Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" представляет








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Михаил Лезинский
Объем: 14748 [ символов ]
КАК ЧЕХОВА ФИОЛЕНТОМ УГОСТИЛИ
Не знаю, чего не знаю, того не знаю, что двигало писателем Чеховым тогда, в далёком 1898 году, когда Дима Малышев, - он тогда служил врачом в Белостокском полку, что квартировал в Севастополе, - предложил Антону Павловичу совершить “марш-бросок” к мысу Фиолент, но то, что Антон Павлович тотчас согласился, мне доподлинно известно.
Согласился, несмотря на то, что здоровьишко у Антона Павловича пошаливало, если не сказать больше, да и путь предстоял не близкий: от Приморского бульвара до Фиолента - добрый десяток вёрст. Да и на город надвигалась южная ночь.
Я уж не говорю о том, что с Димой Малышевым Антон Павлович познакомился несколько часов тому назад, на почве медицины и театра.
- Будете проводником, юноша!..
Сейчас мы можем только догадываться о причинах столь быстрого согласия, но, позволю выдвинуть свою версию, рождённую со знакомством с записными книжками Чехова: скорее всего, не Димино красноречие было тому причиной, а фантазии Александра Пушкина! Чехов очень любил Пушкина и не мог не знать пушкинских строк:
“ Георгиевский монастырь и его крутая лестница к морю оставили во мне сильное впечатление. Тут же видел я и баснословные развалины храма Дианы...”
Ах, Александр Сергеевич, Александр Сергеевич, Вы умели видеть то, чего не было на самом деле: никаких развалин храма Дианы на мысе Фиолент быть не могло, по причине... Не будем вдаваться в историю!..
Но, что из того?!.
К чему холодные сомненья?
Я верю: здесь был грозный
храм,
Где крови жаждущим богам
Дымились
жертвоприношенья...
Не было сомнений у Антона Павловича: Фиолент надо посетить только потому, что там ступала нога Пушкина, а места, где бывал Поэт, становятся святыми для каждого человека, не считающегог себя дикарём.
- Что вы медлите, юноша! Вы обещали угостить меня Фиолентом!..
 
Забегая вперёд, скажу: Александр Пушкин не обманул ожиданий. И это мне известно доподлинно - вычитал в одной из многочисленных записных книжек!
“ В Севастополе в лунную ночь я ездил в Георгиевский монастырь и смотрел вниз с горы на море; а на горе кладбище с белыми крестами. Было фантастично...”
Действительно, фантастично! Громадные скалы, без намёков на растительность, шелудящиеся словно сказочные серые псы, чернея ступенями гигантской лестницы, уходили к неправдоподобному громадному морю. Если б в Крыму не было Чёртовой лестницы, то эту, спускающуюся к каменистому берегу, можно было помянуть этим именем. Во всяком случае, Дима Малышев, словно читая мысли Чехова, назвал лестницу - дьявольской.
Антон Павлович подошёл к обрывистому склону и попытался взглянуть вниз - хотелось разглядеть сквозь наступающие сумерки, фосфоресцирующий моллюсками берег, но порыв ветра чуть не скинул его. Дима Малышев испуганно потянул Чехова за рукав.
- С природой не шутят, Антон Павлович! - строго сказал Дима. - И, при том, я отвечаю за вас перед историей литературы.
- Да-с, молодой человек, отвечаете. И не извольте меня простудить! Что вы думаете о стакане крепкого чаю?
Дима думал положительно. И не только о чае!Но и кусочке хлеба с маслом и сёмужкой - любил Малышев поесть! Об этом говорили его розовые щёки и упитанный вид, над которым не раз посмеивались,. - правда, втихомолку! - господа пехотные офицеры.
- Ведите и отвечайте! - смеясь и покашливая сказал Чехов.
- Рад стараться, ваш-родь! - кинул руку к голове Дима.
- То-то, же!..
Они подошли к Георгиевскому монастырю, захотели было войти во внутрь, но их остановили рыдания. Антон Павлович приложил руки к губам и прошептал: “Тс-с!”
Чехов, почти на цыпочках, за ним - Малышев, стали осрожно обходить здание монастыря и увидели...Александру Пушкину и тому не довелось видеть такого!..Монах, облапив женщину огромными ручищами, - это ж надо иметь такие грабли! - вжимал толстые губы, - это ж надо иметь такие негритянские губы! - в её уста, не переставая при этом восклицать басом:
- О, мамонька! О, Господи!
Женщина, - монашка или из прислужниц, в темноте не разберёшь! - успевала отвечать на поцелуи, видно было по всему, что это занятие ей шибко нравится, и, отталкивая при этом монаха, шептала так, что слышно было за версту:
- Изыди, сатана, коли не любишь! Уйди, греховодник!..
- У-у, - мычал монах с бесовскими губами, - у-у,м-м мым, у-у...
- Не надо, не надо, не надо...
Уломал всё-таки “сатана”, женщина гладила его по роскошным волосам и причитала на полтона ниже, но слов разобрать уже было невозможно.
Антон Павлович улыбнулся и тихо стал отступать, чтобы не быть замеченным. За ним, проникшись значением момента, и Дима. Когда они отшли на приличное расстояние, Антон Павлович виновато сказал:
- Чуть на душу не наступили человекам в решающий момент их жизни! Радует одно: знать они об этом не знают и ведать не ведают, а, стало быть, на их здоровье это не отразится.А нам, не в меру любопытным, - и им! - пусть Господь Великомудрый простит все прегрешения!..
- А как же с чаем быть?! - спохватился Дима Малышев, увидев, что Антона Павловича начинает слегка знобить, несмотря на тёплую сентябрьскую ночь.
- Чай бы не помешал, - не стал спорить Чехов, - да кто его подаёт по ночам?..Но, попробовать надо, - монахи - народец предобрейший...
Выждав какое-то время, они снова двинулись к Георгиевскому монастырю . Толнули чугуную дверь с барельефами святых и вошли во внутрь, - Дима Малышев бывал здесь уже не раз и знал, что при монастыре есть небольшая харчевня, но не знал, работает ли она по ночам!..
За дверью их встретил монах. Тот самый, что полчаса тому назад обнимался с женщиной и шептал ей богохульные слова, переходящие в мычание. Сейчас он был хмур и зол, как унтер при исполнении, - видно женщина всё же, в самый последний момент, оттолкнула его от себя
Антон Павлович наклонился к Диме и прошептал:
- Думаю, благодаря неприступности одной особы, мы останемся без чая и прочих милостей.
И - точно!..Знал, очень хорошо знал повадки человеческие “бытописатель” Антон Чехов!..
- Чаю в ночное время не держим! Прошу господина офицера, - монах повернулся к Малышеву, и господина... не имею чести быть знакомым, освободить помещение...
Он ещё что-то говорил, перетирая слова толстыми алыми губами, но речи его были смутны и не понятны. Ясно было одно: чаи им не гонять!..
На обратном пути, трясясь в пролётке, которая их ожидала далеко за оградой Георгиевского монастыря, Антон Павлович неожиданно расхохотался.
- А ведь это я виноват, что мы остались без чая! Меня надо четвертовать за подобную мумырынцию!
- Как так? - не понял Малышев.
- А вот так, господин доктор! Третьим попутчиком мне надобно было пригласть генерала! Генералам отказу ни в чём нет. Видели, как монах зыркнул на ваши погоны?..Моя промашка, я должен был Вас называть генералом!
- Вы виноваты в другом, Антон Павлович.
- Ага! Так и знал - вина ляжет на меня. В чём же я, по-вашему, виноват, Ваше Превосходительство?
- В том, что не сказали кто вы, вот и остались по вашей милости без чая. А сказали бы...Ваша известность...
Да, в те годы Антон Павлович был широко известен читающей публике, - и не только читающей! - его пьесы шли на столичных сценах и в провинциальных городках...Вот и сейчас в театре на Приморском бульваре шла его одна из пьес
Но тот монах из Георгиевского монастыря, вряд ли был любителям театра. Монахи, хоть и влюблённые, увесилительные места не посещают!..
Но всё же, отчего было бы не попробовать, назвав свою фамилию - авось-небось и слыхивал. Если не Антона Чехова, то - Антошу Чехонте?..
Севастополь Антон Павлович посещал неоднократно, а впервые он попал в этот белоснежный с синевой город в 1888 году - ужас,.сколько лет прошло! В одной из его записных книжек, обнаружил такую запись:
“ В Севастополь я приехал ночью. Город красив сам по себе, красив и потому, что стоит у чудеснейшего моря - это его цвет, а цвет описать нельзя...”
В последние годы Антон Павлович тяжело болел и эта болезнь мешала многим его замыслам, сводила на нет все его планы. Чехов мечтал посмотреть свою пьесу “Дядя Ваня” в исполнении театра Станиславского, но ехать в Москву из Ялты, этой “тёплой каторги”, сил не было.
Но мечты, хоть и редко, но сбываются. Константин Станиславский как-то сказал своим артистам:
- Антон Павлович не может приехать к нам, так как он болен, поэтому мы едем к нему, так как мы здоровы. Если гора не идёт к Магомеду, Магомед идёт к горе!
Константин Станиславский со своей труппой приезжает в Севастополь, куда должен прибыть Чехов, - ведь из Ялты до черноморского города рукой подать!
Однако, матушка-природа чуть не сыграла дурную шутку с больным писателем - погода чуть не сорвала все его планы. Что природе до человеческих чувств - она всегда бесчувственна!
Не буду выдумывать, как всё произошло на самом деле, обращусь за подсказкой к Константину Смтаниславскому. Они и великие от того, что умели трудиться до самозабвения во всех ипостасях: что в театре лицедействовать, что книги писать! Вот что писал об этом Константин Сергеевич:
“... А вот и белый Севастополь! Мало в мире городов красивее его! Белый пресок, белые дома, синее море с белой пекной волн! Однако через несколько часов небо покрылось тучами, море почернело, поднялся ветер, пошёл дождь с хлопьями снега. Снова зима! Бедный Антон Павлович, который должен плыть к нам из Ялты в такую бурю! Но мы напрасно прождали его, напрасно искали на прибывшем из Ялты пароходе. От него пришла лишь телеграмма, извещавшая о его новом заболевании...”
Но крымская погода изменчива, как сердце влюбленного монаха из Георгиевского монастыря! ( Антон Павлович интересовался монахом у своих друзей, и те дали ему самую лестную характеристику: и чаем ночью напоил, и по Фиоленту поводил, и вообще много ещё этого “и”!) Стало тепло, светло и море вновь обрело ослепительную синь, а пена - белизну. И Антон Павлович появился в театре..
Но что это был за театр, построенный давным-давно на берегу Чёрного моря, почти в центре Приморского бульвара, где, - если уйти во вчера! - висела надпись: “Нижним чинам и собакам вход воспрещен”.
Дощатый, продуваемый насквозь, причём, ветры, тёплые ветры, проходя сквозь щели и щелки, из тёплых превращались в холодные.И недаром Константину Сергеевичу, впервые переступившему порог этого театра, показалось, что он очутился в погребе богатого дома, родного алексеевского дома, где хранились пищевые запасы богатой семьи.
А каково было Антону Павловичу с его больными лёгкими?!.Но виджу он не подавал и отшучивался, когда интересовались его здоровьем.
Здесь, в этом продуваемом сарае, который назвали театром, Антон Павлович познакомил Марию Фёдоровну Андрееву с Алексеем Максимовичем Горьким и помог пролетарскому писателю “умыкнуть” актрису прямо из-под носа мужа-генерала, который сопровождал примадонну во всех её вояжах. Это была та самая актриса, которую мы многие годы стыдливо называли: “Андреева - друг Горького”. Даже книга появилась с таким названием. Где, потупив цензорские глазки, стыдливо называли Андрееву другом Горького. А она была просто женою Максима Горького за жизнь с которым, актрисе приходилось расплачиваться фамильными драгоценностями и генеральскими брилликами, доставшиеся ей в виде отступного...Впрочем, это другая, самостоятельная история!
Была Мария Андреева, - до знакомства с Горьким! - не только примадонной театра, женою действительного статского советника, но и была вхожа в будуары великой княгини Елизаветы Фёдоровны, - а это, в те царские времена, много значило!..
“Неповторимую генеральшу”, “красивейшую женщину Россиии”, которую увековечили на своих полотнах Репин и Крамской, влюбил в себя “писатель-реалист”, - и при чём, с первого взгляда! - Алексей Пешков, он же - Максим Горький.
Думается, удалось ему это мероприятие не без участия Антона Чехова, который много раз, - как бы, невзначай! - нашептывал актрисе о достоинствах своего друга. А рассказывать Антон Павлович умел!
Вот как описала свою первую встречу с наречёным в севастопольском театре Мария Андреева:
“ Сердце забилось, батюшки! И Чехов, и Горький! Встала навстречу, вошёл Чехов, его я знала давно, как всегда элегантный, а за ним высокая фигура, тонкая, в летней рубашке, русской, вышитой, волосы длинные, прямые, усы большие и рыжие. Неужели это Горький?
- Чёрт знает, как хорошо Вы играете!
Трясёт мне руку, а я смотрю на него с глубоким волнением, ужасно обрадованная, что ему понравилось, и странно мне, что он чертыхается, странен его костюм, высокие сапоги, разлетайка, длинные прямые волосы, рыжеватые усы, нет, не таким я себе его представляла. Недавно прочла в толстых журналах его “Челкаша” и “Мальву”.И вдруг из-за длинных ресниц глянули голубые глаза, губы сложились в добрую детскую улыбку, показалось мне его лицо красивее красивого, и радостно ёкнуло сердце. Нет! Он именнол такой, как надо, чтобы он
был “.
Что ж, всё верно: чтобы быть красивым, надо быть просто талантливым. А ещё лучше - гениально талантливым! Талант - выше красоты! Талант человеческий спасёт мир, - если мир ещё возможно спасти! - а не красота, как утверждает гениальный Фёдор Достоевский.
Я иду по живописному Приморскому бульвару. Бульвар берёт своё начало от театра имени Анатолия Луначарского. Сам Анатолий Васильевич был в Севастополе “проскоком”, но это обстоятельство нисколько не помешало назвать театр его именем, хотя в Союзе, - бывшем Союзе! - его выдающейся наркомовской фамилией названы десятки театров.
Что из того, вот Владимира Ленина тоже в Севастополе не было, но сохранилось в городе девятнадцать памятников мёртвому вождю, хотя почти все они далеки от совершенства. И лишь один, в центре города, потянет на произведение искусства!..
Но я, если вы заметили, продолжаю передвигаться по Приморскому бульвару...
Вот пониже и чуть левее, если стоять лицом к бухте, по которой снуют десятки прогулочных катеров и яхт, находится тот самый “чеховский” театр, который создал бердянский купец иудейского происхождения Даниил Жураховский в 1840 году, но, который сгорел во время первой обороны Севастополя, а на пепелище и был построен “театральный сарай”...
Вот скамейка на Примбуле - Приморском бульваре!...Увы, не чеховская. Но она находится именно на том месте, на которой посиживал младший военный врач Белостокского полка Дмитрий Малышев, следя за барышнями и актрисами. И именно на эту скамейку присел Антон Павлович Чехов, полсле чего они и совершили “авантюрную” вылазку на мыс Фиолент...
А вот на этой скамейке, - подобной! - беседовали два великих человека - Антон Чехов и Максим Горький.
Вот тут, - наверное, тут! - Константин Станиславский радостно встречал драматурга своего театра Антона Павловича...
А вот на этой скамейке, - не придирайтесь, если это не та скамья! - Антон Чехов сочинил и послал телеграмму своей жене Ольге Леонардовне Книппер - Чеховой. Было это 15 сентября 1901 года: “Понедельник Антонио” - подписался он.
Этой телеграммой и завершился севастопольский период в жизни Антона Чехова.
Copyright: Михаил Лезинский,
Свидетельство о публикации №127282
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ:

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Карен Агамирзоев (Tulli)[ 08.12.2012 ]
   Дядя МЫша, дорогой мой человек, сердечно приветствую Вас.
   
   Как приятно Видеть Вашу работу и Вас на портале. С удовольствием прочитал замечательный очерк о Чехове. Спасибо, что окунули читателей в исторические события, связанные с русскими писателями на севастопольской земле. Я снова окунулся в Севастополь и в свою флотскую юность. Да, точно, Ленин не был, а я был. Был, был - неоднократной был в Театре Луначарского (бегали курсантами пешком из Стрелецкой бухты), сидели на тех же исторических скамейках на Приморском бульваре, отдыхали под звездами (тоже ночью) на мысе Фиолент. Как чудесно Вы пишете!
   
   Скучаем за Вами. Любим и помним (что живем и творим в эпоху Михаила Лезинского). Берегите себя. Обнимаю Вас. Ваш Карен
 
Михаил Лезинский[ 11.12.2012 ]
   Дорогой , Карен , спасибо за всё , - слепнуть стал , поэтому пишу коротко !
   Твой Дед Мыша .

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов