Литературный фестиваль
"Современник"
Встречаемся в Рязани 10-11 ноября
Конкурсные видео на нашем канале в YouTube




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Председатель МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс
Собираю Великолепную десятку!
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Нора Светличная
Объем: 18060 [ символов ]
Чужая улица
Когда поезд Берлин-Москва приближался к
польской
границе,
пассажиров попросили приготовить паспорта. Во Франкфурте-на-
Одере поезд остановился, и вошли пограничники.
Диана, уже переодетая по-дорожному, разложила свои вещи,
просмотрела местную русскую газету, потом разговорилась со
спутницей. И вдруг ей стало как-то неспокойно. Какая-то туманная
мысль скользила в подсознании, но, занятая разговором, Диана никак
не могла ее уловить. Мысль была неясная, но тревожная. И только когда
пограничники вошли в ее купе, Диана отрезвела: "Виза! Польская
виза!". В кассе, где она покупала билет, сказали, что, хоть поезд и
проходит по польской территории, но, так как она едет дальше, в
Москву, польская виза ей не нужна. Оказалось - нужна.
Как ни умоляла Диана проверяющих разрешить ей купить визу прямо
здесь, в поезде, ничего не помогло. Приказали немедленно оставить
вагон и даже пригрозили полицией, так как пререкаться с ней не
собирались.
Наспех все собрав, Диана вышла. Поезд тронулся, а ей еще
выбрасывали из окна кое-что из забытых вещей. Весь вагон, кто с
сочувствием, кто с любопытством и ужасом, смотрел на нее.
В тапочках, в тренировочных штанах и в майке, с большим чемоданом и
с большой сумкой, слишком тяжелыми для ее хрупкого сложения, Диана
оказалась на платформе незнакомого города чужой страны. Кроме
нескольких пограничников на платформе никого не было. Она подошла
к ним и с глупейшим видом для своих двадцати семи лет, спросила:
- А что мне теперь делать?
- Ехать в Берлин и обратиться в польское посольство за визой, -
ответили пограничники, почти не глядя на нее.
Несколько минут Диана стояла, не двигаясь, в полной растерянности. Ей
вспомнился чей-то давний рассказ о подобном случае, и она, кажется,
воскликнула тогда: "Да я бы там умерла на месте!".
Диана горько усмехнулась теперь, посмотрела беспомощно по сторонам
(и на себя со стороны), потом резко взялась за чемодан и потянула его в
конец платформы. Дело было к вечеру.
С трудом, еле-еле она стащила чемодан и сумку по бесконечной
лестнице, нашла кассу и попросила билет до того места в Берлине, что
было ближе всего к польскому посольству. Но кассирша, не зная
английского, не понимала Диану, а Диана совсем не знала немецкого.
Около кассы никого не было, и пришлось стоять и ждать, пока кто-
нибудь подойдет и поможет.
Был уже поздний вечер, когда Диана приехала в Берлин. Чтобы
добраться до гостиницы, пришлось идти под мостом, В тоннеле
безлюдно, темно, но Диане не до страха. Она уныло тащила свои вещи
и все прокручивала в уме свое теперешнее положение. В общем-то,
она здесь проездом из Америки, в Россию едет повидать родных, с
которыми рассталась семь лет тому назад. Заодно Диана решила
навестить свою тетю, которая живет с семьей в окрестностях Гамбурга.
А поездом решила ехать из Германии, чтобы было интереснее; да и
дешевле.
Вот и развлеклась! Вот и сэкономила! Денег и так в обрез. Впрочем, на
все бы, конечно, хватило; только вот отели в европейских столицах и
серьезные расходы в случае дорожных казусов, она не предвидела. А
надо бы! Надо бы! Вот как теперь быть?..
Диана вышла на свет; немного пройдя, увидела уличное кафе.
Красивые фонари, изящные столики и стульчики, тихий гул голосов,
беззаботные лица хорошо одетых людей, а тут – ее тапки, несвежая
майка и громоздкие вещи... Все это усиливало ощущение
безотрадности и одиночества в этот теплый августовский вечер. Диана
походила, покружила немного по улочкам и вскоре за одним углом
увидела отель. Бело-розовый двухэтажный дом за тусклой зеленью
деревьев мерцал, как дворец, при свете луны. Хотелось даже
остановиться и полюбоваться, но мысль о цене все отравляла...
Диана заплатила сто марок за ночь, махнула на все рукой и уже
собралась было спать, но, немного поколебавшись, позвонила тете и
вкратце обрисовала случившееся. Будучи по природе своей
щепетильной и стеснительной, Диана ни о чем не просила, хотя в душе
надеялась на помощь. Ведь как-никак перебыть это "смутное время" у
своих лучше, чем по гостиницам...
- Как ты так могла?! Разве можно быть такой легкомысленной?-
обрушилась на нее тетя.
- Но вы помните... - лепетала Диана, уже жалея о своем звонке, - мы
ведь вместе ходили за билетом и нам... и вам сказали по-немецки, а вы
мне перевели, что в моем случае виза не нужна. Да вы не волнуйтесь! -
теперь уже бодро заговорила Диана. - Это пустяки. Утром я сделаю
визу, и до вечернего поезда у меня еще будет уйма времени, чтобы
посмотреть Берлин. Когда еще представится такая возможность! Мне,
можно сказать, даже повезло. Я просто хотела еще раз попрощаться...
Да, да, обязательно передам всем сердечный привет...
Диана вдруг почувствовала какое-то отупение, и, испытывая лишь
сильную физическую усталость, моментально уснула.
Утром в посольстве, выстояв два часа в очереди, Диана подробно и
взволнованно рассказывала о своем несчастье. Ее выслушали,
предложили заполнить анкету, сфотографироваться, оплатить счет и
прийти за визой через две недели.
- Это невозможно! Мне здесь негде жить! - взмолилась Диана. - Мне
нужно сегодня... Понимаете, чтобы заказать билет на поезд...
- Тогда оплатите за срочность, - равнодушно сказали ей.
Через полтора часа Диана уже ехала в железнодорожную кассу, чтобы
оформить билет на ближайший день. И в автобусе ее вдруг осенило:
"Ведь поезд, кажется, проходит и по территории Белоруссии! Да,
проходит!.."
Поменяв автобус, Диана вернулась в гостиницу, узнала адрес
Белорусского посольства и отправилась туда. Долго ехала, потом долго
шла по жаре. До открытия посольства надо было ждать несколько
часов, но Диана решила не уходить, а стоять здесь, чтобы избежать
большой очереди.
Солнце пекло уже невыносимо; ноги устали от ходьбы и стояния, и
негде было присесть. Диана не выдержала и села на землю под
забором; ладно, джинсы не вечернее платье, ничего им не будет. Ей
хотелось отдохнуть, но тревожные мысли не давали покоя: еще одна
срочная виза, и сколько ночей предстоит быть в отеле?.. Ничего
светлого в близком будущем Диана не видела.
И в этом посольстве все повторилось; только счет надо было
оплачивать в банке. И Диана пошла искать банк. Шла, смотрела на
номера домов и вдруг услышала приветливый женский голос:
- Вы тоже, наверное, банк ищите? Идемте вместе! - С Дианой
поравнялась пожилая женщина в светло-серой юбке и белой кофточке,
с высокой, эффектной прической из седеющих волос,
В другое время Диана, может быть, и рада была бы встрече с русским
человеком в чужой стране, но сейчас ей не только идти, но даже
говорить ни с кем не хотелось. Безмятежный вид и спокойный голос
незнакомки никак не импонировали ее мятущейся сейчас душе. Но
сказать "нет" Диана не могла и вяло согласилась идти вместе.
- Тогда давайте подождем моего мужа. Вот он сейчас докурит... -
Женщина оглянулась. Диана тоже.
Высокий седой мужчина спортивного вида, в джинсах и в синей
рубашке, уже подходил к ним быстрым шагом. И они пошли уже втроем
- мужчина несколько в стороне, как бы не желая мешать их беседе.
Незнакомка оказалась разговорчивой и как-то сразу расположилась к
Диане. Она сказала, что уже одиннадцать лет живет в Германии и
здесь, вдали от Родины, часто вспоминает Россию и всегда рада
слышать русскую речь. Диана узнала также, что муж ее немец,
художник по профессии.
Эта неожиданная открытость, доверчивость немного оживили Диану, и
она сама заговорила, конечно же, о своей неудаче. Но как только
начала, женщина перебила ее:
- Я все знаю. Слышала ваш рассказ, когда в очереди стояла. Это
действительно неприятно, я понимаю.
В ее голосе и в выражении лица было такое искреннее сочувствие, что
Диана осмелилась и спросила, не знает ли та людей в русской общине, у
которых она могла бы снять комнату на время, пока уладятся ее дела с
билетом на поезд.
Лицо женщины стало задумчиво-напряженным. Потом она медленно
сказала:
- Я как раз об этом сейчас думаю... Вы поедете к нам... в Люкенвальд.
Это в пятидесяти километрах от Берлина.
Диана посмотрела на спутницу удивленно-счастливыми глазами и не
сразу нашлась, что сказать:
- Мне даже не верится... Вы не беспокойтесь, я заплачу сколько следует,
- но вдруг Диана сникла и добавила очень тихо: - А ваш муж?
Согласится ли он? - Диане этот немец казался слишком строгим и совсем
не добрым.
- Он ничего... ничего. Он так же думает. А о деньгах забудьте, даже не
говорите о плате.
И Диане вдруг показалось, что эти двое, не сказав друг другу ни слова,
даже не переглядываясь, все же как-то общались между собой; при
помощи мыслей, что ли? Она чувствовала эту почти мистическую связь
между ними.
"Он так же думает", - услышав это, Диана взглянула на лицо мужчины,
увидела простое, наивно-ребяческое выражение и успокоилась.
В банке они по-настоящему познакомились, узнали имена друг друга.
- Дитер нам заполнит бланки, они на немецком языке, - сказала
женщина, назвавшаяся Вероникой.
Диана даже слегка вздрогнула при звуке этого имени. Ей почему-то
казалось, что она и так уже знала, что кто-то неведомый уже сообщил
ей это имя, и другого имени для этой женщины она и представить себе
не могла. "Боже! Опять какая-то мистика!" – подумала Диана и
поделилась этими мыслями с Вероникой. Та снисходительно улыбнулась:
- Да не волнуйтесь вы! Все ведь уже хорошо!
- Ни о чем, ни о чем не беспокойтесь больше! Забудьте о неприятностях
и расслабьтесь! - говорили Дитер и Вероника вместе, когда они, уже с
визами, сели в их машину и Вероника открывала термос, чтобы налить
всем кофе.
Диану поразил русский язык Дитера.
- Да, он с детства говорит по-русски. Его мать была уроженкой России, -
пояснила Вероника. А потом она деловито объявила:
- План такой: сначала заедем к другу Дитера (у них там какое-то дело),
потом в кассу за вашим билетом, потом в отель за вещами и - домой…
Друг Дитера, одинокий художник средних лет, веселый, остроумный
человек и тоже русского происхождения, жил на тихой, зеленой улице.
Старый четырехэтажный серый дом, мрачная крутая лестница; такая
же мрачная квартира с высокими потолками, добротная старая мебель.
Но этот мрачный незнакомый дом, благодаря веселому оживлению и
дружеским улыбкам, вызвал у Дианы ощущение не тоски и
удрученности, а новизны, своеобразия и чего-то авантюрно-
приключенческого, так нежданно вошедшего в ее жизнь.
Встретил их хозяин радостно:
- Какая прелесть! Целая компания!
Женщин провели на балкон, под тент, а мужчины удалились для своего
разговора. Но минут через двадцать хозяин появился снова:
- Прошу, красавицы, к столу!
Стол был уже сервирован, видимо, еще до их прихода, так как хозяин
ждал друзей к обеду. Теперь он проворно приносил из кухни суп,
котлеты, жареный картофель, большое блюдо с разноцветными
кусочками овощей. Вкусный незатейливый обед и вино вернули Диане
силы и хорошее настроение.
Вероника и Дитер представили ее другу как свою приятельницу из
Америки, не вдаваясь в подробности. Естественность и
непринужденность, какую сумели придать эти чужие Диане люди новой
обстановке, позволили ей избежать неловкости перед незнакомым
человеком и сохранить чувство собственного достоинства; а ведь его
так легко можно было утратить, сложись все по-другому.
За столом беседовали, смеялись, шутили. У хозяина и Дианы нашлись
общие знакомые не просто в Америке, а в ее городе. Мир, в самом деле,
оказался тесен...
Итак, все шло по плану. В железнодорожной кассе выяснилось, что на
ближайшие пять дней билетов нет, но на всякий случай советовали
захаживать или позванивать раньше. Вероника же с Дитером настояли,
чтобы Диана не торопилась, а пожила у них спокойно эти пять дней.
Жара уже спала, и Вероника сказала, что неплохо было бы немного
прогуляться по Берлину. Эта мысль пришлась всем по душе; и вот они
уже гуляют по многолюдной улице, потом по другой, еще по другой…
Вдруг Дитер остановился, обнял Веронику и нежно улыбнулся ей:
- Помнишь?.. Это место?..
Вероника укоризненно покачала головой и, смеясь, объяснила Диане:
- Все он помнит! Вот здесь, Диана, несколько лет назад мне однажды
стало плохо, и он вызвал "скорую помощь". Вот уж
достопримечательность!
А Дитер, как ни в чем не бывало, принял свое обычное, простодушно-
наивное выражение.
Через час они заехали в отель, взяли вещи Дианы, и Вероника весело
скомандовала своим артистическим голосом:
- Ну, а теперь – домой!
(Диана уже знала, что Вероника и в самом деле была актрисой)
В Люкенвальд приехали поздно. Диана, приняв душ, устроилась в
отведенной ей комнате, где на кровати лежало белое шелковистое
белье и белая атласная пижама.
Пять дней пролетели быстро. По утрам Дитер уходил куда-то работать
и возвращался к обеду. Так как дни стояли жаркие, Вероника и Диана
оставались до обеда дома: подолгу беседовали, поглядывая на экран
телевизора.
Когда Вероника была занята на кухне, Диана любила выходить на
просторный балкон и смотреть оттуда на красочный ансамбль жилых
домов. Солнце, зелень кругом, цветы и яркие зонтики на балконах. Все
красиво, умиротворенно, а из головы не выходило другое: рассказ
Вероники о том, как она впервые встретила Дитера одиннадцать лет
тому назад. Ночью, на улице, в заснеженном русском городке, куда
забросил их случай, каждого в отдельности…
Когда спадала жара, они непременно куда-нибудь ехали, и Дитер с
удовольствием брал на себя роль радушного хозяина-гида. Он без
умолку рассказывал о разных примечательных вещах в окрестностях и
ближайших городках, куда они заезжали. И опять он останавливался то
тут, то там, чтобы с нежной улыбкой напомнить Веронике о чем-нибудь
сокровенном из прошлого. А однажды это было угрюмое здание за
стеной деревьев - больница, где Вероника лежала с каким-то
переломом, и он проводил с ней там все свободное время.
Диана тоже улыбалась, глядя на них, радовалась чему-то и все
удивлялась сочетанию в Дитере мужественности, его высокого роста с
почти детской наивностью.
Возвращались к ужину, который готовил всегда Дитер.
Последняя их поездка была короткой, задумчивой, немногословной.
Вернулись рано. Всем было немного грустно. Вероника и Диана успели
привязаться друг к другу, и беседовали они особенно задушевно в этот
вечер.
- Вот вы всё говорите, Вероника: "Русские, русские…", а сами так давно
оторваны от России... Вам не тоскливо здесь? Без родных, без друзей,
без творчества вашего - без театра?
- Это, конечно, все так. Да, скучаю. Но у меня есть Дитер. Это очень
много... Он заменил мне всё.
- Это любовь? - тихо спросила Диана; мысленно же добавила: "В таком
возрасте..." и тут же вспомнила реплики разных знакомых: "Какая там
любовь!.. Нет никакой любви! Только в кино и в книгах".
А Вероника сказала:
- О, да! Она, конечно, меняется с годами, становится другой, но
остается. - Вероника немного задумалась, потом кокетливо и шутливо
ответила на не заданный ей вопрос:
- Как же нет любви?! Раз есть это слово – значит, есть и предмет.
Ее ухоженное лицо, живость глаз, женственная одежда (только платья
и юбки, никаких брюк), красивый, совсем еще молодой голос - все
подтверждало Диане правоту ее слов. И о себе Диана думала, что вот
она молода, далеко не дурна собой, но нет у нее ни того вкуса, ни той
уверенности (нет стиля!), какими обладает эта пожилая женщина. И
Диане хотелось все запомнить, что-то перенять, в общем, поучиться у
нее.
В комнату заглянул Дитер:
- Что вам, дамы, сегодня подавать? - спросил он, как обычно, и
независимо от того, что говорили дамы, для них всегда были
приготовлены какие-нибудь вкусные сюрпризы.
В просторной кухне на большом столе, накрытом к ужину, горела свеча.
В окно лилась вечерняя прохлада, с потемневшего неба смотрела луна.
От всего здесь веяло покоем, надежностью, теплом. И Диана подумала:
"Как это все-таки верно, что счастливые люди непременно хотят
радовать и других. И у них это легко получается…"
- Такой заботливый, такой заботливый, - с напускной серьезностью,
подойдя к столу, сказала Вероника и благодарно поцеловала мужа.
Он же с настоящей серьезностью и сосредоточенностью завершал
оформление стола и был сейчас похож на хорошего ученика, который,
хоть и привык к похвалам, но всегда старался заслужить их снова.
Ужин получился непривычно тихим, прощальным. Ни о чем особенном
не говорили, больше молчали. Но весело и дружелюбно о чем-то
говорили вещи: легкое колыхание ажурной занавески, огонек свечи,
лучистое, как золото, вино в бокалах, красивая посуда, изумительные
конфеты...
- И откопает же он всегда… что-нибудь такое... - говорила Вероника, с
наслаждением откусывая от конфеты. - Нет, вы попробуйте, Диана, не
оторветесь потом!..
После ужина Диана позвонила родным в Россию, подтвердила время
своего приезда и сказала, что, несмотря на задержку, у нее все хорошо,
что она нашла здесь новых друзей.
- Вы назвали нас друзьями! Как это приятно слышать! - говорила потом
Вероника.
И прощались они на следующий день на перроне Берлинского вокзала,
как люди, давно знакомые, как хорошие друзья. Глаза у всех немного
увлажнились, но настроение было радостное. Вероника радовалась, что
кому-то помогла в беде, Дитер, как всегда, был счастлив за жену, а
Диана... То, что чувствовала Диана, нельзя назвать ни радостью, ни
счастьем; это было что-то другое, большее, чему она и не могла бы
дать название.
Простившись с ними, вероятно, навсегда, Диана думала об этой чудной
паре, о прекрасных, едва ли не лучших днях своей жизни,
воспоминание о которых будет всегда ее хранить и защищать от бед...
За окном уже царила летняя ночь. В купе погашен свет. Диана не
спала. Она смотрела в темноту и продолжала думать: что бы ни
случилось с ней в дальнейшем, какие бы она ни делала ошибки, все
равно ее жизнь не будет напрасной. Ведь она узнала, почти физически
ощутила великую человеческую Доброту, ради которой единственно и
стоит жить.
Copyright (с): Нора Светличная. Свидетельство о публикации №159797
Дата публикации: 21.09.2015 05:39
Предыдущее: ПортретСледующее: Чай на веранде.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ферафонтов Анатолий[ 14.08.2010 ]
   Нора! Очень нравится Ваша проза - доверительная и проникновенная, пронизанная легкой грустью, о чем бы Вы не писали. Куда Вы пропали? Если оседлали Пегаса, то это здорово! Значит скоро выдадите на - гора очередное творение. Я тоже на какое-то время завис в навалившихся проблемах, а потом разрядился на портале, чего и Вам искренне желаю. Анатолий.
Эд Гемадзе[ 15.09.2015 ]
   Нора, чудесный рассказ, как и все Ваши рассказы, написан проникновенно, с
   душой и теплом.
   Разместите его на конкурсе "Творческая Украина - 2015" в ЧХА, зайдите в
   ПОЛОЖЕНИЕ конкурса. Там в первом этапе три темы - он подойдет в тему
   "Сокровище в руках". При размещении укажите тему, к которой этот рассказ
   относится. Мы все получим удовольствие от Вашей прозы. Ждём!
Израиль Рубинштейн[ 20.09.2015 ]
   Когда-то и я встретил пожилую чету, только американскую. Ваши
   Дитер и Вероника как будто списаны с них. Открытое
   дружелюбие к незнакомцу, взаимное притяжение душ, - вот оно,
   настоящее сокровище! Примите мои пять баллов!
 
Нора Светличная[ 22.09.2015 ]
   Да, "взаимное притяжение" первых встречных, без всяких условий. К тому же иностранцев и просто
   на улице. Вы всё поняли. Вероника и Дитер - их настоящие имена, не вымышленные. И живут они
   именно в г. Люкенвальд. Это случилось в августе 2001года.
   Спасибо за отзыв.
   Нора
Елена Соседова[ 28.09.2016 ]
   Нора! Спасибо за интересный рассказ! Начала читать, и не смогла оторваться. Очень хорошо написано - привлекли лёгкость и непринуждённость повествования. БРАВО!
   Признаться, мне было интересно узнать Ваше мнение о моих работах в прозе. Если будет настроение и время, пожалуйста, прочитайте небольшие истории "Мечты сбываются", "Навигатор"­;­ и "Родная кровь".
   С теплом, Елена

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов