Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" представляет








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Миниатюры и подборки афоризмовАвтор: Игорь Б.Бурдонов
Объем: 10140 [ символов ]
ТАБОЛОВСКИЕ МИКРОЭТЮДЫ
Игорь Бурдонов
 
ТАБОЛОВСКИЕ МИКРОЭТЮДЫ
 
Июль-Август 1971 года, Таболово
 
Муки творчества
 
У писателя наступил творческий кризис. Он покачивался на стуле, закрыв глаза и мучительно напрягал свой ум, пытаясь отыскать какую-нибудь идею для написания рассказа или этюда. Потом он встал и пошёл на кухню, где жена писателя мыла посуду.
- Оленька, я тебя прошу, скажи какую-нибудь фразу.
- Какую фразу?
- Всё равно какую. Представь себе, что тебе дали выбор: либо скажи фразу, либо тебя расстреляют. Что бы ты сказала?
- Стреляйте, - я бы сказала. - отвечала жена, протирая вымытые тарелки кухонным полотенцем.
- Н-да... - сказал писатель, повернулся и пошёл обратно в свой кабинет. Там он открыл ящик стола и долго-долго смотрел пристальным взглядом на воображаемый пистолет крупного калибра. Резкий сухой щелчок выстрела жена писателя слышать не могла, потому что он был: тоже воображаемым.
 
Соавторы
 
- Это ты здорово написал. - сказал один соавтор другому.
- Это? Да, действительно хорошо. Только, по-моему, это ты написал.
- Нет, это не я.
- Гм... Я тоже этого не писал.
- Что ты хочешь этим сказать?
Они внимательно осмотрелись по сторонам. В комнате никого не было и на душе у соавторов стало тоскливо и тревожно...
 
Фраза
 
Я ходил по избе, почёсывал живот и медленно мучительно балдел. На столе стояла пишущая машинка со вставленным в неё чистым листом бумаги и графин с водкой. Полупустой.
Дверь бесшумно открылась и с грохотом захлопнулась. В комнату, постукивая модными каблуками, смеясь, подмигивая, подрагивая талией, вошёл Щучкин.
- Ну шо? Написал что-нибудь? А? Хе-хе. Я вот тут принёс пять страниц. Гениально по-моему. А? Ты как?
Я молча повернулся к нему и почесал живот. Он радостно помахивал своими страницами перед моим носом и был доволен весьма. Минуту я смотрел. Потом сказал хриплым голосом:
- Эта... Я тут... в голове всё... держу... Сядь бы... я эта... продиктую... фразу... ик... Руки у меня... того...
дрожат...
Щучкин сунул руку в карман своих заграничных джинсов и вытащил жвачку. Он сел на стул перед машинкой и, быстро-быстро двигая челюстью, посмотрел на меня нагло:
- Так что писать?
- Пиши: многоточие...
- Написал.
- Теперь такую... фразу. "И тогда я его убил".
- Готово. Это что - всё?
- Да... Это конец. - я с размаху опустил графин на его голову. Пробка выскочила и водка вылилась ему на джинсы и на пол. Я посмотрел на всё это с минуту и почесал живот.
 
Столб
 
Когда ко мне подошёл пьяный, я стоял на остановке автобуса и курил сигарету.
- Врачи говорят, болезнь у меня хроническая. - начал он. - Какая ж это жизнь, а? Ни тебе радости, ни тебе... - он замолчал.
- Это, конечно. - мягко заметил я.
- Столб видишь?
- Ну... - не понял я.
- Вот подойти и головой об столб - раз! И никакая женщи-на тебе не нужна.
- Правильно. - поддержал я разговор.
- Какой хрен правильно! Сам бейся головой. Идиот! - он посмотрел на меня зло, сплюнул на сторону и пошёл дальше. Я поглядел на столб и пожал плечами.
 
День
 
Проснулся я - день солнечный.
- Что ты мне принесёшь, солнечный день? - сказал я вслух.
А он отвечает:
- Ничего.
- Как ничего?
- А так. - он повернулся и медленно начал уходить.
Я ему кричу вслед:
- Подожди! Надо же что-то сделать. Нельзя просто так уходить.
Не слышит. Я поглядел вокруг - вечер уже. Темно. Я снова лёг спать.
 
Натуралистический этюд
 
- Возможно... - сказал я и стал смотреть в пол. По полу проползла муха. Я мысленно представил себе, как хлопаю по ней журналом "Здоровье", свёрнутом в трубку, и она замирает навеки посередине широкой половицы. И по лицу у меня ползла бессмысленная блуждающая улыбка. На кровати лежал
Щучкин, положив руку себе на лоб. Вероятно, он размышлял.
- Гляжу на тебя. - сказал Щучкин и замолчал.
Я откинулся на спинку стула и посмотрел в окно. Сквозь мелкие дырочки в тюлевой занавеске просвечивало что-то чёрное. Ночь, подумал я. А вслух спросил:
- Что?
- Стрелять в тебя удобно. - проговорил Щучкин медленно и спустил руку на бедро.
Я закурил сигарету и выдохнул облако дыма по направлению к потолку. Порыв ветра всколыхнул за-навеску, в животе у меня булькнул выпитый чай с молоком. Я отхлебнул еще глоток чаю и провёл пальцем по клеёнке - раздался характерный скрип. Тогда мы зажгли свечи, выключили электрической освещение и завели музыку.
- Коля, у тебя есть мысль? - спросил я.
- Нет. - ответил он и стал что-то долго и красиво говорить. Очень искренне.
А я выпрямился на стуле и начал медленно переводить взгляд с одной свечи на другую, со второй - на третью, а оттуда - снова на первую свечу. Свечи были воткну-ты в длинные пустые бутылки из-под "Алиготэ". Сидя в окружении трёх свечей, я почему-то вспомнил о смерти. Она представилась мне тихой и спокойной, пахнущей воском, тихо жужжащей наподобие комара, что кружил вокруг моего носа, и немного сонной или умиротворённой. Тикали часы с гирей, тренькала музыка в магнитофоне, Щучкин внимательно разглядывал настенный календарь за прошлый год. На столе стоял чайник с цветочками, банка с сахарным песком и пепельница в форме чашки с синим ободочком. Вдалеке, километров за сто, большой город жил своей обычной жизнью, шумел и светился неоном. Где-то протявкала собака. По Гринвичу сейчас утро, почему-то подумал я и прижался щекой к прохладной поверхности стола.
- Спать ложишься? - спросил Щучкин и почесал нос.
Я глубоко вдохнул пропахший запахами летней ночи воздух и медленно выдохнул, сложив губы трубочкой. Тихий блюз поплыл под потолком, растёкся по стене, спустился...
 
Столовое серебро
 
- Мать. - сказал глава дома и засунул в рот палец, выковыривая из зуба кусок мяса:
- А где наше столовое серебро?
Я уткнулся носом в тарелку с супом.
Располневшая женщи-на, лет пятидесяти, моя мать пропела:
- Ты же знаешь: в комоде, в правом ящике, в коробке из-под твоих прошлогодних ботинок, что с рубцами на подошве.
- Нету там. - брякнул отец.
- Каа-к? - пропела моя мать.
- А так. - голос отца посуровел. - Стащил кто-то.
Я шмыгнул носом и признался во всём.
- Сынок. Разве ты пьёшь водку? - снова пропела располневшая женщина. До неё ещё не дошёл смысл сказанного мной. Отец мой всегда был сообразительнее. Удар пришёлся мне точ-но в левое ухо. Я упал с табуретки и прижался горящей щекой к влажному полу. Подбежал Шарик, наша собака, и лизнул меня в нос.
- Умереть бы. - подумал я с тоской и икнул.
 
Понимание
 
-Я-то тебя понимаю. А вот поймут ли нас люди?
- Какие такие люди?
- Те самые, что стоят за твоей спиной.
Я обернулся:
- Нет там никого.
- Будут. - убеждённо произнёс он и начал крутить телефонный диск.
 
Молчание
 
Он промолчал.
- Что ты молчишь? - спросил я.
Он вздрогнул и посмотрел на меня тусклым взглядом.
- Так какое твое мнение по этому вопросу?
Он закрыл глаза и опустил голову.
- Ты что, отвечать не хочешь? Да? - заорал я.
Он побледнел и повалился на пол. Его стошнило.
 
Грань
 
Я осторожно провёл рукой - острая, как бритва.
- Ты что! - Щучкин тупо уставился на меня. - Чего ты рукой по воздуху водишь?
- Грань это.
- Чего-о?
- Грань, говорю. Между Добром и Злом.
Он подошёл и махнул пальцем в воздухе:
- А, чёрт!
- Порезался?
- Предупредить не мог? - он встал по другую сторону, засунув палец в рот, и спросил:
- Здесь что: Добро или Зло?
- Сам никак не пойму, где что.
- Дурак потому что. - Щучкин смачно сплюнул на пол.
Я внимательно посмотрел на него.
- Давай поменяемся местами.
- Во! - он показал мне кулак.
- Чего ты злишься? Поменяемся местами и узнаем где Добро, а где Зло.
- Будешь тут пищать еще! - и он с размаху заехал мне ногой живот.
Падая я успел заметить его расплывшуюся в ухмылке рожу.
 
Этюд просто так
 
Ночь была тёплая. Светила луна. Стрекотали кузнечики.
Бог мой! - подумал я.
- Мечтаешь? - подсел ко мне Малознакомый Гражданин.
- Может быть нам пройтись перед сном? - предложил я и встал с кровати.
Мы вышли за околицу в ночную свежесть, оба подтянутые, интеллигентно одетые, выбритые и задумчивые. Дорога плавно скользила меж распластнанным по холмам полей и лугов, спускалась в овраги, взлетала на подъёме, едва не отрываясь от земли, и снова плыла, слегка покачиваясь по горизонтали.
Разговор не клеился, я сел на обочину и махнул рукой: ступай, мол, с богом! Он постоял, поковырял землю носком ботинка, засмущался и исчез в темноте.
Я сидел на краю дороги, смотрел в придорожную пыль и на душе у меня мурлыкали кошки, спрятав коготки и свернувшись клубком. Я дождался, пока они совсем успокоятся, и быстрым движением выбросил их вон, в канаву. Они замяукали протяжно и сиротливо и утонули в луже. Я вздохнул облегчённо, свесил руки с колен до самой земли, опустил голову на. грудь и задремал. Ноги и руки мои начали неметь, и ясидел в неподвижности, медленно срастаясь с глинистой почвой, пропылённой травой, разными щепками и соломинками. Я почувствовал себя придорожной корягой, причудливой, заросшей мохом, вросшей в землю. Подо мной муравьи сложили свой дом и отложили крупные белые яички. По рукам ползла гусеница, извиваясь медленно и перебирая ножками.
... Утром меня выкорчевали:
 
Английская замочная скважина
 
- Я пошёл пить свой чай. - сказал я громко и хлопнул дверью.
Пошагав в прихожей некоторое время, я на цыпочках подкрался к замочной скважине и стал слушать.
- Тупой же он, - сказала миссис Вентконд и я представил себе, как она вся изогнулась в кресле при этих словах.
- Тупой и, кажется, немного сумасшедший. Как вы считаете мистер Уайтвик?
 
Мальчик
 
- Мальчик, - говорю я ему: - повернись боком.
Он доверчиво повернулся.
Я ему раз! - по затылку.
У него кепка слетела, и он едва не упал.
Потом отбежал шагов на пять и кричит:
- Дяденька, а дяденька!
Я уж было уходить хотел, не поворачиваясь, но повернулся всё же.
А он мне булыжником по лбу как заедет!
В глазах у меня чёртики забегали, серебряные точки зскользили по-броуновски. Всё так стало нереально и чудно:
- Что же ты, мальчик, - прошептал я, погружаясь в темноту, - Как то ты так:
И я без чувств скатился в канаву.
Copyright: Игорь Б.Бурдонов, 2008
Свидетельство о публикации №146886
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 17.06.2008 15:31

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов