Наши юбиляры
Татьяна Ярцева
Поздравления юбиляру
И это все о ней.
Информация к размышлению








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Конкурсы Клуба Красного Кота
Мой смешной любимец
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Владимир Штайгман
Объем: 131 [ строк ]
Слезы по вождю
Слезы по вождю
 
 
Рассказ о временах
развитого социализма.
 
 
 
 
- Жалко мне этого Брежнева!- сказал деревенский дед Наум, и спрыгнул с печки.- Вот показывают его каждый день по телевизору. Видно, что человек старый, больной. Ему на отдых пора, а он все руководит государством. Неуж-то в ихней партии помоложе кого нет? Пойду в колхоз –украду чего-нибудь. А то, видать, переменится вскоре власть, не дай бог порядок наведут... Верно мыслю, Пират?
Простецкий деревенский пес, носящий столь грозное имя, преданно посмотрел на деда, и радостно взвизгнул, как бы говоря: « Оно, конечно, так хозяин! Не воровать мы не можем. Давняя это у нас привычка!»
Наум выключил телевизор, по которому только что закончилась передача о нынешнем вожде. Говорили о его гениальности, показывали ордена и медали, называли лидером всего мира. А когда дошла очередь до самого Брежнева, то оказалось, что он самостоятельно и трех слов связать не может.
Это вызывало раздражение, а не гордость за вождя.
Хозяин собрался, в прихожей заглянул перед выходом в зеркало.
Ни дать, ни взять- вор да и только. А если натянуть на голову капюшон плаща- хоть в кино рецидивистов играй! А ведь Наум почти сорок лет отработал в колхозе, считался разумным хозяином, имел семью, вырастил детей...Несколько лет он даже работал бригадиром в полеводстве.Жена его в настоящий момент находилась в Москве- местные жители посещали там самый святой объект- Мавзолей Ленина. А заодно, как водилось в те времена- прикупали продукты питания.
Москва от этих мест была не близко, но и не слишком далеко. На автобусе можно было обернуться за день.
Был ясный день поздней осени. Первым делом Наум отправился к сельскому магазину. Перед крыльцом на пыльной траве сидели деревенские мужички, и не смотря на разгар рабочего дня, на уборочную кампанию что-то отмечали. Здесь были те, у кого вся жизнь обратилась в сплошной праздник. Они пили вино, и развлекались тем, что спаивали соседского петуха, бросая ему вымоченные в вине хлебные крошки. Глупая птица, окончательно опьянев, то и дело падала в траву, хлопала крыльями, и безуспешно пыталась что-то пропеть. Мужики хохотали и до хрипа спорили- какие яйца будут теперь нести куры- пьяные или нет?
- Здорово труженики! Какой праздник винцом сбрызгиваем?- спросил Наум.
- А тебе какое дело? Ты нынче не бригадир нам. Ступай себе тихо прочь. Не мешай отдыхать.
- Брежнева новым орденом наградили. Восторга удержать не можем, Наум Григорьич! Опять же операцию ему сложную будут делать. Бога молим, чтобы удачно прошла...
- Какая еще операция?-дернулся Наум.
- По расширению груди. А то ордена, любезному, уже вешать некуда
- Трепачи! – в сердцах плюнул он.- Жалко мне этого Брежнева. Каждый колхозник потешается, а нашим коммунистам наплевать. Больного человека клоуном сделали. Видать, так воровать кому-то способнее...
- Жена твоя в Москву за продуктами укатила? Под видом экскурсии. Вот и радуйся ,пень старый.
- Кто сегодня в поле трудится?- спросил Наум, поправляя за спиной пустой рюкзак.
- За Лисьей горой комбайны работают. Овсяную кашу убирают. У пруда студенты овощи дергают. Ну и пусть дергают. Нам, вишь, некогда,- ответил один из пирующих, и отошед в кусты, прямо у крыльца магазина разгрузил мочевой пузырь.
- За Лисьей горой комбайны работают. Овсяную кашу убирают. У пруда студенты овощи дергают. Ну и пусть дергают. Нам, вишь, некогда,- ответил один из пирующих, и отошед в кусты, прямо у крыльца магазина разгрузил мочевой пузырь.
Наум зашел в магазин, купил две бутылки дешевого вина, внимательно оглядел полки сельского магазина. В ту пору настоящих продуктов в глубинке и не водилось в продаже. Провинция обходилась заменителями. Вместо масла- маргарин.
Вместо мяса- кости. Вместо приемлемой рыбы- соленая, размером со спичку килька с головой и кишками, которую на копейку отпускали сто штук.
Подойдя к работающим комбайнам, Наум поднял бутылку, как жезл регулировщика. Она из машин тотчас остановилась. Наум знал порядок. На землю спрыгнули комбайнер и его помошник. Оба чумазые, пыльные.
- Наум Григорьевич! Какая нужда?
Он молча поставил у ног их по отдельной бутылке, вытащил из рюкзака два пустых мешка.
- Птице домашней клевать нечего. Зерна мне наберите. Мешки чтоб под завязку были...
- Это можно! Закрома родины не обеднеют. Богата она-родина наша.
- Я буду надежду иметь?
- Сосневаться не смей ,Наум Григорьевич! Только ты сейчас удались незаметно. Мы тебе мешки затоварим, и в кусты схороним. Вечерком увезешь на тачке...
- Пират!- сказал Наум своему умному псу.- Вечером напомни мне об этом деле.
Собака согласно чихнула, как бы говоря: « Не впервой нам воровать. Уж я не забуду!»
Далее Наум отправился к овощному полю, где убирали урожай присланные из города студенты. Это происходило ежегодно. Без шефов и студентов выращенный урожай так и уходил бы под зимние снега.
- Бог в помощь, молодежь!- приветствовал он работающих.- На кого образование проходим? По какой части гранит наук, стало быть, грызем?
- Юридический факультет!
- Ага!- слегка смутился Наум.- Судьи, следователи, прокуроры, стало быть...
- Угадал, отец! А что?- сурово спросил один из студентов, парень в строгих массивных очках, и пристально, точно сыщик посмотрел на пустой рюкзак Наума, который тот пытался спрятать за спину.
- Ничего! Интересуюсь будущим страны. В какие руки передадим государство.
- А мне показалось, ты украсть что-то хочешь...
- Вот еще... У меня этого добра полный огород.- Наум презрительно кивнул на кучи моркови и капусты, высившиеся по всему полю.- Я между прочим в колхозе почти сорок лет стажу имею. Еще за палочки работал. Мы раньше шефскую помощь никакую не знали, сами с урожаем справлялись...Не то, что нынче...
- А что нынче случилось?
- Нынче колхозникам зарплата гарантирована. Хоть ничего в поле не вырасти, все равно деньги получат.
- И водку в магазин завезут, так? Деревня поголовно пьяная, а приезжие люди в поле работают. Куда вообще ваш председатель колхоза смотрит?
« Этот точно как выучится – прокурором будет!- подумал про очкарика Наум.»
-Председателя у нас в колхоз силком район поставил. На моем веку уже семнадцатый будет. Он вовсе и не хочет работать на этой должности. Однако- партия знает, куда кого определять.-Наум чуть помялся и добавил,- жалко мне этого Брежнева! Неуж-то так на работе и помрет?
- Жалко?- вскинул голову очкарик.
- А то как же! Я тоже в возрасте! С хозяйством еле управляюсь.
А у него забот, небось, миллион...
- Жалко, это мягко сказано отец!- строго произнес будущий прокурор.- Государством руководит человек, находящийся в режиме мерцающего сознания.
Наум бочком отошел от студентов, и скрылся в небольшой лощинке за полем. Но , говоря юридическим языком, неосуществленное намерение мучило его. И он, укрывшись за кустами, все-таки нагрузил рюкзак краденными овощами, которые , по большому счету, ему, действительно, не нужны были. Срабатывал основной инстинкт тогдашнего советского человека.
Вернувшись домой, Наум управился по хозяйству, потом вынес в сад электрический самовар,и попивая чаек, стал ожидать супругу.
Пес лежал рядом, щелкал зубами, отгоняя надоедливых осенних мух, и тоже напряженно вслушивался в звуки на улице.
Жену свою Наум привез в молодости из Казахстана, где проходил военную службу на ядерном полигоне, строя для испытыний город, который затем был полностью разрушен взрывом. Солдаты, естественно, ничего о назначении возводимых ими объектов не знали, поэтому старательно работали каменщиками, бетонщиками сварщиками. Их удивляло только многообразие возводимых домов- кирпичные,бетонные, монолитные, сборные. Иногда рядом с прочным каменным домом вдруг возводилась изба из бревен-кругляка, или вовсе саманная хибара. Строились мосты различной конструкции над несуществующими реками, водокачки, и еще многое другое необъяснимое деревенскому парню...
Людмила с родителями отбывала в Казахстане немецкую национальную ссылку. Они поженились, и он привез ее в Россию, на свою деревенскую родину. Она была благодарно ему за это, но не любила, когда он в семейных ссорах рисовал себя этаким спасителем.
- Я уволок тебя из этих чертовых степей,- кричал он.- А ты укоряешь меня за украденный в колхозе гвоздь.
- Стыдно, Наум! Тебя куда не направят работать, ты обязательно что-нибудь домой утащишь.
- Я дал тебе свою фамилию, вывел в люди... Вот какая у тебя раньше была фамилия? Ну, какая...
- Наум! Чего пристал? Как будто не знаешь? Ну, Цицер! Людмила Цицер!
- А теперь ты Людмила Королева! Плохо разве. Королева можно сказать.
- Красивая фамилия!- соглашалась жена.- Только ты больше не воруй. Стыдно ведь. А ну посадят в тюрьму на старости лет. Как детям будешь в глаза глядеть.
Людмила была тихой, запуганной, никому в деревне не признавалась, что она немка, но женой была хорошей. В этом Науму повезло. У них уже выросло двое детей. Александр служил офицером танкистом в Оренбурге, младшая дочь Ольга жила в ихнем райцентре, работая бухгалтером на льнозаводе.
Наконец, подкатил долгожданный автобус. Пират восторженно заскулил и первым побежал встречать хозяйку.
Она была с головы до ног обвешана сумками. Наум перегрузил тяжесть на себя, пошел в дом.
- Как столица? Шумит – гудит? Вождю как в Мавзолее лежится? Говорят сохраняют как живого. Чудеса науки да и только.
- Ой, Наум! Всего накупила. Москва богатый город. А в Мавзолее мы не были...
- А как же экскурсия?
- Не было никакой экскурсии...Как приехали, сразу начали по магазинам бегать.
В доме они разложили сумки с провизией. Наум отрезал по кусочку московской колбасы животным. Пират проглотил свою долю на лету, потому что был глупый и голодный пес, кот же только понюхал столичное лакомство, и тотчас отошел в сторону, и даже начал усердно утирать свою усатую морду, будто понюхал нечто гадкое.
- Видать, эту колбасу из туалетной бумаги делают,- авторитетно сказал Наум.- Кот он мышей ест. А они из натурального мяса сделаны...
- Ой, Наум, чего я в Москве видела?- закатила глаза Людмила,- прямо мурашки по коже бегают.
- Неуж-то живого генсека на улице встретила? Жалко мне этого Брежнева.
- Погоди, Григорьич! В центре Москвы, в аккурат перед Кремлем стояла кучка людей...
- В Москве много людей. Я подсчитал нынче- если каждый москвич хоть раз в жизни не позавтракает, то нашей деревне хватит колбасы на шестьсот пятьдесят лет. Вот сколько народу в один город понапихалось...
- Не перебивай меня. Эти люди держали в руках большие плакаты... И знаешь, что на этих плакатах было у них написано.
- Ясное дело! Партии слава. Вперед – к победе коммунизма.И так далее.
- А вот и нет.- Людмила понизила голос, даже испуганно оглянулась по сторонам, будто их мог кто-то подслушать. У нее, репрессированной по молодости, на всю жизнь сохранилась привычка говорить о крамольном шепотом,-
« Долой партию коммунистов!» « Страна идет в пропасть» и еще чего-то такое! Я чуть в обморок не упала. Наум, ну разве можно так? Разве плохо мы живем?
-Это диссиденты!- уверенно сказал Наум.- Антисоветчики. Они с чужого голоса поют. Небось не долго митинговали?
- Быстро подкатил автобус с милиционерами. Повалили всех на землю, стали руки выкручивать, сапогами пинать. Одну женщину прямо за волосы в автобус затащили... Ой, страшно. Это куда же они нас толкают? Войны нету, голодать не голодаем, деньги за работу платят.
- Долго их теперь будут дома ждать,-понимающе вздохнул Наум.-Мы когда строили город в степи, так и тюрьму специальную возвели. Туда смертников привезли. Чтобы, значит, на людях атомную бомбу испытать. Еще скота всякого поместили. Коров, овец, верблюдов...
- Григорьич, а ну сознавайся –воровал без меня.?
- Очень надо!- уклончиво ответил он,- Вот хоть у Пирата спроси.
Пес посмотрел на хозяйку верным преданным взглядом.
- Молодцы! Ох, устала я что-то. Пойду спать. Завтра к дочери в район поеду. Гостинцами московским надо поделится. Ты не против, Григорьич?
- По мне хоть с Оренбургом делись. Мне ихние разносолы не нужны. Я, как наш кот, бумажную колбасу не ем.
Дождавштсь темноты, Наум осторожно, чтобы не разбудить жену, заново собрался в путь, и взяв садовую тачку, тронулся за мешками с зерном . Пес бесшумно семенил рядом, понимая, что производить шум теперь ни к чему. Добыча лежала на месте. Какой-то мелкий грызун пытался было покусится на дармовое питание, но Пират клацнул зубами и быстро загнал его обратно в нору. Кряхтя, и проклиная свою жадность, Наум погрузил мешки на тачку, и посвечивая себе фонариком тронулся в обратный путь. Дорога шла вниз, тачку так и влекло к деревне, будто к ней приделали мотор. Наум едва поспевал регулировать ее прыть, вихляя по по узкой тропинке.
Неожиданно раздался пронзительный собачий вой. Наум выпустил из рук тачку, и присел от страха за куст. На ту пору еще выпуталась их туч, как съеденное яйцо, долька месяца. Все вокруг побелело, и старый колхозник тоже. Вой затих. Наум, отдышавшись, опять засветил фонарик, и сразу понял в чем дело. Задняя лапа пса нечаянно попала под колесо тачки. Пират все время бежал рядом, слышал как хозяин тяжело дышал, и , видимо, старался ему помочь, да не соблюл осторожность.
Пес ,сдерживая боль , не скулил,но идти самостоятельно дальше не мог.
- Не горюй, товарищ ты мой!- ласково сказал ему Наум,- и, взяв Пирата на руки, положил его между мешков.- Я тебя в беде никогда не брошу.
Пес лизнул ему руку, как бы извиняясь за свою оплошность, и затих.
- Стой! Кто идет!- раздался в темноте зычный голос.
Наум опять побледнел. Он узнал участкового милиционера Титова.
Эта встреча не сулила ничего хорошего. Можно было бросить добычу, и скрыться в потемках. А собака? Пирата знала вся деревня. А тачка? По ней тоже несложно вычислить хозяина. Неужели сбудутся опасения жены, и на хозяйственного Наума заведут дело за кражу.
- Это я , Ефим Иванович!
Титов перепрыгнул через канаву, очутившись рядом, включил свой фонарик.
-Королев? Наум Григорьевич? Ты чего ночами шляешься? Тачка у тебя полная. Общественное добро тащишь? Госблаго даешь в трату?
Да ты что, Ефим Иванович! Ездил траву для кроликов косить. Они твари, только свежий корм едят...
- Знаем мы вашу психологию. Все наше, все колхозное. А ну, предъяви транспорт к осмотру.
Неизвестно чем бы закончилась эта встреча, но выручил Пират.
Почувствовав опастность для хозяина, он так грозно зарычал в темноте, обнажил такие хищные клыки, что участковый оставил свои намерения.
Он дохнул крепким перегаром водки и сказал:
- А по мне, Наум Григорьич, вы хоть все подчистую растащите. Наш начальник милицейский в Кремле сидит. Министр наш. Он Брежневу зятем доводится. На дочке его женат. Так они воруют знаешь как? О-о и еще раз – О! Бриллианты за границу чемоданами переправляют. А я тебя должен за два мешка травы в тюрьму отправлять? Это разве справедливо! Не бывать этому...
- Жалко мне этого Брежнева. Вот и зять его позорище какое наносит.
- А-А! Чего там говорить. Форму милицейскую по утрам надевать стыдно. Ходил к своему дружку в соседнюю деревню. Тоже участковый...Выпили немножко, поговорили по душам. Он молодой еще... Завтра его в область срочно вызывают. Не пойму в чем дело. Видать, заваруха у них там крепкая.
- Антисоветчики голову поднимают, Ефим Иванович!- сказал Наум, вспомнив рассказ жены.
Выгрузив дома мешки, Наум осмотрел лапу пса, и строго сказал ему:
- Находись пока дома. Я к ветеринару схожу, видать тебе шину накладывать прийдется. Притащу его сюда-пусть хоть как сопротивляется... Мне ради тебя бутылки не жалко. А воровать мы с тобой скоро кончим. Надоело мне это... Сегодня хороший урок получил.
Ветеринар Коровин, а по совместительству парторг колхоза, не взирая на темноту осеннего вечера, сидел у себя в садочке, где то и дело спрыгивали на землю яблоки, пил, чокаясь с собственной персоной, русскую водку, горько плакал,и , давясь скупыми мужскими слезами, пел партийный гимн « Интернационал», подыгрывая себе на деревяных ложках.
Наум остолбенел.
-Александр Борисович? Что случилось? На колхозный скот чума напала? Массовая гибель...
- Если бы...Такое я смог бы пережить.- Он высморкался в бумажную скатерть, налил водки Науму.- Выпей, Григорьич! Хоть ты и партийный, а приказываю- пей...
Наум не посмел ослушаться парторга, махом осушил стакан до дна, а так как никакой закуски у Коровина не было, то понюхал по русскому обыкновению рукав собственного пиджака.
- Горька зараза! А мила...
- И на душе у меня горько,- признался Коровин,отчего весь посеревший, хотя по годам еше не был старым.
- Говори толком, Борисыч! Какая у тебя беда приключилась. Может подсобить чем?
- Не у меня, а у всех нас беда случилась. Чем ты можешь помочь. Червь ничтожный. Тут беда, можно сказать, вселенского масштаба.
- Поделись с ближним горем. Мужик мужику всегда может помочь.
- Брежнев помер,- скрежетнул парторг зубами, и опять ушел в себя.
У Наума пересохло в горле.
- Александр Борисович! Налей еще водки,- попросил он, обессиленно опускаясь на край лавки.
- Скорбишь?
- Жалко мне этого Брежнева. Погиб на посту. Я предчувствовал это...
- Титан разума ушел от нас. Крупнейшего мыслителя потеряли. Осиротела партия.
- Насчет титана не знаю...А то, что на пенсию старика немощного вовремя не отправили, тут все коммунисты виноваты... Замены вовремя не подготовили.
- Не было ему замены и не будет.
- А почему же по радио и по телику ничего не сообщают?
- Не объявили пока на всю страну. Через день, или два только. Нельзя так с бухты-барахты, беспорядки могут возникнуть. Надо армию к штыкам приставить, милицию в Москву стянуть. Дело нешуточное... И ты пока молчок! Тебе по секрету говорю. Час назад мне из райкома позвонили...Так, мол, и так- готовься к траурному митингу. Речь надо будет произносить. Хочешь тебя в ораторы запишу? Ты же бывший бригадир.
- Запиши, Александр Борисович! Скажу от души,- согласился Наум, и вспомнил своего бедного пса, ожидающего ветеринарную помощь. Смерть вождя, конечно, вселенское горе, но лечить собаку надо.
И только он подумал это, как его ладони коснулся чей-то влажный холодный нос. Наклонился. Пират! Прискакал на трех лапах. Не мог вытерпеть долгой разлуки с хозяином.И по укоренившейся привычке делится с ним сокровенным, печально произнес:
- А Брежнев наш того...Умер!
И пес жалобно завыл. То ли от боли в лапе, то ли от скорби в собачьей душе.
Copyright: Владимир Штайгман,
Свидетельство о публикации №140961
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ:

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Люся Гладкая[ 10.09.2007 ]
   Когда Брежнев умер, я была еще девочкой и пялилась в телевизор. И было как-то немного страшно. Я подумала, что теперь нас захватит Америка. Но тут пришла участковый врач. Она была очень красивая и образованная. Ее мама уважала. Больше никого. И она с презрением сказала:
   -Нашли че смотреть. Интересно что ли?
   И я подумала, что неинтересно. Выключила телевизор. Но тревожное чувство незащищенности осталось.
   Спасибо.

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
Мы в ответе за тех,кого приручили
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов