Наши юбиляры
Николай Вуколов
Поздравления юбиляру
Награды и достижения
Видеоклипы Николая Вуколова на YouTube








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Михаил Лезинский
Объем: 35576 [ символов ]
Павлик Морозов - сын бизнесмена и внук уголовника.
Огромная изба из почерневших крепких бревен за крепким забором . Десятки пристроек и пристроечек . Здесь не то что семью можно разместить , целый этап зэка поместится! Ну, не этап , это я сбрехнул малость , но половина этапа - это точно !
Говорила же мама милиционерше : возьмем с собою Крицерей , но та отказалась , дескать , двое родителей да шестеро детей на одной телеге не поместятся! И то верно!..
- Ксеньша ! - у мусорши голос звонкий !
Молчание в ответ. Лишь занавеска за окном дрогнула и к стеклу приплюснулся нос . Милиционерша подождала минуту-другую , вздохнула , спрыгнула с подводы , подошла к забору, откинула щеколду огромной двери и направилась к дому.
- Кому казала - отворяй, не то! ..
Дверь в избу , словно нехотя , лениво открылась. На пороге появилась старуха , подсвечивая себе керосиновой лампой. Свет лампы освещал и лицо , если эту физиономию мордоворотную , можно назвать лицом!? Злая - это видно и без бинокля ! Злость - в склеротических узких бегающих склеротических глазках и в иссиня-багровом мясистом носу. Голос , когда она заговорила - под стать облику - злющий и лающий :
- Какого , хыр-хыр , хрена , ломишься !? Сказала , не пущу выкувыренных и не пущу ! Нет такого закона вламываться в избу , хыр-хыр !
- Я тоби найду закон ! - пообещала милиционерша , подвинув плечом старуху и входя в избу. - Высвободждай одну з комнат, да поживее!
Старуха отступила в темень дома , прошипев-пролаяв при этом , но слов было не разобрать.
Какие разговоры они вели в этом мрачном доме , неизвестно. Но через несколько минут милиционерша вышла , подошла к телеге , усмехнулась.
- Договорились . По-хорошому . Высвободит проходну комнату , буржуйка недорезанная!
Мать вздохнула.
- Зачем вы так?.. У нее, должно быть , свои причины есть ?
- Есть , есть ! - передразнила милиционерша маму . - Вы бросьте , пожалуйста , свою интеллигентскую мягкотелость , а то сожрет она вас разом з потрохами. И не зпоморщиться!
' Точно - сожрет и не подавится ! Вылитая Баба Яга . И нога у нее , должно быть костяная !?'
- Мы с ней по-хорошему , по-мирному договоримся , - не унималась мать.
- По-мирному! Это хорошо , когда все делается по-мирному. А вы , гражданочка Кучаева Бэлла , случаем про Павлика Морозова не слыхали ?
- Слышала , - ответила мать , - вроде пионер такой есть.
- Был ! - жестко поправила женщина-милиционер. - Был ! Вбили его . Зверски !
 
Я знал , кто такой Павлик Морозов. Нам про него в школе рассказывали . Говорю:
- Павлик Морозов - настоящий герой . Даже улица есть такая : ' улица имени Павлика Морозова '. Я заметил , когда ехали сюда.
Милиционерша положила руку мне на плечо.
- Вирно , сынок , - герой. Кулаки заманили Павлика в лес и ножами его , ножами , ножами... Девчонкой я тогда була, а все помню - суд-то над убивцами у нас в Тавде был. Пять дней шел...
А у день суда , когда московский прокурор товарищ Вышинский приговор зачитывал, (милиционерша подзабыла , не Вышинский зачитывал приговор, он обвинял - М.Л.) , остановились в Тавде уси фабрики и рабочий люд пришел до зданию суда . Мой батько тогда на фанерном заводике слесарил и меня з собою взял.
' Кого судят? ' - спрашиваю у него. Батько отвечает:
'Сын наш убит . Хотел он , чтобы не голодал рабочий класс , чтобы на земле полная справедливость был а! '.. И ще отец мне тогда сказал :
'Смотри , доча , и запоминай , как умирают настоящие борцы за дело революции . И имя его навек запомни - Павел Морозов! '
Приглушенный голос женщины-милиционера проникал в самые клеточки моего сознания:
- А колы судья зачитал убивцам смертный приговор , все рабочие взялись за руки и запели:
 
Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов...
 
Все пели . Вся рабочая Тавда. Вот шо , дорогие мои , было на этой земле.
 
Ах , какая лапша высшего сорта , методически развешивалась на наши матерчатые ухи ! И большинство , - я тоже входил в это большинство! - с радостью законченных идиотов - я тоже причисляю себя ним , - носили эту гуттаперчевую лапшу на собственных ушах!
 
Мать утерла слезы.
- Где же сейчас мать Павлика Морозова? Где она , бедненькая ?
Милиционерша развела руками :
- Не знаю. Чого не знаю , того не знаю...
 
А сейчас приготовьтесь к длинному-предлинному и совсем не лирическому отступлению.
 
Через много-много лет , после победы над фашистской Германией , когда я покинул Сегежу и перебрался в Севастополь , когда я собирал материалы для , - не знаю что получиться , то ли повесть , то ли роман! - узнал , что мать Павлика , Татьяна Семеновна Морозова, живет в каких-то сорока-пятидесяти километрах от меня , то есть, от Севастополя , в Алупке. Я тотчас поехал к ней.
 
Алупка . Небольшой курортный городок , прославившийся своим Воронцовским дворцом , великолепным бюстом , ставший сегодня памятником единственному крымскому татарину дважды Герою Советского Союза Ахмет-хан Султану , и Татьяной Семеновной Морозовой.
Нашел нужную улицу - братьев Говыриных , 12 , и толкнул калитку . Маленький ухоженный домик притаился в зелени винограда . Из этого домика вышла женщина с суровыми чертами лица и острым , пронизывающим насквозь жестким взглядом.
- Здравствуйте .
- Здравствуй , сынок .
И голос у этой старухи оказался грубоватым .
- Вы - Татьяна Семеновна?
- Я... Заходайте в избу. С какого пионерлагеря будете?
Объяснил , что я ни с какого пионерлагеря не приехал , а сам по себе .
- Примите ?
- Заходай , заходай , раз приехал!..
... Небольшая комната дышит сыном : фотографии , картины , бюсты . В центре стены - большое живописное полотно , писанное масляными красками : Павлик Морозов , гордо приподняв подбородок , смотрит в глаза своему отцу. Алеет пионерский галстук на белоснежной рубашке . На парнишке - черный костюм .
Когда мы познакомились поближе - бутылка 'Старки' открывает сердца и развязывает язык ! - Татьяна Семеновна , вглядываясь в картину , будто только сейчас ее увидела , произнесла :
- Пионеры из 'Артека' нарисовали и подарили . Спасибо им . Толью небыло на нем никогда такого хорошего костюма и такoй рубашки . Да и росточком он был поменее и похудее с лица. Не могут ребятишки себе представить тогдашнюю жизнь на Урале , холщовую , дерюжную... Я часто бываю в Артеке , да и в других лагерях и вижу, какие нынче пионеры : крепкие , ухоженные... Смышленыши ! Вот бы моему Павлику добрые товарищи были бы!.. Но не было тогда в Герасимовке пионеров , он первым и был...
В тридцатых годах это было, пришел он к своей учительнице Зое Александровне Кавун и говорит :
'Надобно бы пионерский отряд создать!'
Учительница молоденькая , девочка совсем , в Герасимовку с Украины на Урал переехала Зоя , - она мне навсегда Зоя ! - интересуется :
'Откуда о пионерах узнал ?'
Павлик показывает ей пионерские газеты 'Колхозные ребята' и 'Восход Коммуны'.
' Вот здесь все прописано! '
' Верная твоя мысль . А пойдут ребята в пионеры? ' - интересуется учительница.
' Еще как пойдут! Я первый и пойду! ' - отвечает Павлик .
 
Привычно , как по-писаному рассказывает Татьяна Семеновна , а я вдруг припоминаю давнишний разговор , тогда , в Верхней Тавде , мамы с тетей Клавой:
 
МАМА. Клавочка! Ты ни за что не догадаешься , с кем я встретилась сегодня в собесе !? С Зоей Кавун .
КЛАВА. А кто это?
МАМА. Ну , которая на суде давала показания о Павлике Морозове . Помнишь , милиционерша нам рассказывала? Ну, припомни , Клавонька !
КЛАВА. Милиционершу помню . Она еще обещала Аллочку по приметам разыскать.
МАМА. Я не о том сейчас! Я о Павлике Морозове такое узнала!..
КЛАВА. Что ты такое узнала , Бэлка ?
МАМА. А то, что Павлик вовсе не был первым пионером , а был первым хулиганом ! В пионерах только числился !
КЛАВА. Тс-с , Бэлка , с ума сошла ! Не дай бог , Максимка услышит !
МАМА. И убили его...
Навострил уши , но женщины перешли на шопот...
 
Осторожно , чтобы не обидеть Татьяну Семеновну , стараюсь , как можно тоньше выспросить о Зое Кавун , о которой только что вспоминала Морозова.
Намекнул , что Зоя Кавун несколько по-другому рассказывала эту историю.
Одного намека было достаточно , чтобы старуха разгневалась .
- А о себе Кавуниха не говорила !? Не говорила , как она продалась кулакам с потрохами. И замуж выскочила , стерва , за самого богатого кулака!
Потоки брани сыпались на голову первой учительницы Павлика Морозова. Видно забыла Татьяна Семеновна , что получасом раньше , говорила о Кавун совершенно обратное ?..
А еще раньше , до знакомства с матерью Павлика Морозова , я имел беседу с одноклассницей Павлика Ниной Белоусовой и записал ее воспоминания. Только записывались те воспоминания одноклассницы тогда , когда имя пионера вызывало душевный трепет.
Вот эти воспоминания , в которых тоже упоминается имя первой учительницы Павлика Морозова:
 
'У Зои Александровны Кавун - певучий украинский говорок. Приехала к нам летом 1928 года . Симпатичная , веселая , плясунья. И что всех удивило , стихи сочиняла.
Школы тогда в Герасимовке не было . У кулака Арсения Кулуканова откупили всем миром конюшню , поставили в конюшне огромный стол и такие же огромные скамьи , и стала наша Зоя Александровна учить нас уму-разуму. Первоклассники были в возрасте от восьми до девятнадцати лет - ведь вся деревня была неграмотной . А во втором классе , в день празднования Октября , нас принимали в пионеры . Из девятнадцати учеников одиннадцать стали пионерами. Первым приняли Павлика . И тут же единогласно избрали его председателем отряда.
Павлик умел всё : стенгазеты выпускал , сам сочинял лозунги , самодеятельность организовал... Пионерские сборы в отряде - празниками были...'
Я спросил у Нины Петровны , не сохранились ли какие-нибудь документы того времени? И она неожиданно ответила :
- Сохранились!
И в моих руках оказался подлинник , - еле просматриваемый документ , написанный от руки! - именно того самого собрания , который документально подтверждал прием в пионеры. Первым , - первой ! - значилась имя - фамилия Нины Белоусовой . Павлика в том списке-документе вообще не было . Его приняли в пионеры намного позже .
Я знал , Нина Белоусова прошла трудные дороги войны связисткой. Ее позывной - 'Черешня'. Именно под этим позывным ее знали в семьдесят четвертой Нижне-Днепровской дивизии имени Щорса.
Нину ранили под Сталинградом. После госпиталя неумолимая комиссия пришла к заключению: ' Списать из рядов Вооруженных Сил '!
- Это меня-то списать?! Не имеете морального права . Я должна воевать за первого пионера Павла Морозова, - вот при каких обстоятельствах было произнесено имя 'первого пионера'!
И рассказала Нина Петровна членам медицинской комиссии подробности жизни и гибели Павлика Морозова. Именно ту историю , которую проповедовала власть коммунистов и их последышей - комсомольцев и пионеров. Ту историю, которую создали самые сильные и крепкие журналистские перья ! В том числе - и мое стило!
Все свои дела , поступки и помыслы , приписала Нина Петровна своему всамделишному товарищу , которого помнила очень хорошо , с которым вместе лазала по чужим садам , с которым вместе - как выразилась сама Нина Белоусова - шкодили по малому и по крупному...
- Служи , дочка , - сказал председатель медицинской комиссии, - только береги себя ...
 
И долго еще бушевала старуха , пока Павел , прямой племянник Павлика Морозова по родному брату , не сообразил на стол закуску к нашей второй бутылке 'Старки'.
А , когда мой товарищ , фотокорреспондент Слава Горбачев , вытащил фотоаппаратуру, чтобы запечатлеть нас навеки , замерла - видно привыкла , что ее часто фотографируют!
Приняв на грудь очередную стопочку , старуха вновь разговорилась...
- Мне уже восемьдесят годочков стукнуло ( в 1979 году - М .Л . ) , память слабеть стала. Не помню , что вчера со мной было , а то далекое занозилось в башке... Голодала тогда Россия . А Герасимовка наша и деревни , что в один сельсовет входили , не справлялись с госпоставками . ' Нету хлеба у населения, сами голодаем ! ' - рапортовал председатель Трофим Морозов . Ему верили...
А надо сказать , что Трофим Морозов - отец Павлика - в свое время против Колчака воевал . Только скажу вам , не за Советскую власть он кровушку проливал , не за мировую революцию , а за себя . Хитрющий был : барина хотел спихнуть и сам барином сесть на его место. И - сел . Доверяла ему Советская власть , сделала председателем сельсовета . А он нажрется самогону , и кулаки его по деревне под ручки водят , как губернатора какого царского . Ведут, а он выламывается по пьяному делу :
'Я тут власть Советская . Я тут - бог , закон и воинский начальник ! Ишь , чего захотели - хле-буш-ка! Нетути - и весь сказ!'
А хлебушек был : прятали его кулаки по ямам разным да укромным местам , и никому бы из пришлых в жизнь не найти.
Объявил Павлуша войну отцу и кулакам : только уполномоченные в деревню , а Павлик со своим пионерским отрядом тут как тут. И точно - все расскажет и покажет , где какой мироед зернышко припрятал ...
Идет Павлуша по деревне , а вслед ему несется :
' У-у, христопродавец растреклятый ! Краснодранец ! Комиссар! '
' Комиссар ' - тоже как ругательство у кулаков было ...
Люто возненавидел сына и Трофим Морозов . Приходит он однажды домой , приносит бутыль самогона и кус сала :
'Зажарь немедля и зови сюда своего комиссара!'
Зажарила на сковороде большущий кусок сала - много жиру вытопилось
- и ставлю закуску на стол . Позвала Павлушу и его за стол усадить хотела . А Трофим как рыкнет:
'Постоит коммунист! - а сам наливает стакан самогону и подносит Павлику. - Пей! '
Павел отстраняет стакан:
' Коммунисты не пьют! '
Берет Трофим сковороду ... сковородкой этой ... салом кипящим в лицо сыну плещет ... Кожа враз лоскутьями пошла. Закричала :
' Что делаешь , душегуб проклятый! '
А он огрел меня кулачищем - враз памярки отбил . Пришла в себя , плачу , а Павлуша меня успокаивает:
' Не плачь , родненькая , не плачь , хорошенькая , мне ни чуточки не больно , заживет...'
Долго мне пришлось раны Павлушкины заживлять. Пробовала милиционеру намекнуть на такое зверство , но тот и слушать не стал
'Не вмешиваюсь в семейные дела!'
А Трофим вообще залютовал . У него , как у председателя , все печати сельсоветские хранились , и стал он кулакам за большие деньги бумаги государственные выписывать. Дескать , не кулак он вовсе и не сосланный на Урал , а честный бедняк и проживать может, где пожелает .
Узнал об этом Павлуша и написал письмо чекистам .
Из Верхней Тавды приехали к Павлуше двое чекистов: Чкалов и Дымов. Говорят Павлику:
' Доверяем тебе , но как фактически доказать ? '
Павлуша им чистый бланк с печатями - у отца добыл , когда тот кулакам справки выписывал.
Но Чкалов говорит:
' Не доказательство . Скажет - обронил '.
Тогда Павлуша надоумил их :
' Вы , - говорит , - переоденьтесь , чтобы он вас не узнал , бороды навесьте и сами купите у него справку . Вот и будут доказательства '.
Так они и сделали : прикинулись кулаками и в избу к Трофиму Морозову пошли. Он к тому времени ушел от меня и от детей своих . Жинкой молоденькой обзавелся и ушел . Поначалу Дымов пожаловал :
' Слыхал , - говорит , - от верных людей , что справочку одну небольшую у вас получить можно? '
' А ты откуда будешь? - спрашивает Трофим. - Из каких мест , и фамилия твоя какая?'
Дымов отвечает хитро :
' Фамилию мою настоящую тебе знать не к чему , а за справку - не обижу, заплачу'.
А плата выработалась твердая : три червонца за справку.
За деньги Трофим черту душу заложит! Отписал ему справку. А за ним и Чкалов такую же купил... Вот и доказательства.
Арестовали Трофима Морозова , отвезли в Тагильскую тюрьму , а потом под расписку до суда отпустили ... Стал он жить у отца своего ... Однажды прибегает к нам Морозиха и говорит ласковым голосом ...
 
Рассказываю Татьяне Семеновне про Морозиху , как она поступила с нашей семьей на Урале...
- Узнаю ее повадки. Ее же к расстрелу приговорили !?
- Расстрел ей заменили десятью годами , но вскоре выпустили по амнистии.
- Ужель жива еще ! ?
- Не думаю. Это ж давно было. В войну...
 
Прибегает Морозиха и говорит, стерва, ласковым голосом:
' Иди, Пашенька, к нам. Отец тебя видеть желают '.
' Не пущу! ' - говорю . А Павлик улыбается .
' Не бойся , мамочка , пойду узнаю , что ему надо '.
Пришел в дом деда Сергея , а там они самогон да бражку пьют . И дым сизый в избе коромыслом стоит.
' Звал? '
' Ты, комиссар, писал в Чека? '
' Писал и все рассказывал '.
Тут дед Сергей Морозов встал из-за стола, выругался и как ударит Павлушу... Упал мой сыночек и кровью залился. Однако приподнимается на локтях и говорит:
' Коммуниста не убьете! '
Почуяла я недоброе , прибежала , увела домой , обмыла ...
Потом суд наступил . Павлушу главным свидетелем выставили ...
Идет суд . Кулаков , которым Трофим бумажки выписывал , тоже к ответу требуют , а они не сознаются , изворачиваются , выгораживают себя и его.
Тут встает Павлик и идет к столу - галстук на нем красный сияет. Обращается он ко всем и по-взрослому говорит . Не скажешь , что дитя малое.
' Если есть коммунисты , встаньте и выйдите сюда ! '
Встало человек шесть . Мало партийных тогда было ... А Павлик снова говорит :
' Комсомольцы есть ?! '
И комсомольцы рядом с коммунистами становятся .
' Пионеры! Выйти вперед! '
И пионеры становятся в один ряд с коммунистами и комсомольцами . А Павлуша говорит :
' Издал товарищ Ленин приказ , что нет и не может быть пощады изменникам революционному делу . Не может быть прощения ни от коммунистов , ни от комсомольцев , ни от пионеров...'
 
Ох , Татьяна Семеновна , Татьяна Семеновна , в каком отделе ЦК ВКП(б) писали ваши ' воспоминания ', где правда перемешивается с откровенной ложью?!.
 
Косятся на Пашутку из зала , пальцами на него указуют : многие в том зале Трофиму Морозову сочувствуют . И на меня зыркают , ведьмой называют ... Семя проклятое! Это они хотели лишить страну хлеба , чтобы не мог рабочий у станка стоять ...
Дали Трофиму десять лет строгого режима и увезли вместе с дружками , а мы остались жить в деревне . Зачем остались! Бежать надобно было подальше от этих мест : знала же , не простят Морозовы ничего моему Павлу ...
От нашей Герасимовки до Верхней Тавды верст шестьдесят будет. И надо было мне скотину туда угнать - госпоставки сдать. Уходила - наказывала Павлу , чтоб не отлучался из избы до моего прихода .
А он смеется :
' Ничего , мамочка , все будет хорошо '.
Не знала я тогда , после стало известно , пока я гнала коровенок в Тавду, в доме деда Сергея Морозова тайный сговор происходил ... Призвал дет Сергей другого своего внука Данилу - тому уже за двадцать было - и ставит перед ним вопрос:
' Сможешь порешить комиссара? '
Даниле перед тем стакан самогону налили.
' Смогу, - отвечает , - а что дашь? '
' Дам , - говорит дед Сергей, - тебе бутылку водки не самогонной , а настоящей магазинной выделки и три метра красной материи на рубаху ' .
Данила поморщился : мало ! Тут же присутствовал местный богатей Кулуканов - его по списку Трофим Морозов в бедняках числил , чтобы то поменее налог платил .
' А я , - говорит Арсений Кулуканов , - золотишка тебе отсыплю , враз хозяином станешь ! '
' Выполню , - тотчас соглашается Данил , - а, когда? '
' Об этом не твоя забота - сообщим ! '
Пришла к нам в избу старуха Морозиха и - к Павлуше :
' Сходим, внучек, по клюкву. Много ее нынче уродило ' .
Павлик поначалу отказывать стал , но уговорила мальчонку родная бабка . Сказала, что мама , стало быть , я , надрывается на работе. Клюкву ту продать в Тавде можно , и детям штаны да рубашки пошить!
Это верно - оборвались. Про моих ребятишек кулацкие дети сочинили частушку с издевкой:
 
Пионеры-лодыри,
Отца не за фуй продали...
 
Согласился Павлуша идти по клюкву. С ним и братишка меньшой Федюшка за ними увязался... Завела Морозиха внуков в лес , а там дед Сергей Морозов да внук Данила все для смерти уготовили : встренули их в чащобе и давай ребятенок ножами полоскать... Дед Сергей над Павлушкой изгалялся , а Данила Федюньку прикончил. Мешками их прикрыли и спрятали в чащобе...
 
Татьяна Семеновна говорит спокойно , без слез , - видно давно выплакалась... Говорит и о том , что знать сама не могла , тем более - видеть.
А было время , когда она совсем по-другому рассказывала историю своей жизни и смерти Павлика . Ближе к истине . Но ее поправили ...
А в Крымском обкоме партии , ее прямолинейные рассказы хорошо запомнили. И стала Татьяна Семеновна 'невыездной'. То есть , здесь говори по заранее разработанному сценарию , а за границей... Боялись большие коммунисты , что зарубежные 'продажные' журналисты раскрутят старуху и вытянут из нее правду-матку! ..
А приглашали ее часто - чуть ли не полмира находилось в лагере социализма!..
Но послушаем Татьяну Семеновну , - это уже история! Дела давно минувших лет.
Говорят, историю нельзя переписать. Но историю переписывали столько раз , что и сегодня невозможно отделить правду от лжи!..
- Тот страшный день забыть невозможно, когда нашли тело Павлика и шестилетнего Федюшки. В тот день (3 сентября 1932 года - МЛ.) - мы все ходили как чумные.
Не верилось , не хотелось верить , что такое возможно.
Хоронили Павлика и Федю на следующий день. А накануне собрался весь пионерский отряд , которому скоро присвоят имя моего сына, и Зоя Александровна Кавун - первая его учительница , глотая слезы , сказала:
'Давайте, ребята, выполним последний долг перед Павликом , сочиним песню в его память...'
 
Забыла , начисто забыла Татьяна Семеновна , что говорила о первой учительнице Павлика Морозова , когда я сообщил ей , что Кавун имеет другое мнение о жизни ее сына...
 
И сидели ребятишки в школе до глубокой ночи и сочинили похоронный гимн моему Павлику, - об этом мне Ниночка Белоусова поведала! - Грустный и торжественный гимн...
 
Залегла тайга в тумане сером
От большого тракта в стороне,
Для ребят хорошим был примером
На деревне Паша-пионер.
Как-то раз в осенний тихий вечер,
В теплый час, когда не дрогнет лист,
Из тайги с братишкой малолетним
Не вернулся Паша-коммунист...
 
Сейчас много песен о Павлике сложено, но эта была первой...
Приехала я из Тавды в свою Герасимовку с нехорошим предчувствием - нет в живых дорогих моих... Бросилась к сельчанам за помощью - с тайгой шутки плохи! Несколько деревень организовались и ушли на поиски в лес... Пять дней искали, но нашли моих сыночков. Порубленных, изувеченных... У Павлуши пальцы начисто срезаны, видно, за нож пытался ухватиться.
Сельчане сразу же в дом деда Сергея Морозова бросились - старуху Морозиху ухватили, когда она деда рубаху простирнуть хотела, в лохань уже сунула.
Взяли они ту рубаху, а на ней метки кровавые - пять Павлушкиных пальцев. И нож из-за божницы вытащили...
Похоронили Павлика с Федюшкой , и началось следствие. Только быстро то следствие кончилось: милиционер , который в нашу семейную жизнь не хотел вмешиваться, представил дело так, будто драка в деревне случилась , а ребят порешили нечаянно и неизвестно кто. Позже дали милиционеру за укрывательство восемь лет. Прикрыли дело. Но партийцы не успокоились , написали в ЦК партии, и приехали чекисты из самой Москвы. И прокурор из столицы прибыл...
После суда над убийцами я вроде сознанием тронулась и слегла надолго в больницу. А когда отлечилась, встретил меня Алексей Максимович Горький и по Москве стал водить, места разные хорошие показывать - от тяжких дум отвлечь старается.
А у меня все мысли с детьми: как им в сырой земле лежится? Как могилку прибрали?
Утешает меня Алексей Максимович:
'Поставим мы вашему сыну лучший памятник , и имя его никогда не будет забыто...'
После призвали меня к себе Михаил Иванович Калинин и Надежда Константиновна Крупская и сказали...
 
Когда она вспомнила Крупскую, я припомнил 'свою' Надежду Константиновну, которую встретил в Карелии, на лесоповале. И задал совершенно нелепый вопрос: - У нее что, базедова болезнь была?
- Вот такие глазища! - ответила Татьяна Семеновна.
 
Значит так , встретили меня вожди наши , и Надежда Константиновна сказала:
'Уехать вам надо совсем с Урал а, Татьяна Семеновна. Много еще там идейных наших врагов проживает - мстить будут!'
И то верно, помню, когда ребятишек порубанных из лесу привезли , кулаки злорадствовали и смеялись под окнами:
'Мясо мы тебе изготовили , осталось поджарить! Но с этим ты сама справишься!..'
Говорю Крупской:
'Мамочка ты моя родная , да где же я деньги на переезд возьму да на дом новый?!'
А она отвечает:
Правительство позаботиться , Татьяна Семеновна...'
- А Калинин что, так ничего и не сказал?
Старуха хлопнула себя по бедрам:
- Калинин , говоришь! А он, вроде бы ничего и не говорил , - молчал , улыбался и поддакивал. Сдалось мне , что он пьяненький был... Да и не сдалось , точно был... Только вы об этом не прописывайте... А то опять в Обком вызовут и молодежь пузатая , в галстуках , опять начнет нотации читать!.. Не говорили вам , что я невыездная?.. Надысь в Прагу да в Венгрию приглашали, а они , - Морозова подняла палец вверх , - сказали , что у меня постельный режим по случаю развивающейся болезни... Это я из телеграмм чехов и венгерцев узнала...
Совсем не проста , Татьяна Семеновна, приметливая...
Определили меня в Крым. Дарственную на домик выписали. Вот и живу в Алупке с тридцать девятого...
Сидит передо мною женщина с трудной биографией , жестокой судьбой. Выходила когда-то замуж за бойца Красной Армии, народила ему сыновей , собиралась жить в любви и справедливости , но страна победившего социализма не готова была к этому , обернулась судьба своей жестокой стороной...
Уже здесь , в Израиле , в одной из газет, прочитал... Передаю своими словами...
В конце XX века , а именно в 1999 году , подводя к финалу павлико-морозовскую историю, Верховный суд Российской Федерации вынес определение по делу убийц пионера Павлика Морозова. Суд признал , что убийство совершенное дедом Сергеем Морозовы и двоюродным братом Даниилом Морозовым , действительно было , но было то убийство не политическим , а уголовным.
Сергея и Даниила Морозовых , Арсения Кулуканова и бабушку Зинаиду Морозову признали виновными и приговорили к расстрелу, и их дело пересмотру не подлежит.
Сопредседатель 'Мемориала' города Курган краевед Иннокентий Хлебников решил реабилитировать убийц Павла Морозова как 'жертв коммунистического режима' и обратился в Генеральную прокуратуру , в отдел реабилитаций жертв политических репрессий.
Генпрокуратура тоже пришла к выводу , что 'подвиг' Павлика Морозова 'имеет искусственную идеологическую основу' и в реабилитации убийц было отказано.
 
Окончилось мое не очень лирическое отступление , и мы снова в прошлом , в 1941 -м. Впрочем , мы всегда в прошлом. Наша жизнь , как заметил поэт , только миг, перед прошлым и будущим... Еще вчера была середина века , а сегодня - конец!.. Как быстро летит время...
Не знал я тогда этих подробностей из жизни Павлика Морозова , да и женщина-милиционер их не знала. Но и сказанного ею было достаточно , чтобы возненавидеть Морозиху.
Милиционерша предупредила:
- Пакостить начнет , сразу до нас - милиция ее живо у разум приведет...
И стали мы жить-поживать, горе познавать!
Сразу скажу, Бога нет ни на земле , ни в воде , ни в космическом пространстве. Если бы Он существовал , Он бы испепелил злую старуху Морозиху, Он бы сделал так , чтобы она ноги себе поломала , руки бы повывертывала!.. Но нет Бога , а Морозиха существует: коварная старорежимная карга!
...Кроватей у нас не было , и на ночь приходилось устраиваться на полу. В проходной комнате , где со стен смотрят какие-то незнакомые бородатые мужчины и такой же бородатый Святой в отсветах лампады. Позже я узнал , что бородатые мужчины - Трофим Морозов, Арсений Кулуканов и , как говорится, др-р , - незнакомые. Чуть свет - Морозиха выходила доить корову, давать корм свиньям... Иди, пожалуйста , дои на здоровье свою буренку, но зачем же двери держать открытыми? И злой зимний ветер врывается в избу, гуляет по комнате, пытается пролезть под одеяло. Это ему удается , это ему большого труда не составляет: в избе жарко натоплено, и спим , почти не укрываясь. Ветерок поначалу приятно холодит тело, а потом не успеешь оглянуться , чих и кашель нападает. А у матери и поясница стала побаливать - с холодным ветром шутки плохи!
Мать терпела , терпела такое издевательство , а когда у меня температура подпрыгнула под сорок , разрыдалась. Такого с ней никогда не было. Такой истерики не было даже тогда , когда пришла похоронка на Васнецова.
Мам, милая, не надо...
Мне самому хотелось плакать вместе с ней и сестренкой Валькой , которая все время ходилас перевязанным горлом...
- Что делать будем , Максим, что делать? - причитала она. Я вскочил , схватил полено, и - к Морозихе:
- Если ты , падла вонючая , еще раз устроишь сквозняк , если ты, паскуда прокислая , еще раз сотворишь подобное , я тебя застрелю , сучка египетская, - вспомнил, что у меня заныкан отцовский наган! - а дом твой кровавый - подожгу! И ничего мне за это не будет - как малолетке условно дадут! А ты , пропадлина , пойдешь на свиданьице к Павлику Морозову!..
Морозиха , хоть вроде , и смелая старуха , но малость струхнула , стала оправдываться:
- Да шо я , я ничего. Сквозняков боитесь? Сказали бы , я б и не стала. А так себе думаю, жарко в хате , проветрить малость надо!..
- Что ты , что ты , Максимочка, - мать вскочила с полу , она не на шутку испугалась - дай мне слово , что ты , что ты никогда...
А я уже представил себе, как я мочу эту подлую старуху , как полыхает это буржуйское гнездо , как огненные языки пламени пожирают толстые бревна дома , а вместе с домом и эту вредную для всех людей мира, - Морозиху!..
Мать встала между мною и Морозихой:
- Дай слово , Максим...
- Лады , мам , не буду пугать больше.
- Вот и хорошо , Максимочка , я уж сама, как-нибудь!..
И моя мама , трусливая мама , впервые за время нашего житья у бабы Яги , набросилась на Морозиху со словами:
- Если вы не прекратите безобразие - в милицию пойду! - и красивой ножкой топнула!
Старуха пожевала губами:
- Так што, теперича из-за вас , выкувыринных , и корову нельзя подоить? Так, што ли понимать?
Но мать решила не отступать! Вопрос касался ее детей. А за детей своих - особенно за меня! - она дьяволу бороду вырвет и не испугается. Не раз доказано на отце , когда он меня лупцевал!
- Ваша корова тут не при чем. А если еще раз , когда мы по утрам спим , дверь окажется открытой ...
Мать, в жизни своей мухи не обидевшая , поперхнулась: она не могла придумать кару для Морозихи. Кару, идущую дальше , чем жалоба в милицию.
- Двери, значица? Простужаетесь от непривычности? - старуха опять жевнула губами. - Хорошо , двери больше отчинять не буду.
- Вот и отлично, - вздохнула мать. Мы же не кому не хотим зла, - в материнском голосе появились оправдательные нотки за секундную резкость, - вы же тоже не хотите сориться?..
Не хочу. Только скажите своему сосунку , чтобы не лаялся и за грудки не хватал!..
Скажу. Максимка меня слушается!..
Ни черта я ее не слушался , это ей так кажется. Вообще никого я в своей жизни не слушался: ни ее, ни отца , ни Пограничника , ни Быкояна , ни блатных , которые на воле были ворами в законе. Прислушивался только и необходимое запоминал. А жаль...
Карга действительно не оставляла больше двери открытыми. Наоборот , прикрывала их как можно плотнее. Но от этого легче не стало: с вечера жарко натапливала печь и плотно прикрывала дымоход вьюшкой. Прикрывала тогда , когда дрова еще полностью не выгорели и головешки выделяли угарный газ. Это было опасно.
Понимающие люди говорили , что от угара вообще можно не проснуться!
- Я ее, паскуду , подорву! Два ящика динамита и... бац! Летит твоя Морозиха к небесам вместе со своим домом!
- А где ты динамит добудешь? - интересовалась мать.
- Стырю у ВОХРы! Подыщу подельничков и подломим складик!
- Ох, Максимушка , сидишь ты у меня в печенках со своими фантазиями!.. Потерпим еще маленько , не может война долго продолжаться. Скоро кончится.
- Ладно , мам , пусть еще поживет немного. Временно. А ты больше не плачь, как что - сразу в слезы.
Травля газом продолжалась почти целый месяц , и снова мать собралась перегрызть глотку этой ведьме.
- Угораете? - переспросила Морозиха. - В милицию? Так я с вами одним воздухом дышу. За поленья-то деньги плачены - выпускать тепло на ветер резону нет. А вы третий месяц живете , а за постой я же с вас деньги не требую. Али требую?
Старуха нацелила свои буркалы в сторону матери и , внезапно протянув руку, схватила краешек комбинации, выглядывающей из-за ворота халата. Быстро-быстро помяла пальцами материал, завистливо спросила:
- Это и называют шелком?
- Да, - ответила ничего не понимая, мать.
- В достатке, небось, жили? - вздохнула старуха.
- Не жалуюсь.
- А я сроду не носила шелков. Может , примерить дашь?
Мать поняла. Заговорила торопливо:
- Я подарю, подарю... У меня еще есть! - бросилась к чемодану; достала новую шелковую комбинацию, протянула старухе.
- Примеряйте и носите на здоровье. Вам должно быть в самый раз. Мы, кажется, одного роста!?
'Одного', - усмехнулся я. Морозиха вся иссохшая , сморщенная , имеющая сходство с вопросительным знаком , а мать - стройная , среднего роста женщина. Выше старухи на целую голову.
Морозиха расплылась в улыбке и от этой улыбки стала еще страшней.
- Подарок - то хорошо. Боженька накажет , если от подарка откажешься. Сейчас прикину на себя.
Она тут же скинула кофту и юбку. За юбкой полетела на пол холщовая рубаха. Осталась почти голой. Я поспешно отвернулся.
- Ребенок же здесь , - тихо сказала мать , - мальчик на выросте.
Но старуха на слова не обратила внимания. Она натянула на себя шелковую комбинацию , прошлась по комнате , оглаживая себя по бедрам-костям.
- Добрый материал... Смолоду не пришлось носить... Добрый. Сховаю пока.
Она вновь натянула на себя свои одежды , бережно свернула комбинацию и спрятала ее в сундук.
- Знатная вещь...
Вышла в сени , принесла кринку молока , парочку шане г, от которых вкусно пахло картошкой , - пюре было зажарено на свином смальце с луком! Сунула матери.
- Пожуйте.
У меня потекли слюнки: от шанег исходил неправдоподобный съедобный запах. От этого запаха жизни , даже круженье началось. Сколько уж дней досыта наедаться не приходилось!..
- На , на , Валюта! На , на , Максим , - разламывая шаньгу пополам , совала мне мать это неземное яство.
Я было уже протянул руку, но тут меня словно кто-то толкнул в бок! И голос услышал: не ешь! Не ешь! Не ешь!
- Не буду есть!
- Что, что ты, Максим! Смотри как вкусно.
- Не буду есть буржуйские лепешки!
Может, только сейчас я увидел Павлика живым. Не героем из книг и рассказов взрослых , а просто мальнишкой. Точно таким же, как мои сегежские друзья. А их - ножами, ножами, ножами...
Морозиха вперила в меня тяжелый недобрый взгляд.
- На кого вякаешь, щенок! ?
- Не буду есть, - упрямства мне не занимать, - не буду! И молоко пить не буду! Ничего вашего мне не надо!
Старуха отвела взгляд.
- Понятно. Наболтали ужо. Ну и не ешь , мне больше достанется!..
Сколько лет прошло, а я до сих пор ощущаю запах , дурманящий запах , исходящий от этих шанег! Ощущаю его даже в сытом Израиле!
И до сих пор считаю , что совершил добрый поступок. А добрых поступков , сам догадываюсь , за мной значится не так-то много.
Я - типичное порождение XX века , где попадаются и - во все стороны хорошие люди! Попадаются. Но их в отжившем веке , меньшинство. Лично себя, я отношу к большинству. И , если б я не стал писателем , то непременно стал бы 'вором в законе' - для этого у меня были все данные!
Copyright: Михаил Лезинский,
Свидетельство о публикации №146302
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ:

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ольга Семёнова[ 28.10.2007 ]
   Здравствуйте, Михаил!
   
   Вот и прилетела я с Прозы, нашла здесь Вас.
   
   После прочтения этой главы... мне захотелось убить Морозиху и пожать пионеру руку.
   
   С уважением,
   Ольга
 
Михаил Лезинский[ 16.01.2008 ]
   Извини , Оля , сюда я редко сейчас захожу ! Со всеми праздниками тебя !
   Дед Мыша , вползающий в год Крысы .
Эмилия Галаган[ 05.01.2008 ]
   Здравствуйте, Михаил!
   Распутать все узлы, что были завязаны так давно и так замысловато - невозможно. Правда настолько срослась с легендой, что даже участники истории (мама Павлика) сами не могут понять, что все-таки случилось. Ужасом веет от этой истории - ведь двое детей зверски убиты - какая разница: уголовное или политическое дело? Все равно страшно.
   И злобная старуха-Морозиха...
   Мда... жутко на этом свете, господа...
 
Михаил Лезинский[ 16.01.2008 ]
   Не бойся , Эмиличка , два раза не умирать !
Наталья Троицкая[ 16.01.2008 ]
   Потрясающе...Все, что я сама думала об этой трагедии, прочла у вас, - бедные дети, уничтоженные политическими и стяжательскими играми взрослых...
 
Михаил Лезинский[ 16.01.2008 ]
   Сппасибо за прочтение !
   
   Только один вопрос : вы не из Севастополя ?
Наталья Троицкая[ 16.01.2008 ]
   Увы.
Ян Кауфман[ 24.09.2009 ]
   Миша! Приветствую тебя! Увидел твоу отзыв комк-то в конкурсе "О музыке" и стало приятно, что заходишь и сюда... Значит всё относительно благополучно! С Новым наступившим годом, здоровья и благополучия тебе и близким твоим!
   Ну, а историю Павлика Ты написал замечательно, вложив свою душу писателя и человека.
   С благодарностью
   Ян Кауфман
 
Михаил Лезинский[ 24.09.2009 ]
   Спасибо , Ян! Я захожу сюда , когда на свою почту получаю сообщение , что есть рецензия !
   Недавно попал в газету "Завтра" , которую редактирует Александр Проханов именно с Павликом Морозовым . Но не один попал , а в приличной компании Вл.Амлинский , Жуховицкий и др . Разругали в пух и в прах . А это значит: раз прохановы ругают , значит я на правильном пути !
   Вообще ищи меня и сам вливайся в сайт ПЛАНЕТА ПИСАТЕЛЯ .
   Дед Мишель .
Ян Кауфман[ 24.09.2009 ]
   Спасибо, обязательно вольюсь.
   Будь здоров!

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО? КОНКУРС.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов