Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Директор издательства
"Новый Современник"
Всеволод Круж
Новое назначение
Издательские вопросы
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Наталия Букан
Объем: 12284 [ символов ]
Долгий путь
-1-
Пути Господни неисповедимы… Воистину это так. Никогда не знаешь, что уготовано тебе на жизненном пути. Особенно, если этот путь окажется долгим…
Старая Мале Звиргзда вздохнула. Ей отчётливо увиделись её молодые годы в поместье «Brunas». Вспомнилось, как в далёком тысяча восемьсот девяносто шестом году она выходила замуж за своего Отто. Вместе они прожили очень большую жизнь, вырастили пятерых детей. И никогда ей не думалось, что она может остаться одна, что никого из них не будет около неё в старости. Младшую дочь, Алму, и одного из сыновей, Петериса, унесли болезни. И Отто ушёл из жизни, не дождавшись её. А она всё живёт и живёт. Вот уже и столетний юбилей подступает…
Мале встала из своего кресла. Опираясь на палку, подошла к стене и погладила висящую здесь картину. Зрение изменило ей, краски расплывались перед глазами, но перед мысленным взором картина возникла в своей первозданности: там всё так же желтели дюны и возвышались тёмно-зелёные кроны сосен. Картину рисовал её старший сын Август, Густ, как она его звала когда-то. Это было всё, что осталось от него в её доме.
Густ молодым парнем вступил в коммунистическую партию и после падения советской власти, в девятнадцатом году, был переправлен в Россию. С тех пор они его не видели и очень долго ничего о нём не знали.
Оставив картину, Мале вернулась в кресло... Вот ведь, как вышло: один сын ушёл в Россию, а другой воевал против неё. Да, их самый младший сын, Паулис, который перед войной окончил Рижский университет и работал учителем, был мобилизован немцами во время оккупации. В первом же бою, под Елгавой, был ранен и при отступлении немцев эвакуирован из Латвии вместе с госпиталем. О нём, как и об Августе, ничего не было известно. Считали его погибшим. Но через несколько лет после войны окольными путями, через дальних знакомых от него пришла весточка из Америки. Теперь она иногда получает от него посылки из Сан-Франциско. Это так далеко… Если бы Паулис мог вернуться домой… А вот старшая дочь, Эмма, живёт не далеко – в Риге, но отношения с нею сложные и они почти не видятся.
Эмма всегда была самой суровой из их детей, а теперь и вовсе отдалилась. В глубине души Мале смутно чувствует вину перед дочерью. Но кто же мог тогда подумать, что всё обернётся такой трагедией?
Будучи, как и старший брат, коммунисткой, Эмма подалась вслед за ним в Россию. Но, потеряв там мужа в годы сталинских репрессий, незадолго до войны решила вместе с детьми вернуться в Латвию. Она привезла дочерей Мариту и Илзэ к своим родителям, в Алуксне, и, узнав, что работа в Латвии для неё найдётся, оставила им девочек, а сама уехала в Ленинград оформлять отъезд. Но планы разрушила война: Эмма не сумела выехать из Ленинграда и провела там все девятьсот дней блокады.
Тяжело жилось и Мале с Отто во время немецкой оккупации, голодно. В то же самое время по-другому, зажиточно и свободно, жила семья Гулбисов – дедушка и бабушка девочек по отцу, мужу Эммы. И с общего согласия было решено, что Марите и Илзэ лучше жить у них, у Гулбисов. Ведь это делалось для их же, девочек, пользы! И откуда могли знать Отто и Мале, что Гулбисы уедут вместе с отступавшими немцами и увезут с собой внучек?! Да ведь и об Эмме никто ничего не знал. Жива ли?
Когда Эмма смогла наконец вернуться в Латвию и не нашла там своих детей, она словно окаменела. Теперь-то уже давно известно, что её дочери живут, как и Паулис, в Америке, но никакой постоянной связи с ними нет. Иногда Эмма получает от них письма, тайком. А как же иначе? Переписка с заграницей не безопасна, тем более для неё – она член партии, бывший директор фабрики с персональной пенсией...
Вернувшись из России, Эмма рассказала об Августе лишь то, что он занимал высокий пост в Авиации и так же, как муж Эммы, погиб во время репрессий.
– Знать бы, где лежат его косточки, – прошептала Мале.
Она вытерла мокрые щёки, опять с трудом поднялась и на этот раз подошла к буфету. За воспоминаниями она забыла про свой коньяк! Мале достала малюсенькую стопочку, наполнила её из бутылки и выпила. В течение многих лет она делала это каждый день и была уверена, что своим здоровьем и долголетием обязана этой крошечной согревающей порции. Коньяка в бутылке уже оставалось на донышке, и она подумала, что надо не забыть сказать об этом Эдвину. Теперь это было его обязанностью – пополнять её запасы. И она улыбнулась, вспомнив, как приходилось воевать с Отто, отстаивая их неприкосновенность.
Сидя снова в кресле, Мале почувствовала приятное тепло внутри, за ним пришло и успокоение. Мысли постепенно переключились с прошлого на настоящее. Несмотря на все утраты, у неё есть родные, близкие люди. Это внук Эдвин, сын Алмы, и его семья. Эдвина вырастили они с Отто, он всегда жил с ними, пока не уехал учиться в Ригу.
Сегодня она ожидает их приезда, потому что завтра первое воскресенье августа. В этот день в Алуксне всегда отмечается Поминовение усопших – «Kapu svetki». Со всей Латвии съезжаются люди, у которых здесь есть дорогие им могилы. Она-то уже не может пойти на кладбище, чтобы поклониться Отто, Алме, Петерису. Но за неё это сделают внуки.
Мале совсем успокоилась, села удобно в кресле и погрузилась в дрёму…
Разбудил её бой часов. Последние лучи предзакатного солнца заглядывали в комнату. Вот и подкрался вечер, ещё один день прошёл. Хотя, не прошёл ещё, совсем скоро приедут Эдвин с Илгой и их сыновья, Андрис и Янис. И оживёт её дом, и опять в нём зазвучат детские голоса, как когда-то…
 
-2-
Инга разложила на столе два больших листа, испещрённых квадратиками, стрелками, именами. Это был недавно полученный подарок. Он теперь всё время, как магнитом, притягивал к себе. Перед ней лежали два генеалогических древа – по линиям дедушки Отто и бабушки Мале. Обе родословные брали начало с первой половины 18 века! Вглядываясь во множество латышских имён, дат рождений, смертей, свадеб, Инга пыталась представить, как жили, какими были эти давно ушедшие люди. А, может быть, она даже на кого-то из них похожа?
Этот подарок неожиданно сделал рижский художник, увлекающийся составлением родословных по церковным книгам, после того, как прочёл о её отце в одном из рижских журналов. Отец Инги был репрессирован в тридцать седьмом году, в год её рождения. Поэтому она знала его только по рассказам своей мамы и старшей сестры. На фотографиях, имевшихся дома, он был молодой и красивый, в морской лётной форме. Сестра хорошо его помнила, а для Инги образ отца был окутан романтическим ореолом.
До лета пятьдесят восьмого года она никогда не бывала в Латвии и не слышала латышской речи. А тем летом ей выпала счастливая возможность поехать на студенческую практику в Ригу. Ехали большой компанией и в поезде полночи проболтали, предвкушая приятное времяпрепровождение. Ингой же владело ещё и волнующее ожидание знакомства с Латвией, с латышами – ведь это была родина её отца!
Московский поезд пришёл в Ригу ранним утром, и их встретил чисто вымытый, ещё сонный город. Она всматривалась в лица редких прохожих, вслушивалась в их речь и воспринимала окружающее совершенно по-особенному… На узких улочках Старой Риги, в Домском соборе, в маленьких уютных кафе – везде над ней витал дух предков…
«Вот бы попасть сюда по распределению», – мечтала она, уезжая из Риги.
И это случилось! Направление она получила в Латвийскую республику, в Ригу!
На этот раз ехала туда с твёрдым намерением разыскать кого-нибудь из своих родных по отцу.
Осенняя Рига была ничуть не хуже летней, какой Инга помнила её с прошлого посещения. Парки и скверы были по-прежнему полны цветов, а окружающая картина менялась каждые полчаса: только что светившее солнце вдруг закрывалось невесть откуда набежавшими тучками, быстро проливался дождь, и тут же всё озарялось солнцем, а потом опять набегали тучки, и всё повторялось…
Таким же переменчивым было и настроение. Беззаботные студенческие годы в Москве были позади, а теперь ей предстояло привыкать к жизни в незнакомом месте. Конечно, было в этом и немало интересного. Например, интересно узнать, живёт ли в Риге сестра отца, Эмма? Свою тётю и сестёр Мариту и Илзэ она очень смутно помнила по довоенной жизни в Ленинграде. А вдруг они и в самом деле теперь в Риге?
В первом же справочном ей выдали рижский адрес и телефон Эммы! Не без волнения Инга ждала своего визита к тёте, тем более что по рассказам мамы Эмма представлялась ей суровым и неприветливым человеком…
Такой она и оказалась! Неулыбчиво, строго расспрашивала обо всём, по-русски говорила с сильным акцентом. Нельзя сказать, что она приняла Ингу совсем уж отчуждённо – заранее купила пирожных, сварила кофе. И рассказала о своей трудной судьбе. На вопросы о братьях отца Инги, о его сестре Алме, о том, есть ли в Латвии двоюродные братья или сёстры, ответила коротко:
– Все умерли.
Сказала, что одинока. Вот, правда, иногда к ней из Алуксне приезжает мама, которой уже исполнилось девяносто лет. При этих словах Инга так и подскочила:
– Как мама? Это же, значит, моя бабушка?! Я хочу познакомиться с ней!
Лицо Эммы стало совсем непроницаемым, и она отрезала:
– Это ни к чему. Она ни слова не понимает по-русски.
Разочарованная и обиженная, Инга, уходя из гостей, думала: «Ну и ладно! Ну и не надо! Наверное, все латыши такие». Вот и на работе её непосредственный начальник, Ян Янович, при знакомстве спросил почему-то сердито:
– Откуда у вас латышская фамилия?
Так сердито, что можно подумать – она её украла!
Больше она тётю не навещала, да и Эмма не искала встреч с ней. А вскоре Инга вышла замуж и уехала из Латвии.
 
Прошло много лет. В стране началась «перестройка», откровеннее освещалось прошлое, раскрывались многие архивы… И с Ингой стали происходить чудесные вещи…
Сначала в их ленинградской квартире появилась рижская журналистка, которая хотела побеседовать с мамой Инги и написать статью о её отце.
Ну, а потом всё завертелось, как в калейдоскопе! Эта статья счастливо попалась на глаза двоюродному брату, Эдвину, сыну Алмы, который, всё-таки, имелся в Латвии, хоть тётя Эмма это и отрицала! Прочитав об Августе, он сразу позвонил в редакцию... Благодаря ему, Инга и её сестра Ирина, что называется, обрели латышские корни. Сколько всего они узнали о своих родных, сколько фотографий подарил им Эдвин! В том числе снимок бабушки Мале в день её столетия! Узнали, как тосковала она всё время по старшему сыну, их отцу. Вместе с Эдвином и его женой Илгой побывали они в родном городе отца, чудесном, живописном Алуксне, бывшем Мариенбурге. Посетили там могилы бабушки, дедушки и других родных, приурочив посещение к первому воскресенью августа – Дню поминовения усопших, «Kapu svetki».
О, как жалеет теперь Инга, глядя на свои родословные, что в те годы она не ослушалась тётю, не поехала в Алуксне и не нашла там свою бабушку! Ведь, тогда не умерла бы Мале Звиргзда, так и не узнав ничего о жизни сына Августа в России и о том, что есть у неё там две внучки.
Copyright (с): Наталия Букан. Свидетельство о публикации №163263
Дата публикации: 15.02.2018 16:49
Следующее: Часы.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Маркал[ 16.04.2008 ]
   Рассказ о семейных воспоминания пожилой женщины Мали Звиргзды нелохой.
   
   Удачи и творческих успехов.
   
   С уважением,Маркал.
Падерина Анна Сергеевна[ 15.11.2008 ]
   Превосходно. Живо, по-простому, без всяких "излишеств"­;,­ но все прекрасно видно - все образы.
Владимир Ярош[ 29.12.2008 ]
   "На узких улочках Старой Риги, в Домском соборе, в маленьких уютных кафе, которыми так изобилует Рига - везде над ней витал дух предков...". Я дважды был в Риге и каждый раз это чувство наполняло меня. Возможно, потому. что моя бабушка была латышка. Память предков?
Татьяна Коновалова[ 12.09.2010 ]
   Когда-то давно я смотрела фильм " Долгая дорога в дюнах" Очень переживала за героиню. А колыбельная.что она пела сыну,в эвакуации в сибирской деревне:
   Слышишь, за печкою сверчок,
   Угомонись не плачь, сынок,
   Вон за окном морозная
   Светлая ночка звездная...
   
   стала любимой песенкой моего Антошки... Вот прочла Ваши воспоминания и вспомнила. Трагическая история целого народа...Хорошо,что есть кому ее рассказать...Вы молодчина.что пишите об этом. С уважением.Татьяна.
 
Наталия Букан[ 13.09.2010 ]
   Татьяна, рада видеть Вас на своей страничке и Вашему отклику. Да, фильм этот я хорошо помню, смотрела его не один раз. Спасибо большое за Ваш отзыв! С уважением, Наталия.
Ульяна Харченко[ 10.03.2011 ]
   Так душевно. Очень понравился рассказ. Почему-то тоже вспомнилас "долгая дорога в дюнах". Дежа вю? Прекрасный стиль и слог. Вы умничка.
 
Наталия Букан[ 10.03.2011 ]
   Ульяна, приятно получить такой отзыв. Вы умничка, коль этот рассказ нашёл в Вас отклик:)).
    С лучшими пожеланиями, Наталия.
Наталия Букан[ 10.03.2011 ]
   Ульяша, вот вернулась, чтобы пояснить, а то, вроде, нескромно прозвучало: "Вы умничка, коль этот рассказ нашёл в Вас отклик". Я имела в виду Ваш душевный отклик на сложные человеческие судьбы, за что сердечно Вас благодарю. С теплом, Наталия.
Вениамин Обухов[ 19.12.2011 ]
   Наталия здравствуйте. Я в гостях. Читая ваш рассказ, меня не покидало чувство, что вы пишите о своей большой семье, что подтвердилось, когда я прочитал отзывы. Поздравляю Вас с тем, что долгий путь закончился. В годы моего детства у нас в посёлке жила семья Тофф, кто они? Судя по фамилии - эстонцы, но мы, пацаны 50-60 не задавались этим вопросом, как это стало в дикие 90-е. Если найдёте время, почитайте на моей странице "Рождественскую­ ночь" и её продолжение "Похороны"­ Хотелось бы знать Ваше мнение, мнение прозаика. С уважением Вениамин.
 
Наталия Букан[ 19.12.2011 ]
   Вениамин, спасибо, что заглянули на мою страницу. Действительно, это написано о моей бабушке, вот такая история семейная.
   Вы пишете о семье Тофф. Может, конечно, и эстонцы, но с английского можно перевести, как джентльмен, франт.
   У Вас ещё обязательно почитаю.:) Успехов! С уважением, Наталия.

Блиц-конкурсы от Издательства
Тургеневские записки
75 лучших строк
Детский
Домашние питомцы
Фантастика
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Атрибутика наших проектов

Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой