Рецензия на книгу или стихи: зачем нужна? Приглашаем к участию в проекте "Критика вызывали?", который открывает дежурная по порталу Регина Канаева.











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный по порталу
Регина Канаева
Критика вызывали?

Буфет. Истории
за нашим столом
О ЛЮБВИ - С УЛЫБКОЙ.Флешмоб.
Рассказ
Иван Габов
Люди творческой профессии
Философская и религиозная лирика
Таисия Григорьева
Выплескиваю чувства на бумагу...
Конкурсы на призы Литературного фонда имени Сергея Есенина
Литературный конкурс "Рассвет"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Любовно-сентиментальная прозаАвтор: Леонид Рябков
Объем: 7648 [ символов ]
ДОМОЙ!
Эта связь тлела долго, как сырой, ненадежный фитиль. Она не могла закончиться фейерверком, салютом или взрывом. Только разрывом. Такой был вполне предсказуемый конец. Связь вошла в привычку, стала условным рефлексом. Как чистить зубы по утрам, мыть руки перед едой, не материться в присутствии детей, и на вопрос: «Как дела?» - отвечать: «Нормально». Рутина.
Здравствуй, любимый! – обязательное приветствие.
Приветик, котеночек! – как отзыв.
Я тебя люблю, мой ненаглядный! – ритуал неукоснительно соблюдался.
Я тебя тоже. – фразы лениво падали, как пожухлые осенние листья, открывая простор. Простор, отбрасывающий условности. После этого можно было сразу падать в кровать. Заниматься любовью, отдавать всю себя без остатка – это она умела!
Любой мужчина будет рад иметь такую женщину! Банально, избито, но это так. Блондинка с голубыми глазами. Натуральная. Роскошные формы, большая, зато стоячая грудь с невинно-розовыми упругими сосками.
 
У меня длинные волосы!
Зато у меня – гуще!
Блондинка и Рыжая. Восьмое марта. Надо вручать подарки. Каждая - самой себе говорит комплименты. Такая игра. Они - подружки и одновременно соперницы. Смотрят друг на друга с ненавистью. Я смеюсь.
Я – высокая! – заявляет Рыжая.
Пауза. Блондинка теряется, хотя она явно симпатичнее, а крупные зрелые цитрусовые на груди еле умещаются в глубоком волнующем разрезе платья. Наконец еле слышно произносит:
А я красивее…
Состязание резко прекращаю. Пока до драки не дошло. Я хохочу. Каждая из них хороша по-своему.
 
И чего неймется? Почему на душе висят тяжеленные гири? Что меня не устраивает? А просто ненароком всплывает другое. Тихий осенний вечер. Фонари на улице заболели «желтухой». Кстати, эту фразу я украл у Блондинки. На душе тихо и спокойно. Жаль, не верующий. Сказал бы: Божья Благодать. Она сидит рядом. Нам уютно даже молчать вдвоем. Хорошо. Огонек сигареты чертит в сгущающем темноту воздухе - наши имена. Я и Она. Она – мое Солнышко. После Нее я так никого не называл. Не мог. Язык не поворачивался. Это имя принадлежало только Ей. Одной. Может, это блажь, но иначе я не могу. Душу тренировать невозможно. Это не тренажерный зал. Силовые упражнения и усиливающиеся нагрузки через «не могу» ее не закалят. Во всяком случае, хочется на это надеяться.
 
Опять стылый равнодушный вечер. Он, как пастух, сбивает в стадо редкие грязные облака. Они сопротивляются, но их время ушло. Меня почему-то не мучают угрызения совести. Я заглядываю на чердаки и в подвалы своей души. Там темно, сыро и грязно. И пусто. На столе праздничная открытка. Ее мне на День рождения подарила Блондинка. Она же - в анимационном изображении, на плотном листе картона. Похожа. И дурацкий текст: «Когда придешь на вечеринку, смакуя свой аперитив, ты не «прощелкай» там Блондинку и не забудь…» Ярко-красный презерватив, прикрепленный к сгибу открытки, я использовал вчера ночью. С Рыжей. Отрывался он с возмущенным треском. Открытку теперь надо спрятать. Ко мне в гости сейчас придет Блондинка. Наготове целый арсенал кондомов. Но почему-то совесть моя спокойно спит и даже не думает просыпаться.
 
У Солнышка оказался непреклонный характер. Она уважает себя и любит. Знает себе цену. А я продешевил. Разменял свою любовь на медный грош. Пустил на ветер целое состояние.
Мой кредит доверия ты исчерпал полностью! Ты оставляешь после себя только выжженную землю. У меня на душе - пустота. Целина. Пусть ее обрабатывает кто-то другой. Вспахивает, сеет, выращивает и собирает богатый урожай. Моя душа благодарна и обильна. Кто-то другой сможет собирать несколько урожаев в год. Но не ты!
Земля качнулась в обратном направлении. А мой мир рассыпался в прах. Его не существовало. Оказывается, его так легко разрушить. Я оказался неразумным варваром, разрушившим Рим. Великолепную сияющую империю, которая, казалось бы, простоит вечность…
 
Я пошел по рукам. Нежным, ласковым, горячим, изящным, равнодушным, ухоженным, с тонкими синими прожилками. По ним можно писать Книгу Судеб. Рук много. Целая череда. Конвейер. Наверное, среди них встречались и любящие. Не знаю. Не успеваю изучить. Меняются кровати, постели и комнаты. Засаленное постельное белье соседствует с мягкой периной и хрустящими простынями, а скрипучий продавленный диван сталкивается с ложе - «сексодромом». Я изучаю по утрам узоры на потолке и обои на стенах. Они изменчивы, как приливы и отливы, как ветреные сердца и ненадежные плечи, как быстрые течения и резкие муссоны. Я все время открываю новые города и страны, земли и континенты, клады и золотоносные жилы. Но облегчения эти открытия не приносят. Крик впередсмотрящего: «Земля!» вносит в душу сумятицу и грусть. Скукота…Так хочется вернуться домой! Как после тяжелого похода, огрубевший и незнакомый, открыть дверь, отряхнуть с себя пыль чужих дорог и углов и ткнуться головой, как в гавань, в такие родные колени. Здравствуй, Солнышко, я вернулся!
 
Блондинка смешлива и всепрощающа. С ней легко и приятно. Она опять хочет замуж. Причем немедленно. Она тоже совершает открытия и открывает новые земли. Но слава первопроходца и первооткрывателя ей не грозит. Но она – молодец! Не отчаивается и не сдается. Ее упорству можно позавидовать.
 
Корвет шумно дырявил волны. Он был настолько стар, что прохожие суда принимали его за Летучего Голландца. Ветер дырявил штопаные паруса. Мачты жалобно скрипели в такт стону рассыхающихся бревен палубы. Гребцы протяжно тянули унылую песню. Седой кэп в грязно-белой фуражке с обязательным крабом вместо кокарды и лопнувшим козырьком молча стоял перед командой на палубе. Пустым чубуком в углу рта он внимательно смотрел на каждого. Его команда, которой он гордился, которую так тщательно отбирал годами по приморским притонам и тавернам, на галерах и в казематах, в штрафных командах и долговых ямах, вытаскивал из петли и выкупал из рабства, на которую он всегда мог положиться с закрытыми глазами, с которой кружками пил морскую воду, а эль – бочками, взбунтовалась. Они стояли пред ним, его верные ребята, и в их глазах читалась решимость идти до конца.
Будет земля, - проскрипел капитан пересохшим ртом. – Скоро будет.
Нет, сэр! – вперед выдвинулся шкипер. – Команда требует поворачивать домой! Земли не будет…Никогда.
Решимость покинула капитана. Фуражка с крабом неуверенно дернулась. Чубук тянул к земле. Он не боялся, этот старый кэп. Не боялся за свой авторитет. Он умел подчинять себе людей и признавать ошибки, он выходил с пустыми руками на кривой дорожке против двух отчаянных головорезов с саблезубыми мачете в сильных тренированных руках. Он знал, как выжить в джунглях и рвал пасти крокодилам. Но капитан не знал, скоро ли появится земля. Эта полоска земли, колеблющаяся в знойном зыбком мареве, которая разделит беспросветно синий горизонт на две части, а впередсмотрящий, набрав в иссушенные легкие горячего воздуха, гордо сбросит с верхотуры мачты на палубу: «Земля!» А вдруг, там опять – ничего. Лишь обманутые надежды, разбитые мечты, невыполнимые желания и угрюмые разочарования. Как уже бывало до этого. Почти всегда. Вместо Эльдорадо – выжженная земля. Мираж. А доверие команды, этих сорвиголов, не безбрежно.
Поворачиваем! – отрывисто бросил кэп шкиперу.
Команда, раскатилась по палубе, как ртутные шарики. Корвет со стоном стал разворачиваться, вспеняя волны. Корабль бросало вперед волнам, как неизвестности навстречу. Путь домой всегда длиннее и томительнее.
Земля! – сбросил на палубу с мачты юнга. – Вижу землю, сэр!
Шарики ртути замерли. Все смотрели на капитана. Тот выждал минуту, глядя вдаль и посасывая пустую трубку.
- Полный вперед! – кэп знал, что делает. – Домой!
Copyright: Леонид Рябков, 2008
Свидетельство о публикации №160648
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10.03.2008 20:47

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
История праздника Дня святого Валентина
Гражданская лирика
Людмила Руколь
Дым отечества
Ирина Горбань
в телепрограмме
"Поэзия Донбаса
Наши Новогодние конкурсы
в 4-х томах
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Общий раздел Кабачка "12 стульев"