Грамота Рыцаря слова
и другие документы ЛИТО "Рыцари прекрасных образов"
Приглашение к участию











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Литературный фонд имени Сергея Есенина представляет
Награды и предложения
Именные наградные билеты
Дежурный блиц

Буфет. Истории
за нашим столом
1 АПРЕЛЯ.Никому не верю!
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
C днем рождения!
Людмила Мещерякова
Моя родная Русь
Конкурсы на призы Литературного фонда имени Сергея Есенина
Литературный конкурс "Рассвет"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Юмор и иронияАвтор: Евгений Михайлов
Объем: 15709 [ символов ]
Машка, Микишка и все, все, все...
И где только рождаются такие зануды дотошные, как наш участковый? Все-то ему, этому красномордому верзиле, Степанычу, знать надо; везде-то его старлеевские истертые погоны звездочками поблескивают.
Намедни мужики наши на покосе решили поправить здоровье с утречка – фермеру заезжему из соседнего села накануне выгодно скинули сенца стожок небольшой, так тот и расстарался четвертью, – а проныра этот, милиционер, тут как тут на мотоцикле своем, орет: «Вы что делаете-то? Поперек закона прете!… » Откуда только прознал про стожок тот?.. Распалился, руками машет, аж фуражка у него съехала и по носу козырьком елозить начала. Такой расстроенный сделался, что про бабу все какую-то вспоминать начал: «Дура Лекс, дура Лекс…»
А Роман-недоумок, – есть у нас на деревне такой, в техникуме в городе по молодости учился, да не доучился, пострадал за дружбу крепкую с вином да пивом, вот и прицепили к нему «недоумка», – возьми, да и ляпни ехидненько: «Это кто ж такая, Степаныч? Секлетутка никак новая у председательши, детишек воспитывать что ли будет? Ежели ты про нее, ну так она дура и есть, умная разве в дыру нашу поедет работать?»
Слушок тут у нас по деревне прошел, дескать, председатель слётал в заграницу на симпозим, – ну на курорт на зимний тамошний, понятно. И что за моду взяли: летом – в зиму за деньги, будто своего снега погодить не могут, а зимой в жару прутся, опять же за свои кровные. Хотя, как посмотреть, чьи они, эти кровные-то. Ну и вроде он, подкаблучник председательшин, по ее наущению справил там бабу молодую, ребятишек своих уму-разуму учить на языке ихнем иностранном.
Степаныч здесь, умник хренов, странно как-то успокоился вдруг, усмехнулся и говорит: «Темнота вы, мужики, необразованная. Из латыни это». А Ромка свое гнет, издевается паразит: «Так она, что, Степаныч, чернявенькая-кудрявенькая выходит? Ну да, у их же там, в Латинии-то, мериканки загорелые все, люди говорят. А она-то хоть со своим мужиком приедет? А то ведь наши-то, деревенские, к ейной стати и подобраться не захотят. Не дай Бог, промахнешься в постели, прости Господи, в темноте кудряшки-то ейные невидючи. Сраму ж опосля не оберешься! А ежели еще и спьяну? Делов ведь наделаешь, не приведи Господь… Наши ведь, сам знаешь, по-трезвому на баб ни-ни…, не подымут… ни руку, ни ногу». «А то вы трезвые бываете!», – буркнул участковый, уже чувствующий, что его заболтали и весь милицейский розыскной запал растаял и испарился, как тот стожок сена.
Тут вскинулся Тимоха, с утра больной на всю свою дурную головушку, ничем еще не поправивший ее и злой потому до невозможности: «Ты, старшой, не очень-то обзывайся, чай, не в участке у себя. Трезвые-нетрезвые… Какая твоя, наплевать-то. И трезвыми бываем… В позапрошлом годе, помнишь, по осени ты со своей Мухтаркой Нюрку с бабкой Матреной тряхнул за самогон?.. Мужики, бедные, два дня, почитай, по трезвяку маялись, не знали куда деть себя. И Микишка-женишок хорош… Добавил ишшо перед тем… Это ж надо… раздолбать четверть! Удумал, бугай безумовый!.. Поперся через всю деревню со стеклом в сетке!..»
И так Тимоха разгрустился от этого печального воспоминания, что аж голову свою лохматую, с утра непоправленную, и грудь волосатую поцарапывать со стоном стал, болезный.
Нехорошим таким, сердитым взглядом посмотрел: «Знаешь, Степаныч, иди ка ты отсель, не мешай трудовому люду день по-хорошему начать. Нам еще вон три опушки окосить к вечеру нужно, а солнышко уже стаканы греть начинает. А нет – так и с нами садись, неча резину тянуть. Нальем, не обеднеем небось, со стакана-то. Правильно я говорю, мужики!» «Ну…, дык.., оно ж конечно.., пора все ж… Разливай, Тимоха, командуй!..», – оживленно загалдели те и задвигались поближе к газетам с закусью. Участковый тоскливо так посмотрел на заманчиво булькающую струю – сглотнул аж, и зубами скрипнул с обозленной судьбинушки своей: «Ии-х, мать вашу, растудыть…, – пробормотал –, окосить им, окосить… Сами не окосейте!» – рявкнул и с размаху сапогом нечищеным по колесу тарахтелки милилицейской саданул.
Ромка-недоумок и тут не удержался, язва образованная: «Ишь, расстроился до чего сыщик… Слова нормальные забыл, стихами заговорил, Шишкин – Репкин ты наш недорезаный! Ехай, ехай… Мухтарке своей на ферме серенады пой, ляскала итальянская. Да похмели ее сначала, не то и слухать-то не будет… Ну, че, ребяты, по второй, да за косы в рядок…»
***
….Мухтарка Степанычева, это личность примечательная на деревне у нас. Да и не только на деревне. Времена были – вся округа знала ее. С района приезжали даже, что-то там взвешивали, соски ей пересчитывали, рыло ее замызганное измеряли и фотографировали. Ну харю-то, ей, понятное дело, чистили, обтирали когда соломой, когда и тряпицей мокрой перед тем, а так… Свинья, она и есть свинья, сколь ты ее в зеркало не показывай, грязь-то везде найдет да порадуется!.. Вот и Мухтарка, жила себе беззаботно хрюшкой-Машкой породы пестрой до поры до времени, в помойках рылась окрест фермы да в лужах грязных с гусями-утями вместе нежилась и счастлива была этим до безобразия своего свинячьего.
Ан нет, в судьбу ее вмешались Степаныч-участковый с дружком своим, председателем нашим. Надрались они однажды первача халявного из сейфа милицейского и уж какие проблемы колхозные решали спьяну -_незнамо-неведомо. Только малец председателев рассказывал наутро приятелям, что батька ночью, пьяный в дрыбадан, учебники по биологии и ботанике требовал и ругался, обзывая «двоешником», а мамка, зевая с недосыпу, в глаз ему засветила книжкой и орала, что в гробу она видала их – лысенков недопертых – вместе со всеми происходящими видами и чтобы разорвало их и трахнуло и шли бы они вместе с ботаником ихним главным, Дарвиным, к его-то матери.
И вот наутро председатель с милиционером, зенки, небось, непродрамши с похмелюги-то, усмотрели в пестроте пятен природных Машкиных и от грязи которые необычайную породу ее и плодовитость страшенную.
И стала Машка в одну ночь знаменитой производительницей какой-то там свинячьей породы необыкновенной. И хоть опоросилась она с той поры всего один раз, по бумагам председателевым выходило, что зачинатель она новой породы невиданной и спрос на эту породу будет расти от года к году, а пока колхозу нужна поддержка финансовая для замены крыши фермы новой и на закупку кормов специальных.
А еще рассказывал народ, что в районе, когда читали бумаги эти, крутили у висков руками, но денег на съехавшую у фермы крышу почему-то дали, и председателя на собраниях колхозных поддерживали мудреными словами «капиталовложения», «окупаемость в будущем».
Ну, народ-то наш телевизор смотрит; к Ромке-недоумку иной раз полдеревни мужиков набьется, человек десять-двенадцать, сесть некуда бывает, а уж стаканы и вовсе в руках держать приходится, так что знаем мы все про будущее наше, а уж обещанное светлое и поминаем порой, как положено, не стукаясь, без закуски, взанюх рукавом. Иной раз так насмотримся всякого, у голубого экрана разбросавшись по полу, что встать не могут некоторые, вопросами неподъемными да мыслями тяжкими нагрузившись. И прогнозы научились делать.
Вот ежели, к примеру, сегодня Семеныч-счетовод, все они одно, – шайка лейку моет –, крышу разобрал на своей бане, значит завтра-послезавтра машины придут с города с кирпичом-песком-цементом для очередного ремонта фермы, сельпо работать будет неделю ближайшую для строителей городских; иль вернейшая примета – бычок годовалый внезапно помрет от ящура проклятого, заразы этой мировой животины всей, значит сымай все сети свои да вентеря, не то Степаныч-участковый кошками продерет реку на моторке перед приездом комиссии и разбираться не будет, где чье хозяйство рыбацкое, а спалит огнем на берегу все скопом.
***
…Так Машка-знаменитость с ночи той, для нее благословенной, и жила припеваючи на ферме, нимало не заботясь о будущем и не подозревая о переменах в жизни своей свинячьей.
Да тут паразит этот неугомонный, милиционер наш, то ли вычитал где, то ли услыхал от кого, что в загранице свиней тамошних учат грибы отыскивать в земле, редкие очень, а потому дорогие. Название у их еще такое…труфляки…, фрутиля…, в общем, похоже – на туфли трухлявые, а по-нашему – шампильёны. И что их искать, они вон так и торчат промеж березок везде. Ну да Бог с ними, с трухилями, нехай растут себе…
Участковый решил приобщить хрюшку-Машку к делу своему милиционерскому. Раз нюх у хрюшки хороший, нехай себе самогонку по дворам отыскивает. И окромя славы производительной, будет у нее еще и сыщицкая слава! Глядишь, и грамотку какую-никакую от начальства заработаешь! И начал он науськивать Машку на запах самогонки. Начал он ее потихоньку первачом свекольным подпаивать. А с утра похмелять, как полагается. Вот и привыкла, бедолага, потихоньку. Алкашом стала… первостатейным на всю деревню. Завидит Степаныча поутру, визжит, из загона рвется: плесни, дескать, спаситель, нутро горит-плавится. А как сам участковый с вечера надерется, бывает, придет на ферму, то и трескают самогонку на пару. Машка-то ему не чета, быстро скопытится, а милиционеру нашему грустно тогда становится и он, сердешный, песни – серенады жалистные петь начинает. Правду сказать, голос у него примечательный… Жаль его, милиционерова таланта, зря в служивые пошел, дьякон приметный вышел бы. А уж бабы как в церкву ломились бы послухать!.. Озолотилась бы, церква-то! Да-а…
Ну, а Степаныч науку свою и продолжал – с вечера напоит носатую, а утром не дает ни капелюшечки, изверг, сиквестор проклятый, это которые животину мучают. Машку из загона выпустит, она к нему ластится, а у того в штанах фляжка открытая с самогонкой разбавленной. Духан-то приметный из штанов идет, Машка как собачонка за костью, а Степаныч по деревне гоголем шпарит. Вот один раз и попался им на пути мальчонка сопливый, с мамкой своей у магазина стоял, в носу ковырялся. Ну и окрестил он Машку: «Мама, мама, мотли, Мухталка бизит за дяденькой!» Так вот, в котором доме самогонку варят, там запашок позабористей, вонищу из штанов-то и перебивает, Машка в ту сторону и ныряет.
Вот так и бабка Матрена погорела и Нюрка в те печальные трезвенные дни, по которым Тимоха-то сокрушался.
А бабка Матрена не за себя – за Микишку – кузнеца нашего пострадала. Учудил кузнец в тот день, натворил-наколесил! Долго опосля вся деревня вспоминала случай тот.
Дело поперву обычное было. Жениться Микишка-бугай решил наконец-то. Вот и упросил бабку Матрену первачу хорошего, забористого выгнать. Как тут не пособить!
Но для хорошего продукта и состав первоначальный хорошим должон быть.
Дрожжи-то у бабки были, а вот сахар… Не из свеклы же гнать, свадьба все ж. Для затравки хотя бы, на первые полчаса-час. А там понеслась-поехала, все выжрут под гармонь-то.
Но – дело поправимое… Мужиком Микишка был припасливым, сахару пол-мешка у его в погребе лежало, стало быть, вопрос решен. «Баб Моть! Ты мне сейчас своего нацеди бидончик, я домой занесу. С утречка завтра к тестю будущему заглянуть надо, потолковать и сахарок тебе заодно занесу, все равно на ваш край идти». «Ладно, милок, ладно, табе как, покрепше, аль повонючей…» «Да давай повонючей. Обойдется, небось… Ему с утра и такая сойдет! Неча добро-то раньше времени переводить».
И все б хорошо пошло, но то ли бабка переволновалась с заказа такого ответственного, свадебного, то ли склероз у ней в носу поселился, только попутала она банки в чулане темном, не унюхала, не распознала по аромату вонючему нужной ей и из припасов своих прошлых набузовала кузнецу нашему бидончик молочный «громобойчику» крепчайшего.
На следующее утро Микишка сполоснул под мышками у себя одеколоном, – из лучших, дорогих, которые берегутся для особых случаев – «Тройным», перелил содержимое бидона бабкиного в стеклянную банку и обернул ее куском старой сети. Успокоил свое волнение предсвадебное остатками из бидона и, прихватив под мышку сахар, отправился на другой край деревни.
А день стоял солнечный, жарило сверху. Микишку и припарило маленько, то ли «громобоем» бабкиным, то ли волнение он до конца не разогнал. У фермы решил передохнуть и привалился к плетню на травку, в тенечек березовый. Да видать, гнала бабка тот «громобойчик» с особым настроением, вот и возмутило вдруг Микишку, что обожрется тесть будущий с полной банки-то и решил маленько поубавить ее. «Да пошел он…» – и удивившись простоте принятого решения, приложился к краю горлышка. Глотка в два-три на треть банку уменьшил и зевнул, не приметив, что крышку мягкую на банке повело слегка и «громобойчик» начал вытекать струйкой неприметной. «А-а, успею, небось, день цельный впереди…» И сморили бугая нашего волнения предсвадебные; захрапел он, положив голову свою на мешок с продуктом сахарным.
 
…В это же время, неподалеку, на ферме, Машка-алкашка очнулась с тяжкого похмельного забытья. Вылакала пойло свое из корыта и в ожидании хозяина – Степаныча – с остервенением начала то грызть столбик затвора в загоне своем, то носом рыть вокруг. А милиционер в район ехал на тарантасе своем дымящем, бумагу сочинять, как Машку поставить на полное ищейское довольствие. И заковыка одна смущала в ентом деле его. Как в раппорте начальству районному породу Машкину обозвать? Овчарка Машка – засмеют, свинья - ищейка – того хужей. Но мужик-то он смекалистый и, вспомнив мальца того сопливого, возле магазина, решил ничего не придумывать, а написать в бумаге, как есть, просто и незатейливо – ищейка Мухтарка!
…А до тонкого нюха окрещенной хрюшки донеслась тоненькая струйка «громобойного» духаря. И возмущенная такой несправедливостью Машка с силой нажала на дверцу в своем загоне. Получив в результате полнейшую свободу, свинья с радостным визгом кинулась искать источник знакомого запаха. Наткнувшись на лежащего Микишку, она сразу же вцепилась зубами в мешок под его головой и начала его рвать. Влажный от вытекшей самогонки сахар издавал такой умопомрачительный запах, что Машка, набив пасть сладкой смесью из мешковины и содержимого мешка, присела на хвост и чавкая, прищурилась. А тем временем лохматая голова храпевшего кузнеца потихоньку съезжала на траву. И он, наконец, очнулся и открыл глаза.
Открыл – и увидел перед собой страшную ухмыляющуюся, чавкающую, грязную харю со стоящими от возбуждения ушами и похожими поэтому на рога; и прикрывшись руками заорал-замычал: «Мму-а-а-аааммм…» Отчаянно оттолкнувшись всей спиной от земли, сиганул в сторону; пошатываясь, поднялся на ноги и осмотрелся вокруг мутными и расширенными от ужаса глазами, пытаясь постигнуть происходящее. И постиг ведь: «Па-а-адлюка нечесаная, рыло замызганное, мурло неумытое!.. У-уубью!» – заревел незадачливый жених и, кинувшись к Машке, со всей силы хрястнул ей промеж ушей кулачищем, аки по наковальне молотом. Начавшая хмелеть от прекрасной сладкой смеси свинья только обиженно взвизгнула и на подгибающихся ногах переместилась на другую сторону мешка, продолжая набивать пасть.
До Микишки быстро дошло, кто перед ним и он, выхватив из-под чавкающей морды злополучную банку, одним махом выхлестал оставшееся содержимое, ну чисто тебе воду из колодца! Да уж, в странном настроении была бабка Матрена, когда гнала партию этого «громобойчика» – Микишка вдруг захохотал! И уже заплетающимся языком, заикаясь и икая на каждом слове, он весело спросил у Машки-алкашки: «С-ска-ажи… ик! …с-ско-оти…ик! …на, мне что ж те-еперь, …ик! и …ик! ход-ди… ик! …ть в ж-ж-ж… в ж-ж-жених…ик! …ах п-по твоей ми.. ик! илости? Э-эх, сволочь ужравшаяся!» – и проговорив это, махнул рукой на уже заваливающуюся на бок свинью. И рухнул на траву.
Copyright: Евгений Михайлов, 2008
Свидетельство о публикации №128255
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14.06.2008 20:09

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Злата Рапова[ 05.06.2007 ]
   Интересная зарисовка очень колоритного общества! :)
    С уважением, Злата Рапова.
 
Евгений Михайлов[ 06.06.2007 ]
   Спасибо, голубушка, порадовали прочтением и комментом! :-))
Stiv[ 06.06.2007 ]
   это чтото сверх меня)))) я слеезах от смеха утону)))
 
Евгений Михайлов[ 12.06.2007 ]
   Стив, спасибо! :-))
Кащей Бессмертный[ 12.06.2007 ]
   Неплохо.
   Образчик народного исскусства... Не удивлюсь, если всё так и было на самом деле.
   (Слышно тихое злодейское хихиканье).
   Удач! С уважением, Кащей Б.
Евгений Михайлов[ 12.06.2007 ]
   :-)) Рады стараться, Ваше Бессмертие! :-)) Ларчик-то... не перепрятывали, а? Иголочка-то не затупилась? Тут намедни мужики наши по пьяни лишку сболтнули: дескать, видали... как вы, ваш...сть, надфилечком поигрывали, усмехаясь недобро... Да и землицу, говорят, отряхивали с коленочек скрипящих, озираясь пугливо... :-))
 
Кащей Бессмертный[ 14.06.2007 ]
   Ларчик... А шо, ужесь смерти моей желаете? Конкуренты на бессмертной почве, тудысь-растудысь... Вы ж знаете, как мой ларчик найти: трах плюхкалкой по кувылдалке, опосля бах её ногой, так как больно - ааа!!! и бегом прятаться за стену, а потом бегом у магазин за коньяком, потому как пронесло...
   
   А вообще на сю прэлэстную тэму эсть хароший аникдот: смэрть Кащэя в яице, яицо в ларцэ, ларэц в утке, утка в заицэ, а заиц в шоке.
   :)
   Ну так шо там видели мужики ваши?
Евгений Михайлов[ 14.06.2007 ]
   Как раз зайца Шокера и видали... :-))

Весны знать колдовство
Наши новые авторы
Люция Левинская
Жизнь...
Стихи
Олег Козлов (СТРАННиКЪ)
Воспоминания будущего
Актуальная повестка
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Общий раздел Кабачка "12 стульев"

Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта