тем подноготную, искать причину непоправимому. Грешному по сути. По содержанию – перекисленному. Ну, прочтет очередной чудак. Оправдает себя талантливо изобретенными автором ситуациями. Сопоставит свою поганку с помойкой ГГ, и туда же - с энного этажа вывалиться.
   
   Ладно, обезьяне туда дорога. Жалею все же, человеком был… поганеньким, маленьким, но… жил на земле… Теперь вот, в дребезги разбился… Не дышит. И на человека не похож. И родная мама его не опознает… Фу, как мерзко!
   Не сочувствую я ему.
   А рассказ написан по всем правилам, хорошим слогом. И даже юмор и иронию узрел в этом смурном кавардаке. Я про героя, его чаяния.
    Мне думается, не надо было ему прыгать из окна. Тогда бы и жути было меньше. И рассказ значительно бы выиграл.
   
    Теперь уже вопрос к самому себе:
   - И чего это стал последнее время придираться к авторам, в мыслях, у героев которых шабуршат суицидные намерения? А тут и поступки.
   Отвечать не стану.
    Хотя, есть что сказать по этому поводу.
 
Мила Адато[ 30.10.2011 ]
   Милый Александр! Какая интересная рецензия! И какая интересная позиция! Спорить не стану - Вы, наверное, правы. Рассказ, вообще-то, о прозрении. И нет там смерти, как и нет запертой двери, и звонка из ниоткуда нет. Есть только списанный с реального человека образ героя.. Порой очень сложно взглянуть на самого себя и сказать правду. Себе же.
   ОГРОМНОЕ СПАСИБО и низкий поклон.
   С теплом,
   Милаша
Александр Балбекин[ 02.11.2011 ]
   Дорогая, Милаша! Вы уж звиняйте старого, шо лобово так воспринял прыжок, и с дверью не допонял. В принципе-то, хорошо написано. И я это узрел. Плохим авторам не отзываюсь. Хороших пытаюсь стимулировать, на сколько у самого разумения хватает. То, что кадр реальный - сомнений нет. Женщинам видней со стороны. Вы углядели. И на конкурсе, смотрю, Вас отмечают, что радует меня. Очень доволен, что познакомился с Вашим творчеством. Чуть высвробожусь, приду непременно к Вам. И Вы ко мне заходите. Не в плане " ты мне - я тебе". Просто, не так уж и много хороших авторов в сети. А Вы, Милаша, автор. Простите за фамильярность. Надеюсь, шутки мои Вас повеселят.
    С добрыми намерениями, Александр.
Мила Адато[ 02.11.2011 ]
   Я просто очень рада знакомству. Правда. Сейчас стала понемножку заходить на портал - мама в коме уже 10 месяцев. Дома, со мной... Поэтому, иногда нет силдаже на клавишу нажать... Ну, это - лиические отступления. А Вашей рецензии я благодарна. Самое страшное (для любого автора, я думаю) - это равнодушие. Так что: заааааходите, в любое время дня и ночи. Будем дружить.
A.Vladimirov[ 01.12.2019 ]
   Милада! Читает Алеша....все читает,не отворачивается....ст­ихи.....­
   ....это незаживающая,кровото­чащая­ рана!
   
   .......,Прыжок' силён и обилен извержениями гениальных литературных находок!
   Тут и Набоков....Эдгарушка­ наш По....Кэролл....Дали­,бесспорно!­
   
   Хорошо бы подлецам и сволочам снились бы такие вещие сны!....
   Пусть прыгают......
A.Vladimirov[ 01.12.2019 ]
   Милада! Читает Алеша....все читает,не отворачивается....ст­ихи.....­
   ....это незаживающая,кровото­чащая­ рана!
   
   .......,Прыжок' силён и обилен извержениями гениальных литературных находок!
   Тут и Набоков....Эдгарушка­ наш По....Кэролл....Дали­,бесспорно!­
   
   Хорошо бы подлецам и сволочам снились бы такие вещие сны!....
   Пусть прыгают......
 
A.Vladimirov[ 01.12.2019 ]
   Привожу ,Милаодатенные' нам всем находки выражений;
   
   ....Сердце громко билось о захлопнутую дверь!.....
   
   ...Накрахмаленные, или варёные,какие то ноги....
   
   .....Пропасть вонзилась в жизнь....
   ....Водка,запотевшая­ в ожидании....
   ....Застываю на время, улавливая гул чужой жизни...
   ....Немного просевшие,но изрядно блестящие глаза....
   ...Жестокость и подлость взлетали вновь чернильными крыльями!
   
   Владимир Владимирович Набоков одобряет...Клянусь,М­ила!­
A.Vladimirov[ 01.12.2019 ]
   До связи, Мил...Читаев Алеша.
   
   Картина,где на руках лицо молодой Милы - Достойна Великого Сальвадора!
   Жан Ренуар -не сын ли нашего Огюста?
Мила Адато[ 01.12.2019 ]
   Алёшик! Радуете так, что сердце танцует ЛАМБАДУ!!!! Спасибо Вам огромное, мне очень приятно. Очень...
A.Vladimirov[ 02.12.2019 ]
   Рад! Живём далее.....Буду продолжать ,Фотографироваться'.­...Мы­ - зеркала,Мил....отраж­аем­ жизнь....где мутней,где
   светлей....вторая книжка у Димы друга.....читает и он,знаю.
   До связи. Алексей.

Бери пример с наших!
Игорь Крапивин.
Год быка
Поёт Андрей Разин,
основатель группы "Ласковый май"
Наши новые авторы
Виктор Сюрдо
Спроси меня…
Кабинет критика
Яна Кауфмана
Кабинет критика Евгения Мирмовича
Кабинет критика
Ольги Уваркиной
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Региональные отделения МСП "Новый Современник"
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"