Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Пишем лимерики
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Павел Отставнов
Объем: 20222 [ символов ]
«Театр до вешалки».
Пару «приколов» и один скандал? Это здесь не подадут!
………………………..
«Театр до вешалки».
…….
Дорогой мой Читатель… Дорогой, именно и поименно дорогой! Всё, что я сейчас Вам расскажу, произошло на самом деле в году… Эка, братья-сестры, сколько лет уже пролетело! Но было, точно было. И кто мне не поверит, пусть первым плюнет в мою раскрытую и беззащитную сейчас Душу…
 
Итак… В то время моя первая Пьеса ожила, расправила все свои листочки-крылья и стала биться в тесной квартирке. «Воздух здесь не хрустален, атмосфера не праздничная и простора нет, - взмолилась Пьеса, - а мне летать охота на глазах у чуткого и благодарного Зрителя!»
Ну, что же прикажете с Ней делать? Смотреть, как погибает от тоски? Зверь я что ли? Нет, нет, я - кто угодно, но не душитель прекрасных порывов.
Взял я свою любимую, такую тоненькую и трепетную, на руки и сам понес чужим людям. Понес в Театр, туда, куда и устремлялась моя молоденькая и наивная Пьеса.
 
О, Театр! Знаете ли Вы, что такое Театр? Вы знаете… А Вы? Нет?
 
Не знали в то время Театр ни моя Пьеса, ни я, Её Автор…
Не знали и тряслись от страха! Как там примут нас? И примут ли вообще? А может быть и в двери не пустят?
Но, о чудо, впустили, вполне любезно встретили, и даже сопроводили сразу к режиссеру.
- Ирьин – улыбаясь, представился пожилой, худощавый мужчина.
- А я – Автор…
- А я, знаете, как-то догадался… сразу. Ой, что это у вас… красивая какая!
Я, друзья мои, надо пояснить, приодел Пьесу свою. Купил Ей красивый такой, как это сейчас говорят…а, «прикид». Ну, в самом деле, на люди собрался вести, не неприкрытую же, белую… Эдак и замарать могут. Нет, облачил в яркий, голубенький с красными полосками… э…как это… «прикидон»? Тьфу, ну и словцо! Нет, облачил я Её в яркий наряд!
И режиссер тоже «восторгнулся»… и, вот неожиданность, сразу - хвать за Пьесу.
«Ну, ты брат, какой бесцеремонный! Даже руки не помыл!» - думал я и не отпускал свою «кровиночку».
Так и тянули – дядька к себе, но и Автор не сдавался…
Покраснел от усилия режиссер и прокряхтел:
- Да не бойтесь вы, столько их уже через меня прошло...
«Вот этого и боюсь больше всего! Пьеска-то совсем хрупкая, а этот… Ишь, ручищи-то какие большущие, загребущие!» - думал я. Но постепенно успокоился, пригляделся. Нет, конечно, на маньяка или соблазнителя опереточного Ирьин не походил. Наоборот, в целом вид у него был благообразный и даже одет был не в смирительную рубашку. Но ситуация была знакомая. Да, была и раньше у меня томительная минута принятия сложного решения: «Отдавать или нет?»…
 
…Отдавали ли Вы свою дочурку единственную замуж.. Тьфу! Слово-то, какое, люди, вчитайтесь, не бойтесь правде в глаза посмотреть. «За …муж…» «За мужика» грязного, значит!
Я её растил, холил, берег… Чистую такую, прекрасную… И вдруг… и как снег на голову… и как удар мне по материнскому, тьфу, отцовскому месту…тьфу, чувству… является ОН… Как черт является и собирается уволочь безгрешную девичью душу!
И заметьте, все знают, зачем он явился, этот… Знают, но молчат! И я промолчал, и я отдал кровиночку свою… Сейчас уже пятнадцать лет прожили, дети бегают, внуки мои…
Прочитал сам себя сейчас… Я ли это написал? Это же одержимый какой-то, хозяин рабыни, собственник любимой Вещи написал! Господи, пусть у семейства дочурки будет всё хорошо, жизни своей не жалко для этого…
 
… Ну-с, успокоимся и продолжим. Отдал я Пьесу свою Ирьину! Отдал… Это же неизбежность. Ей же дальше надо жить. А жизнь Пьесы – это переход к другим людям. Автор родил – спасибо. Но жизнь Пьесы с Автором – это… как бы точнее… это… это «инцест»! Да, по другому не скажешь… Это извращение движения и развития искусства…
Ну, короче говоря, вздохнул тогда я, и отдал. Ирьин сразу свернул Пьесу в трубочку (как Душу мою завернул! Аж, больно стало! По листочку писалось, каждая буковка выверена… А он – так небрежно!).
Ах, друзья, плохо мне вдруг тогда сделалось. Как-то нехорошо и злобно на душе. Он сворачивает Пьесу, а я зверею… Чуть не бросился отнимать, да режиссер немного успокоил:
- Прямо сегодня и прочитаю. Затем подумаю с недельку, и с вами свяжутся…
Шел я домой, а ноги обратно за Пьесой несли. Как до квартиры добрался? Смутно помню. Но помню точно, что всю ночь не спал, а бегал по комнате и переживал: «Что же там, с Пьесой моей, мужик этот делает?»
Утром я не выдержал и позвонил в Театр. И знал, что рано… И знал, что глупо и малодушно поступаю… Но все ж позвонил и попросил позвать режиссера.
Не поверите, но Ирьин сразу трубку взял и… И просто огорошил меня:
- Не понял… Не понял, как здесь, в нашей глуши, такое шекспировское напряжение родилось! Уже и ведущий актер Чугунов посмотрел и сказал сразу: «Я - это «Он» в Пьесе!» А я уже вижу, как это все заживет в пространстве нашей сцены. Да - это Пьеса для нашего Театра. Все детали обсудим в конце недели. Мы вас обязательно пригласим. Дорогой, поздравляем, Вы - наш Автор!
Сказал он это и положил трубку. А у меня как будто «вакуумная» бомба разорвалась внутри! Полная пустота образовалась! Осел я на стул, «вакуум» стал стремительно заполняться мыслями, и унесло меня куда-то…
…Увидел я, как бы со стороны, то ли себя, то ли какого-то другого молодого человека. Юноша этот медленно шел, озираясь, по огромному полутемному зрительному залу. Шел мимо затянутых в красный, уютный бархат пустых кресел к сцене. А сцена вся светилась каким-то волшебным образом. Как будто все предметы, детали на ней сами себя подсвечивали и притягивали взгляд удивительной загадкой внутреннего огня!
От центра сцены начинались ступени монументальной лестницы, ведущие, судя по колоннам и величественности, в Храм. Последние ступени и колонны Храма скрывались в клубах облаков. На нижней ступени лестницы стояла конструкция, в которой на общем основании были расположены: с одной стороны - вешалка; с другой стороны - виселица.
Молодой человек поднялся на сцену и подошел к лестнице. На самом её верху из-за колонн появился феномен в балахоне, берете и с дирижерской палочкой.
Феномен сказал. - Здравствуйте! Вас приветствую я - Театр!
Юноша ответил. - Здравствуйте!
Театр спустился по лестнице и подошел к молодому человеку.
Театр. Кто Вы?
Юноша. Я - Автор пьесы.
Театр. Зачем Вы пришли сюда?
Автор. Не знаю, что-то привело меня… Жизнь без творчества томила…
Театр. Увы, юноша. Человеку не дано Творить! Ибо Творец был, есть и будет один!!! Вам дано быть Автором. Человеком, познавшим свой талант, данный ему Богом с рождения, и идущим своим Путем! Вы осознали себя Пишущим Автором?
Автор. Не знаю… Пьеса родилась… Ночами писал… Не уверен, хороша ли она… Я начинающий…
Театр. Забудьте это жалкое, пренебрежительное слово! Запомните, для Театра нет Авторов «начинающих», равно как и «продолжающих», «регулярно заканчивающих», «закончивших»... У Театра есть только - Авторы! «Еще не авторы», и «уже не авторы» для Театра не существуют!
Автор. Но нужен ли я Вам? Сколько уже таких здесь побывало.
Театр. Да, Вы правы, Театру прослужили уже тысячи и тысячи… Но, помним ли Мы своих Авторов? Скажите, что такое дом без фундамента, без стен, без крыши, без многих и многих других элементов?
Автор. Это стройка, недоделка…
Театр. Да, это всё что угодно, но не дом. Так и Театр без Авторов: Драматургов, Режиссеров, Актеров, Художников, Музыкантов и других Мастеров всех моих цехов - не Театр! Но они все вошли в Театр, они стали Театром и разделить их Мы не можем!
Автор. Но что же сплачивает всю эту стихию темпераментов, интеллектов, страстей…
Театр. Элементы дома связывает цемент. Театр связывает - Любовь!
Автор. Любовь… И я любил…
Автор декламирует стихи, с всё возрастающим напряжением в голосе:
Я вновь окутан волнами добра,
И голову кружат воспоминания.
Мир возникает - цвета серебра,
Мир, где живут Любимой очертания.
 
Бесплотен облик и почти неразличим,
Но невозможно силы напрягаю!
Слева от лестницы, на сцене возникает и усиливается столб чистого, яркого, серебристого света, в котором стоит прекрасная девушка в серебристом одеянии.
Автор продолжает:
Я оживаю на мгновенье рядом с ним,
И голосу прекрасному внимаю!
Любимая поёт:
Любимый, я храню тебя,
Покой твоей души оберегая.
И ты живешь, как все живя,
Но для порывов силы сохраняя!
Автор тянется к Любимой и поёт:
Судьба! Ты сколько дашь мне жить?
Но я клянусь, что жил лишь в те мгновенья,
Когда мне доводилось рядом быть,
С тобою, о Святое Вдохновенье!
Столб света гаснет, и видение Любимой исчезает под раскаты органа.
Автор. Моя Любовь погибла… Оставив только боль… Больше никогда! Никогда!!! Отмучился… Всё!!!
Театр. О, Любовь! Вам кажется, что вы всё знаете о ней. Или это было с вами, или о ней вы столько прочитали и столько посмотрели, что она стала обыденной. А только Любовь созидает Вечное. Только Любовь держит вас на Земле. И только Любовь держит элементы Театра вместе. Но Любовь не просто всё скрепляет. Она одухотворяет и вдохновляет Театр.
Автор. Любовь в Театре… Я еще и не приблизился к Вам, но Боже, сколько уже нелюбви критики в меня влили!
Театр. Спокойней, молодой человек! Критики нужны и Вам и Театру! Они разгоняют бездарей, талантливых заставляют быть осторожнее, больше работать... Понятно, что Мы говорим о Критиках с большой буквы! А не о тех, кто напишет за плату, что увидел образ Божий в тарелке щей. Критик - это Человек Беспокойный! Не Разумный, а Беспокойный!
Автор. Критики не умны?
Театр. Поймите, Мы не считаем Критика не умным! Критик не разумен в понимании обыденном. Он действительно не понимает и не принимает за незыблемое всё устоявшееся… Он беспокоен в своем поиске нового. Он сам Автор и поэтому пишет своё: не описание произведения, не навязывание своего видения… Вещь, уже рожденная, должна жить своей жизнью, которая суть понимания каждого зрителя-соавтора своего спектакля. И лишать Зрителя возможности и счастья открыть самому произведение – этот грех, Мы верим, в прошлом!
Автор. Но как, и о чем должен писать критик? Скажите, если Вы всё понимаете!
Театр. Вот это и есть Авторство каждого Критика. И оно отличается от Вашего Авторства.
Автор. Но тогда о чем писать мне? Мне иногда кажется, что всё уже написано: все сюжеты, все…
Театр. Если Вы задали этот вопрос, то не пишите! Автор не ищет темы - они его находят сами. В Эфире витают идеи и их воспринимают души чуткие. Души наделенные талантом и растящие свой талант. И вы, Пишущие Авторы, переписываете с Великих Книг, так как других добрых законов бытия Людей нет.
Автор. Да, все мы переписчики с Великих Книг! Я иногда думаю: «Они написаны, значит, и писать больше ничего не нужно?» Но Великие Книги писали тоже люди! Они сделали всё, что смогли. И Великие Истины и Темы сами заставляют перекладывать их на современный язык и уклад жизни. Жизнь этих Книг продолжается. Они живут вместе с радостью и горем людей, а не стоят загадочными и ненужными обелисками. Великие Книги впитывают всё доброе, что написано людьми, и становятся ещё богаче и понятнее. И в моей пьесе, я надеюсь, есть частица этих Книг!
Театр. Это зрелое рассуждение. У Вас определенно есть возможности стать настоящим Автором.
Автор. «Настоящим Автором…» Эх, всё в мучениях напишешь, а затем поставят один раз на сцене и всё…
Театр. То о чем и как Вы пишете, определяет, как это будет показано на сцене. Но сила Пишущего Автора в способности «зажечь» своим текстом разных Режиссеров и других Мастеров Театра - вот где истоки поиска формы и содержания! Каждый из них видит сквозь призму своего мироощущения и поэтому на сцене всегда будет поиск, всегда произведение Автора будет жить, и жить разными жизнями!
Автор. Хватит ли моей жизни, чтобы увидеть эти разные воплощения?
Театр. Ваша жизнь и смерть? Эти главные для вас страсти, что они для Театра? Сказать, что Мы выше этих понятий - значит, сказать правду и солгать одновременно! В Театр вросли тысячи людских судеб - тысячи трагикомедий земных метаний. Вся ваша, людская жизнь - театр! Но вы не верите! Не хотите поверить, что все ваши страсти нарисованы или проецируются - кому на облака, а кому и на болото. И важно не нарисованное, а ваше поведение, ваш выбор, ваше движение к Чистому.
Автор. Чистота в Театре… Наслышан, наслышан! Интриги, насилие, зависть, предательство и прочая ...
Театр. Грязь в Театре? В Театре нет грязи! Это ваша людская грязь! И это не правда, что в грязи могут вырасти прекрасные цветы. Чем удобряете - тем цветы и пахнут! Ох, сколько около меня ползают этих пресмыкающихся. Простых, и со званиями. Деятели театра? Да, но своего «театра»! Создали его сами и под себя и живут в этом «театре», играя в первую очередь для себя и себя. Но, заставляя других смотреть этот «театр». Истинно говорю: раз есть Антилюди – значит, будут создавать и Антитеатр!
Справа от лестницы возникает в мертвом, синем свете человек на пьедестале, одетый в тогу, на голове золотой венок, в руках держит лиру.
Человек говорит: - Я, Нерон – Творец своего Антитеатра! И я - Бог в этом Антитеатре! А в Антитеатре содержание – ничто. Людишки-актеришки – ничто. Форма зрелища – это всё! Насилуй, убивай, жги! Гори Рим… Гори вся Земля, если это зрелище возбуждает меня!
На сцену выбежали люди в масках, выражающих два настроения (или безумную радость, или безумную печать), с факелами. Люди бегали вокруг Нерона. А он дергал струны лиры и смеялся. Звуки лиры и смех были омерзительны и страшны! Постепенно синий свет погас, и страшное видение исчезло.
Автор. Господи! Спаси и сохрани Землю!
Театр. «На Бога надейся…» Но Он действует через Людей. И, в конце концов, всё определяют поступки человеческие. Живи, Участвуй, Чувствуй, Слушай и Смотри. А затем - пиши! Это Ваш фронт борьбы со Злом!
Автор. Есть теория, что Добро и Зло разделяет неуловимая грань – подобная лезвию бритвы. И ты балансируешь между этими понятиями.
Театр. Можно ли жить на лезвии? Попытка балансирования на острой грани раздваивает душу, уничтожает личность. Нет! Эти понятия разделены чем-то незаметным и так легко преодолимым. Посему, не успокаивайте свою совесть, оправдывая свои поступки. Нет, Вы или в добре, или во зле. И этот выбор происходит каждую секунду!
Автор. А я знаю, что люди меняются в лучшую сторону. Они и мыслить стали быстрее. То, что раньше бы назвали скороговоркой – теперь ритм спектакля. Меняется Автор и Зритель – меняется и Театр. Не жалеете ли Вы, что изменились?
Театр. А Вы жалеете, что становитесь взрослым? Это движение… это жизнь… А выбор другой – это остановка… Это смерть!
Автор. Я верю, что люди не пойдут по пути одних удовольствий! Я верю, что они осознанно примут Замысел Творца Всего за основу жизни. И Театр Будущего поможет людям. То, что люди видели, чувствовали за десять лет жизни, будет доступно за вечер. Выбор, решения, поступки, нравственный опыт будут не упрощены, а многократно ускорены и расширены. Благодаря такому Театру, с живым участием самих людей, они будут становиться Людьми быстрее. И за жизнь успеют понять: и для чего они появились на свет, и как им пройти свой жизненный Путь. И, главное, очень многие пройдут Путь, который предначертал их Творец!
Театр. Ваши раздумья о значении Театра интересны и важны. Действительно, зачем нужен Театр? А зачем нужен воздух? Если можете жить без воздуха - живите! Можете жить без Театра – живите!
Вот и пришло время Вашего Выбора. В силу ответственности этого решения Мы обязаны спросить:
- Можете ли Вы жить без Театра?
Автор. Нет!!!
Театр. Что ж, Юный Безумец! Настоящий Театр начинается с вешалки-виселицы. Вывесьте на виселице все пороки, всё злое в Вас. Затем освободите Душу от защитных одежд и оставьте их на вешалке.
Автор снимает плащ и оставляет его на вешалке.
Театр. А теперь входите. Театр давно ждет именно Вас!
Театр берет под руку Автора, они поднимаются по лестнице и скрываются в облаках…
 
…И в эту секунду я очнулся. Явь ли это была, путешествие в где-то рядом расположенное НадПространство… сон ли это был… Кто мне объяснит? Да и к чему эти объяснения? Не в них суть!
Даже то, что случилось на следующий день – тоже не суть.
А что случилось, спросите?
Вот что…
Из дальних странствий вернулся Руководитель Театра! Вернулся и всё взял в свои руки. И руками этими и план постановок расписал, и приказы подписал…
Приказы об увольнении! Ирьин и Чугунов, как-то слишком, по мнению Руководителя, стали свободны, как-то вышли из рамок его стилистики. Вот и вышли они из его Театра, а с ними и моя Пьеса…
Печально, но эти сверхталантливые, интеллигентные и своеобразные Люди не смогли объединиться и жить, дополняя друг друга, в одном Театре. Все там утонуло в интригах, пустых обидах и склоках. Увы, но до Совместного Театра не дошли! Театр с вешалки начинается, а тут трагикомедию, фарс «поставили» в «Театре до вешалки»…
А моя Пьеса погибала! Погибала в полном безмолвии. Ни я, ни Она ничего не говорили. Всё, что мы могли сказать друг другу, всё было сказано ранее…
Конечно, осталась наша Любовь. О, я любил свою Пьесу как… Как дочку единственную… А Она меня – как отца родного любила и уважала, но… Пьесе хотелось вдохновлять Мастеров Театра, пробуждать чувства Зрителя и звать его за собой к Лучшему… Моей молодой Пьесе хотелось жить дальше: радоваться и огорчаться, безумно впадать в страсть и думать над смыслом… Да, такой разной, такой многообразной Жизни. Пьесе хотелось жить, а не греть по-стариковски листочки около батареи… С пусть даже любимым, любящим и добрым, но постоянно занятым чем-то Новым и, увы, уже до боли знакомым отцом-Автором.
И как я, Её родитель, переживал! Лучше бы беды свалились на меня, чем вот так смотреть на страдания никому не нужной дочки-Пьесы. И ты, ну, ничегошеньки, не можешь тут поделать. Совсем-совсем уже ничем не можешь ей помочь! Не можешь интриговать? Не можешь льстить и врать? Так значит, ничего ты не можешь в этом «Театре до вешалки»!
Брошенная! И даже нет, не надругались… Хуже бывает, когда и не ругали… А просто выбросили… И теперь Её уже никто не возьмет… Не знаю, кто это придумал, но все обязательно спрашивают: «А вы раньше никому ЭТО не показывали? Нам ТО, от чего отказались, не нужно!» И даже не смотрят… Даже не желают мельком взглянуть… А вдруг - это Красота? А вдруг – это само Совершенство? А вдруг – это то, что они и ждали всю свою жизнь? А вдруг – это то, что Бог послал? Послал, чтобы обязательно это увидели и узнали все люди?
Нет, никому уже потрепанная, раздерганная и рассмотренная во всех видах… Да, уже не Пьеса, а «работа автора Х.» - не нужна. Аминь!
 
Лет с тех пор минуло… Сколько пролито того, чего меньше всего всем жалко – слез авторских…
И на конкурсах заплевывали – не из «их» группировки был…
И с приёмом в Союз тянули…
А о публикации книг не стоило и мечтать, так как живешь далеко от издательских порогов, да и темы… «Темы, старик, у тебя не актуальные! То - плохо, это - не совсем хорошо… А актуально сейчас: «Хо-ро-шо!»…
Всё, друзья мои, как сейчас говорят…э… а – «достало»! Точнее, досталА эта вся мертвечина до глубины Души и Сердца!
Надоело то, что встречают тебя по национальной, политической, географической и т.д. и т.п. «одежде»! А по литературному и театральному «уму» проводят тебя только в последний путь. Да и то, второпях, не от души соврут… Врать – это уже всеобщая литературно-театральная привычка! И врут уже совсем без повода, просто иначе и существовать не могут!
Сыт я всей этой Недолитературой и этим «Театром до вешалки».
Сыт я, сыт по горло! И на этом обжорном пиру, где делят еще не родившиеся, но уже трупы «литературы» и «театра» я присутствовать не буду.
Простите меня мои детки: рассказы, повести, стихи и пьесы… Простите родные, что обрек вас родитель на жизнь без… Без Читателя? Нет, не так! Редкий у вас будет Читатель… Редкий, но «меткий»! Тот, кто попадает в саму суть, кто созвучен глубинно. А других нам и не надо!
Только так и можно написать что-то своё, но предназначенное для живых и вечных Литературы и Театра.
И эти Театр и Литература объединяют. Если не объединяют, расставляют по «полочкам», по «нишам», по национальности, по месту рождения… то это не Они, а всё, что угодно… Все то, что Искусством не является, а вносится искусственно!
Дорогой мой Читатель! Именно и поименно дорогой и «меткий» Читатель, счастливой нам всем жизни в искусстве! О, пусть не очень счастливой, но именно НАШЕЙ Жизни!
Ваш Автор.
Copyright: Павел Отставнов, 2007
Свидетельство о публикации №135657
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 13.12.2007 18:22

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Людмила Федорчак(Пельцева)[ 14.10.2007 ]
   Павел !Ну как не читать Ваши произведения ! Даже литературная критика у Вас высоко художественная, утончённая, готовый сюжет для театрального спектакля, Вы не только АВТОР , Вы человек ТЕАТР, Вы играете свои сюжеты не на сцене , на страницах !
   
   Каково !
   Не просто взял своё произведение и понёс показать режиссёру:
   
   "Взял я свою любимую, такую тоненькую и трепетную, на руки и сам понес чужим людям. Понес в Театр, туда, куда и устремлялась моя молоденькая и наивная Пьеса."
    Строки звучат, как стихи в прозе, а сам процесс передачи призведения из рук в руки:
   
   «Вот этого и боюсь больше всего! Пьеска-то совсем хрупкая, а этот… Ишь, ручищи-то какие большущие, загребущие!» - думал я. Но постепенно успокоился, пригляделся. Нет, конечно, на маньяка или соблазнителя опереточного Ирьин не походил. Наоборот, в целом вид у него был благообразный и даже одет был не в смирительную рубашку. Но ситуация была знакомая. Да, была и раньше у меня томительная минута принятия сложного решения: «Отдавать или нет?»…
    Да и в самом деле, вот так отдай своё произведение, растерзают искромсают, перекроят и не узнаешь, а ведь в произведение душа вложена, а ну как они своими" ножницами", да поживому...
   У каждого свои взгляды и своё виденье.
 
Павел Отставнов[ 15.10.2007 ]
   Мила, процитирую еще Вас:
   «В произведениях есть "подтексты"­;,­ их надо "видеть", улавливать смысл, обладать иронией, самоиронией, тонким чувством юмора и не мало важно иметь хорошее воображение. Вот такой набор для читателя с моей точки зрения».
    Что тут добавить?
    Разве то, что и писатель должен обладать самоиронией и чувством юмора… Чтобы не докатиться до «звездной болезни»!
    «Звезды», вроде бы, на «верху», а, приглядишься – в самом низу! Нет уже желания работать, и талант свой «вызвездили»…
    Надеюсь, что нет у меня еще подобной болезни, посему пишите мне, если Вам что-то режет глаза в моих работах. Я с благодарностью принимаю доброжелательную критику. Если произведение достойно внимания и работы, то работаю над ним всегда.
    Есть работы (повесть, роман и пьесы), которые я перечитывал десятки раз. И правил… правил…
    С уважением и лучшими пожеланиями, Павел Отставнов.
Александр Балбекин[ 11.06.2011 ]
   «…Надоело то, что встречают тебя по национальной, политической, географической и т.д. и т.п. «одежде»! А по литературному и театральному «уму» проводят тебя только в последний путь. Да и то, второпях, не от души соврут… Врать – это уже всеобщая литературно-театраль­ная­ привычка! И врут уже совсем без повода, просто иначе и существовать не могут!»
   
    Ох, как, Павел, надоело! До ужаса! Но… с этим ничего не поделать. Оно выше всего на свете… и нашего творчества! Трагедия ли это?.. Скорее, печаль. И грусть. Мимолетная. Потому как истинный творец: перешагнул, переплюнул, перегнал «суету»… И вскарабкался на сцену, как Ваш ГГ. И вступил в диалог с самим Величеством Театр. Выяснили по ходу отношения. Кстати, весьма интеллигентно, и интригующе забавно. Диалог с Театром потрясный. Монтируется в общей конструкции легко, непринужденно. Понравился мне эдакий сплав естественного с мистической феерией. Все до точности выверено. И даже не утомительно. Может, потому что сам испытал на своей шкуре подобное. Правда, фантазии не хватило поделиться впечатлениями, как это сделали Вы. Нет, правда, очень достоверное описание атмосферы закулисной. Характеры представлены ярко: и режиссер, и тот, который «сменщик», и ситуация детективная. Вы так простенько, доходчиво говорите о возвышенном в замкнутом пространстве театрального помещения! И оно ( возвышенное) не противится. Наоборот, прямо, маслом, по хлебушку тонюсенько так стелется. Вроде площадки для следующего слоя – колбасного. Он-то, помудренее будет. Имею виду философский ряд повествования. Но тоже, не «за умный». Человечно так все, душевно, и с добротой. А слог-то какой дивный у автора! И откровения неординарны:
   
   « Простите меня мои детки: рассказы, повести, стихи и пьесы… Простите родные, что обрек вас родитель на жизнь без… Без Читателя? Нет, не так! Редкий у вас будет Читатель… Редкий, но «меткий»! Тот, кто попадает в саму суть, кто созвучен глубинно. А других нам и не надою»
   
    Ну, здравствуйте еще раз, Павел! Вот, я, Ваш и читатель. Принимайте таким, каков есть. Своим, однако, оказался.
    И Вам спасибо, что по-свойски, талантливо обрисовали обстановочку, которой Ваш читатель, посвятил всю свою зримую жизнь в качестве служителя сцены, и в разных ипостасях. Жизненку ту изучил. И не откажите в любезности, уделите времечко, прочтите на моей страничке тоже про театр «Ну, и денек!» Это к слову пришлось.
    Спасибо огромное за доставленноe удовольствие!
    С уважением,
    Александр.
 
Павел Отставнов[ 15.06.2011 ]
   Простите, Александр, что затянул с ответом…
   
   Жизнь – вся в работе за хлеб: командировки, новые задачи и т.д. и т.п. Всё требует постоянного напряжения ума, нервов и времени, времени…
   А ответить на Ваше глубокое, искреннее и созвучное Понимание – просто отписавшись – это не… Как-то совсем Не! Не хочется, не пишется, не правильно и не справедливо!
   
   Посему:
   Ну, здравствуйте, еще раз, Александр!
   
   Встретить такого Читателя – это авторское счастье.
   
   «Просто» написанная Вещь оказалась, вдруг, сложна для многих – так и не видят за стилизацией, за иронией, за «длиннотами» - ни боли Автора за себя, за людей, за Театр и Литературу, за Страну., ни Любви к людям, Театру, Литературе и к Стране.
   
   А Вы увидели.
   А Вы подхватили и продолжили – так как, истинные Автор и Читатель – это обогащающий и развивающий обе стороны диалог!
   Я с удовольствием прочитаю Ваш «Ну, и денек!»
   И диалог продолжим.
   
   С искренним уважением, Павел.

Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
В жанре ПРИКЛЮЧЕНИЯ
Алик Затируха
Святое дело
МСП "Новый Современник" представляет
Галина Киселева (Кармен)
Обида, Вера и ЛЮБОВЬ
Наши новые авторы
Ева Пожидаева
Маскарад души
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"