Приглашаем членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей к участию в Литературных конкурсах на премии МСП и других конкурсах с призовым фондом.
Евгений Смирнов в проекте критики "Мнение"
НЕ ЗАБЫВАЮТСЯ ТАКИЕ ИМЕНА - ПАМЯТИ МАШТАКОВА Н.И.
Читаем и критикуем!








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Конкурсы для членов МСП
и авторов, желающих войти в его состав
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Клуб Красного Кота
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместо с проектом
"Буфет. Истории за нашим столом"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Регистрация на портале
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Регистрация на портале
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Седьмой Международный Литературный конкурс "Вся королевская рать", 2 этап

Все произведения

Произведение
Жанр: Развитие поэтического мастерстваАвтор: Валентин Алексеев
Объем: 14319 [ символов ]
Опыт позитивной критики
Дамы и господа! Уважаемые слушательницы и их кавалеры :).
Вот мы с вами и добрались до завершения первой части нашего семинара и начала второй. Как явствует из названия статьи, здесь мы будем иметь дело с позитивной критикой. В чем же состоит ее отличие от того, чем мы занимались ранее?
Слово «позитивный» имеет несколько значений. Одно из них, и, пожалуй, наиболее распространенное – это «положительный». И оно полностью применимо к предмету наших с вами рассуждений – критика должна быть положительной, причем я вкладываю в эту декларацию не только упомянутый смысл, но требование конструктивности. То есть критика в поднимаемых ею вопросах и проблемах творчества не должна, но может указать пути для совершенствования, для дальнейшего развития автора. Конструктивность критики должна оставлять место для других мнений, для аргументации автора, для продолжения дискурса вокруг произведения, сюжета, мотивов. И именно поэтому критик не может быть истиной в последней инстанции. Именно поэтому критик должен иметь широкий кругозор, огромные по полноте и охвату знания, причем не обязательно только филологические. Я бы даже сказал, обязательно не только филологические знания. И, конечно же, у критика должен быть некий духовный опыт. Во многом отсюда вытекает одно из самых основных требований к методологии критика – он должен нести ответственность за высказанное им. Излишне упоминать, что все, сказанное критиком, должно предваряться оборотом «на мой взгляд». Как автор не должен забывать о том, что ответственен за каждое слово, за каждые букву и звук, принятые в качестве выражения самого себя в стихии поэзии, так и критик должен относиться с высочайшей критичностью прежде всего к собственным суждениям.
Второе значение слова «позитивный» - относящийся к позитивизму. Напомню, что позитивизм – это течение в философской мысли, представители которого утверждают главенство факта в науке, основное назначение которой состоит в систематизации фактов. Позитивисты отказывают науке в способности объяснять эти самые факты. Я не отношусь к позитивистам, но кое-что из их методологии можно взять, а именно, внимание к факту. То есть критика должна иметь предметом своего рассмотрения некий литературный факт, факт творчества, факт преломления окружающей писателя действительности в личном мировосприятии. Но есть ли литературный факт то же самое, что и факт объективной действительности?
Наверняка все вы хором скажете: конечно же, нет! Да, это так, они не тождественны друг другу. Но вот каковы между ними отношения, как они соотносятся друг с другом, насколько правомерно видеть литературный факт как реальный и наоборот – об этом мы сейчас с Вами и поговорим.
Совсем недавно мне довелось разговаривать на эту же тему с Игорем Царевым. Когда я начинал наше общение, тезисы позитивной критики уже лежали в основе второй части семинара. Но после упомянутой беседы я окончательно сформировал идею, которую и хочу вам предложить. Для начала давайте зададимся вопросом: вот мы с вами прочитали теоретический материал первой части, подискутировали и выполнили задания… А не завело ли это нас в некую жесткую схему, придерживаясь которой, мы можем упустить что-то главное? Об этом неоднократно предупреждала Надежда. Вы, вероятно, спросите меня, неужели я отказываюсь от своих слов? Нет! Не отказываюсь! Но формальным квантитативным анализом критика не исчерпывается. Это лишь один из критериев оценки текста.
Позволю себе процитировать выдержки из высказываний членов жюри одного из предыдущих конкурсов, объединенные в статью Олегом Горшковым. Здесь как раз поднимается вопрос о соответствии критериев оценки тому, что оценивается, о правомерности привлечения тех или иных критериев:
«Ох, и каверзная это тема – критерии оценки стихотворения. По сути ведь речь о неком чудесном механизме определения наличия гармонических веществ в том или ином образчике поэзии, их густоты и насыщенности. Мне, например, редко приходит в голову препарировать стихи при их восприятии на какие-либо компоненты, разработанные «наукой» стихосложения и выверять качество этих составляющих. И вот ведь какой парадокс – каждая из составляющих по отдельности может не вызывать ни малейших нареканий, а сами стихи не прозвучат. И, напротив, при формальной слабости компонентов, образующих поэтическую материю, вдруг такую импрессию в строчках почувствуешь, что начисто забываешь о пространстве и времени, в котором существуешь и бредишь уже одними этими строчками <…> На самом деле, есть превеликое множество формальных средств диагностики, позволяющих ставить диагноз стихотворным существам. <…>
Ежели отталкиваться от того, что поэзия – это, прежде всего, ритмически организованная речь, то качество именно ритмической организации языка стихов, наверное, и должно быть одним из, безусловно, необходимых критериев оценки. И соблюдение размера, как часть таковой ритмической организации. При этом я, конечно, сознаю, что ритмические неровности и полиразмерность вполне могут умышленно использоваться автором в качестве средства достижения особой художественной выразительности. И всё это действительно может быть сделано органично. <…>
Ценность выразительной, не затертой рифмовки <…> трудно переоценить. Но, опять же, разговор о заведомо понижающем уровень произведения присутствии незамысловатых, предсказуемых или, упаси боже, глагольных рифм, на мой взгляд, абсурден. Всё зависит от общей образной среды, уместности или даже необходимости использования такого рода рифм. Прошу обратить внимание, что я сейчас говорю очень схематично. Каждый кусочек этих неказистых ремарок, посвященных тому или иному критерию, можно развивать до объема диссертации из области просодии. <…> Что там у нас еще в диагностическом чемоданчике?
Ах да, средства художественной выразительности, все эти изразцы, мозаичные стеклышки, бижутерия – всяческие паронимы, анафоры, рефрены и тому подобные блестящие штучки. Украшает, конечно, и считается признаком высочайшей техники, но и ослепить ведь могут до полной непроглядности чего-либо еще в стихотворении.
Следующее возможное мерило (тоже весьма условное и факультативное) для определения состоятельности стихов – это их образность, оперирование тропами – от набивших оскомину сравнений, метафор, аллегорий, до антономасий (есть, есть такой вид метонимии). Отнесем уж сюда и аллюзии вкупе с реминисценциями. <…> В подавляющем большинстве случаев именно образность и делает стихотворение стихотворением. Но и в данном случае никак не обойтись без контрапункта и весьма красноречивого. Незабвенная Анна Андреевна, если внимательно ее почитать, во многих и многих своих вещах была, если говорить об образах, настоящим скупым рыцарем. И это заставляет задуматься, правда?
Теперь на очереди звукопись. Коли уж мы говорим о стихах, то они по идее должны звучать. И дело даже не в наличии аллитераций и фонем, как таковых, но, обращаясь к прочтению стихов, мы уж никак не рассчитываем поперхнуться или задохнуться звуком. Пишу это и вспоминаю, вспоминаю строчки, где прекрасные авторы намеренно утяжеляют звук, чтобы добиться большей выпуклости сути. И вновь понимаю, как условен и этот критерий, насколько всё зависит от общей художественной среды самого стихотворения.
О чем я еще не упомянул? Ах да, а само-то содержание, сама суть смыслов, чувств, переживаний и неких угадываемых в строках темнот души? А чистота просодии, сиречь отсутствие пустот или присутствие плеоназмов, синтаксическая и стилистическая неряшливость, стилистическая и смысловая эклектика – да мало ли тараканов можно заметить или не заметить в поданном к употреблению эстетическом блюде? А пресловутая индивидуальность, самобытность, ощущение неповторимости голоса?
И потом, все ведь мои ремарки, касающиеся неоднозначности восприятия по поводу рифм, средств художественной выразительности, образности, звукописи и прочего, не относится ли это к еще одному критерию <…> – соответствию формы и содержания, к тому гармоническому целому, которое и составляет существо поэзии, как искусства?
И еще один, на мой взгляд, важный момент. Я перечислил тут, кажется, около десятка критериев. Но вот ведь какая штука. При всем своем техническом и содержательном совершенстве строчки, записанные в столбик и рифму, вовсе не станут поэзией, если в них нет какой-то необъяснимой магии воздействия, некой непостижимой тайны. И вот здесь мы уже бессильны, даже вооружившись целыми обозами формальных критериев. Не это ли имела в виду Надя [Надежда Шляхова-Коган – прим. мое], когда сказала о внутренней энергетике стихов? <…>»
Для чего я привел столь длинную цитату? Вы, надеюсь, уже убедились, что критерии не есть вещь универсальная, они всегда относительны, выполняют долженствующую функцию лишь в определенных системах координат… Не кажется ли вам, что мы пришли к релятивизму?
И да, и нет. Вся проблема в том, что я не называл критерии универсальными, я называл их объективными. Выбор за критиком, какими из них пользоваться, и да падет на него ответственность за неверный выбор. То есть дело в чувстве меры, в том, чтобы понимать, когда нужно применить тот или иной критерий. И некоторое прояснение наступает тогда, когда критик, прочитав стихотворение и проанализировав его с формальных позиций, решает, а соотносятся ли подмеченные особенности и отклонения с самим литературным фактом стихотворения. Или же найденные отклонения следует считать ничем иным, как ошибками, допущенными вследствие недостаточной работы автора над словом, а то и просто недостаточной грамотности оного (автора)? То есть надо смотреть на смысл стихотворения, увязывать его с техническим воплощением. Есть ведь одна распространенная ошибка критика – начинаешь цепляться к мелочам, выискивать мельчайшие неточности, несоответствия. Хуже всего в этом отношении авторам, которые пробуют писать на историческую тематику. В их произведениях какие только ляпы не находят!
Все это происходит, когда за частностями перестают видеть целое. В этой связи нужно помнить о том, что представляет собой литературный факт как таковой, как он может соотноситься с объективной реальностью, относительно которой и выискивают обычно неточности и нарушения. Я сейчас поделюсь некоторыми мыслями на этот счет.
В старой доброй теории литературы бытовали некоторые положения, которые еще никто не опроверг. Дело в том, что любое произведение найдет отклик у читателя только в том случае, если автор его рассмотрел какую-либо проблематику в общечеловеческом ключе. То есть осмысление автором конфликта или основной идеи произведения (в том числе и стихотворения) выходит за рамки личного индивидуального опыта, решает вопрос в надличностной плоскости. Иными словами, происходит некая типизация событий личной жизни, переживаний, наблюдений…
Что такое типизация? О ней говорил еще Н.А.Добролюбов в своей знаменитой диссертации. Типизация действительности в художественном образе (и, шире, в произведении) не есть своего рода фотографирование действительности. Изображая то или иное явление действительности как свое индивидуальное, личное восприятие, автор вовсе не воспроизводит непосредственно данное конкретное явление. Процитирую: «Художественное произведение является, таким образом, индивидуализированной формой выражения субъективных представлений художника о сущности познаваемой им объективной действительности.»
Никакое художественное явление не может быть тождественным некоему ряду однородных с ним явлений окружающей автора реальной действительности. Те или иные особенности воплощенного автором образа будут случайными, несущественными, наоборот, тех или иных существенных моментов, которые присущи реальному факту, в нем может и не оказаться. Образ, создаваемый художником слова, может отклоняться и довольно сильно, в своих существенных чертах от прототипа, иметь такие характеристики, которые никогда не могут быть в реальности. В общем и целом, художественный образ всегда шире того явления, которое в нем осмысливается. И данный момент всегда следует помнить, анализируя те или иные неточности, допущенные автором. Нужно все время не только определять, а являются ли обнаруженные отклонения от норм русского языка и поэтики системой, то есть несут ли они эстетическую функцию, но и как они соотносятся с литературным фактом. И в этой связи, например, можно легко простить общеизвестную условность описания барса М.Ю.Лермонтовым в поэме «Мцыри» (напомню, его нередко упрекали в полном незнании повадок барса). Но ведь перед ним и не стояла задача описать реального барса. В образе этого зверя против Мцыри выступила вся дикая Природа, и вот этого замысла Лермонтова все те критики не учли.
Воспользуюсь еще одной цитатой: «В ряде случаев, конечно, образ может быть и близок в той или иной мере к какому-либо факту <…>, но тем не менее принципиально мы всегда имеем дело с тем положением, что образ художественного произведения не совпадает с реальным жизненным фактом; как индивидуальное явление он вымышлен художником, создан им силой его творческого воображения; его жизненность, индивидуальность – вторичная, прошедшая сложный путь, свойственный человеческому познанию вообще.»
Как видите, мы получаем уже некоторую триаду: индивидуальный текст – система поэтики автора – произведение как литературный факт. В первой части мы касались в некотором приближении только вопросов первых двух частей триады, да и то упрощенно и неполно. В дело вступает теперь третий составной элемент триады, которая имеет место быть при анализе одного стихотворения. Разумеется, если мы расширяем объект рассмотрения до нескольких стихотворений (в сравнении нескольких авторов, в характеристике отдельного этапа или всего творчества в целом какого-либо автора), то и приведенной триадой нельзя ограничиться. Но для одного стихотворения, как мне кажется, предложенная схема работает.
Напоследок я хотел бы провести, как и Игорь Царев, своего рода смотр «оставшихся в строю» путем несложного опроса. Как вы считаете, что нам лучше сделать дальше: выбрать одно стихотворение и написать каждому свою рецензию, а потом обсудить их, или же мне нужно предложить вам несколько стихов на выбор? Третий вариант также возможен – я могу предложить на ваше растерзание несколько моих рецензий, и вы оцените, насколько мне удалось высказаться относительно объекта критики.
И, конечно же, приветствуется любая ваша позитивная реакция на предложенный мною материал.
С симпатией, Валентин.
Copyright: Валентин Алексеев, 2006
Свидетельство о публикации №104697
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10.09.2006 22:50

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

 1   2 

Рецензии
Дмитрий Родионов[ 11.09.2006 ]
   Уважаемый Валентин!
   Имхо, наиболее наглядно выглядел бы разбор одного и того же стихотворения. Только чур - выкладывать рецензии одновременно!)))
   С уважением,
   Дмитрий
March95[ 11.09.2006 ]
   Валентин, здравствуйте!
   Мне кажется, будет интереснее разобрать всем одно и то же стихотворение. Только действительно, выкладывать одновременно, чтобы не было возможности "списать" :)))
Леонид Раев[ 15.09.2006 ]
   Я тоже за разбор одного стиха. И для соблюдения ученических традиций - в рамках предложенной схемы: техническое исполнение, типизация и "эстетика" текста.(тайна восприятия).
Леонид Раев[ 15.09.2006 ]
   И еще: конечно же, и в первую, вероятно, очередь - авторский почерк.
А. Яро.[ 15.09.2006 ]
   Очень интересно! И статья и отклики. Очень полезный может получиться семинар. Думаю, нужно согласие автора на разбор его стихотворенья. Мне интересен первый вариант.
 
Валентин Алексеев[ 16.09.2006 ]
   Добрый день!
   Про согласие какого автора Вы спрашиваете?
Валентин Алексеев[ 16.09.2006 ]
   Ну что же… Отозвались самые стойкие. Правда, я надеюсь, что те, кого я заметил по ленте посещений, тоже не останутся в стороне. Учитывая ваши пожелания, принимаем первый вариант. Большая просьба отвечать под вывешенным стихом. Срок выполнения задания - 10 дней, с 17.09 по 27.09. Поскольку вы выдвинули требование одновременного выкладывания рецензии, то давайте договоримся – вы вывешиваете свой материал 27.09 сего года с 17:00 до 19:00. Постарайтесь внимательно отнестись к технической процедуре отправке материала на сервер, так как на сайте нет указания времени помещения рецензии, поэтому удаленные и помещенные заново ответы я буду считать нарушением правила одновременного ответа. И последнее – вы, конечно, вольны пользоваться разными источниками, но рекомендую опираться лишь на материалы нашего семинара (включая статьи Игоря Царева и Надежды Коган) и собственную голову – вам же будет полезнее.
   Это задание станет итоговым зачетным в рамках нашей с вами части семинара. Думаю, что у всех все получится :)
   С уважением, Валентин.
   
   Стих следующий:
   
   
   Алексей Ивантер, http://stihi.ru/poems/2003/11/28-463.html
   
   ВИТЦА ТРОПИНКЕ В ГУСТОЙ ПОЛЕВИЦЕ...
   
   Витца тропинке в густой полевице между заросших полей.
   Негде водицы холодной напитца - ни лошадей ни людей!
   
   Будет ещё здесь и скотно и людно, лучше о песне радей!
   Брось-ка тоску, и кваску отольют нам - свет не без добрых людей!
   
   Вот и раскинулось поле широко, там где все сорок сорок,
   сорок дорог и высокой осокою свищет суровый сурок,
   
   где перехожим пройду я каликою подле калитки твоей
   и над Великой Рекою покликаю белых гусей- лебедей!
   
   И убаюканный волнами вольными волжскою смою водой
   В знойном краю колею добровольную жизни юдольной с тобой.
   
   Милая-милая, неопалимая, неотразимая речь!
   В тёмном огне лихолетья хранимая, мне ль твоих плеч не беречь?
   
   Вдоль берегов, не напрасно исхоженных, сложено разных стихов,
   Что петухов по ночам растревожено красных за десять веков,
   
   Что городков петушками поклёвано, склёвано на берегах,
   Да бурлаками икон нацеловано в сотый након во церквах.
 
Дмитрий Родионов[ 27.09.2006 ]
   Чем меня заинтересовало данное задание? Нет, здесь вопрос принципиальный! Более того – методологический вопрос. Недаром гремели словесные баталии с Надеждой Коган! Суть этого вопроса в следующем: хвалить или журить? Надежда занимает однозначную непоколебимую позицию руководителя ЛИТО – ХВАЛИТЬ! «Обидеть художника может каждый, а вот понять…» Казалось бы, истина в последней инстанции. У одного получилось выдержать размер – замечательно! Другой на 80 строк использовал одну свежую метафору. Но свежую же. Прекрасно! Третий расшифровал язык Кручёных и теперь автора несёт на «вселенском». Абалдеть!
   Помню, как в юности принёс свои стихи одной талантливой и достаточно признанной в культурных кругах поэтессе. И даже обиделся тогда, что к некоторым моим виршам она стала, как мне тогда казалось, «придираться»: «А зачем это написано? А почему выбрал здесь этот эпитет? А что за диссонанс в этом катрене?» Позже, когда делал литературную программу на радио, сам оказался в роли «обидчика». Немолодой, но непонятый автор принёс почитать свои сонеты. И не все безнадёжные. Только вот о каком-то таком пассаже:
   «Если бы я испытал
   Тела волнующий жар.
   Губ влажных твой поцелуй
   Ждёт раболепно холуй»
   отозвался нелестно… Автор обиделся. «Это мои стихи! Что хочу, то и пишу!»…
   Это о мёртвом – либо хорошо, либо ничего. Но мы ведь обсуждаем живые стихи, ведь так? Ибо если они мёртвые – зачем их обсуждать?
   Моя позиция не изменилась. Критик – не пестун! И даже не редактор. Он получает готовое блюдо и оценивает его объективно. Не советует, не направляет, не ищет некие «зародыши», не взращивает некого виртуального суперпоэта, а именно оценивает ГОТОВЫЙ продукт. И либо рекомендует его остальным, либо нет.
   К чему это пространное вступление? Да ведь похвалить можно любое стихотворение! И даже нестихотворение. Любое, понимаете! В корявых строчках выкопать новизну и свежесть ощущений, в штампах отыскать аллюзии и классическое наследие, в новоязе подчеркнуть авангард и перспективы развития языка, в пошлых частушках обратить внимание на внутреннюю свободу и обращение к народным истокам. А смысл такой похвалы? Читателя всем этим глянцем, парфюмом и гламуром не обманешь. Понимаете, если критик поступит как художник, правдиво изобразивший хромого, кривоногого одноглазого владыку верхом и в профиль, то читатель всё же получит в итоге не картину, а реальность: кривоногую, хромую и одноглазую…
   Задание для меня чрезвычайно сложно. Я отрицательно отношусь к стилизациям. В целом. Не считаю, что существует некий катаклизм, заставляющий современного человека вдруг изъясняться на наречии позапозапрошлых веков. Более того, я не дам прочесть это стихотворение сыну, ибо не хочу из-за мифического «авторского видения» отвечать за его вполне реальные «пары» по русскому языку за написание глаголов… Но если нужно расхвалить – да не вопрос! Как говаривал Довлатов – компромисс))))
   Итак:
   Есть в этом произведении какая-то внутренняя свобода… Нет, не свобода – воля! Русская бескрайняя, безграничная воля, прозрачная даль осеннего неба, зычность журавлиного клина, божественное откровение, независимость от мирского. И тропинка вольно «вьётца», и водица «пьётца». Нет запретов, нет границ. И надежда не оживает, но живёт в каждой строке. Обращение к корням, к народным истокам присутствует во всём: это и предельная точность рифм (людей-полей, людей-радей); и насыщенность текста знакомыми на подсознательном уровне метафорами и идиомами: поговорочное «свет не без добрых людей», «сорок сорок», былинное «где перехожим пройду я каликою», сказочное «белых гусей- лебедей», песенное «огне лихолетья», метафоричное «красных петухов» и даже утёсовское «раскинулось поле (море?) широко»; специально выстроенный размер, уложивший катрен в 2 строки, добавивший народного колорита псевдовнутренней рифмовкой; и повторы, закольцовки и не только словесные (см. «люд» во 2-4 строках или «поклёвано, склёвано»), но главное – звуковые, именно они и по-птичьи выпеваются (ви-тца-ви-це-во-ди-­цы-пи-тца),­ переливаются (волнами вольными волжскою смою водой), клокочут (роко-ка-клё-клё-рла­ка-ко-ко-рква);­ и задействование словаря Даля, давно ушедших от нас, непонятных современному человеку, но таких близких и внутренне знакомых слов:. полевица, радей, сорок сороков, калика, подле, юдольная, након (вообще только у Даля, сев. раз.), церквы. Вся эта песенно-сказочная атрибутика опоясывает серьёзный разговор о жизни и Родине, судьбе и Слове.
   В слиянии тоски и безлюдья русского простора и светлой надежды на лучшее рождается настоящая народная песня. И мы переживаем вместе с автором, ведь ему удалось заманить нас в своё поле, населённое пока не людьми, но суровыми сурками и неведомыми сороками (которые в поле, собственно, не живут, а если не сороки, то «сорок сорокОВ»), каликами и калитками, добровольными колеями.
   Композиционно стихотворение построено… Нет, скорее , как на нижегородской стрелке сливаются в единый поток две великие реки, так и автор, припав к священной волжской воде, заставляет нас проникнуться новой темой. От традиции созерцания он переходит к патетическому воспеванию Слова, как животворного начала человеческого Духа. «О, великий и могучий русский язык!» Не случайно поэт ценит Слово не просто как инструмент, но как священную первооснову, покров, сохраняющий народную соборность. Олицетворением речи, наделением её вполне человеческими атрибутами (плечами, в данном случае), сравнением поэтического слова со стихией огня поэт поднимается до воистину пушкинских обобщений и образов. И образ целующего икону бурлака как нельзя лучше выявляет целительную и Божественную силу поэтического слова, основу возрождения России.
   Именно эта вера в Слово заставляет читателя забыть, что «скотно» из атрибута достатка давно превратилось в грязное «по-скотски», что в 21 веке мужики ходят "отлить" в подворотню далеко не квасок, что "кликают" не лебедей, а ссылки, что "петухи" не в почёте на радио «Шансон»… И вместе с автором начинаешь верить, что грянет-таки великий гром, перекрестится клюнутый жареным петухом мужик, великим потопом омоется русская земля и зазвучит над ней чистая жаворонковая песня из сокровенных кладезей исконно древлего благочестия…
   С уважением,
   Дмитрий Родионов
Вера Хамидуллина[ 27.09.2006 ]
   Итак. Внимательно перечитала и этот образец и львиную долю выставленных работ автора на Стихи. ру.
   Т. к. по знаку я близнец, то мой организм все в этом мире оценивает с двух полярных позиций.
   Так вот одна половина обнаружила гениальное написание банального сюжета. Привожу подстрочный «перевод» произведения:
   
   1. Творчество поэта вьется, как тропинка среди заросших полей. Негде хлебнуть вдохновения – пропали и Пегасы и люди, которые его понимают.
   2. Появятся и скоты и люди близкие по духу и понимающие, поэтому поэт должен думать о поэзии и работать. Отбросить тоску и хандру и ждать, пусть кисленький как квасок, отзыв.
   3. Сорок дорог откроется перед готовыми произведениями. Кто-то посплетничает и перемелет кости, а кто-то сурово освищет.
   4. Как часто поэт проходит рядом с домом истины, готовой открыть ему свою калитку. Над великой рекой вдохновения стОит покликать музу – гусей – лебедей.
   5. Вольные волны смоют минутную неудовлетворенность от выбранной добровольно нелегкой стези ( колеи) сочинительства.
   6. Всегда неизменная, милая и неотразимая русская речь помогает в часы лихолетья, в темные дни не признанности.
   7. По берегам вдохновения исхожено и написано много разных стихов: одни – сожжены самим автором.
   8. Другие исклеваны ( иногда и дочиста) дотошными критиками.
   Но для бурлаков (тянущих лямку людей, его читателей) его поэзия в сто приемов обласкана, расхвалена, возведена в ранг церковных икон, на которые они молятся.
   
   Эстетическое единство образов, деталей, композиционный рисунок, - это есть стиль этого произведения. В нем чередуются усиления и ослабления эмоций. Образы выдержанны в старо- русском стиле. Повествовательность и напевность. Красивые аллитерации. Повтор ударения на «О» в строке «волнами вольными волжскою смою водой»! Все это говорит о мастерстве Алексея Ивантера. Общее впечатление – замечательное иносказание, выполненное в высокой технике.
   
   Вторая моя половина решила в эту гениальность добавить черпак дегтя и, остужая дикий восторг, начала разбор стихотворения с петушиной дотошностью. Петухам, судя по басням, дозволительно не видеть прелести и пользы даже в жемчужном зерне!
   А потому, не взыщите, товарищ поэт!
   
   Начну со стиля написания. Тут, как говориться: «Вольному – воля…» Хочется употреблять слова в фонетической транскрипции – да ради бога! Тем более, что лет эдак через… читатели (подрастающие) действительно ошибок не заметят (Это я намёкиваю на грядущую реформу русского языка). А для нас – ретроградов слова «витца» и «напитца» режут слух, и комп их подчеркивает…
   Можно было вполне обойтись без радикальных методов ( на рифму и ритм стиха правильное написание не повлияло бы).
   
   Языковая и речевая грамотность, художественные средства:
   1. Негде водицы холодной напитца - ни лошадей ни людей. Фраза сама по себе каламбурна. Негде напиться, т.к., потому что нет лошадей и людей. Что у них можно попить, если б они были? Ну, люди квасок подадут, а лошади?
   2. «Скотно – и людно» – синонимы или, таки, разные понятия и речь идет о животных и людях?
   3. «Сорок сорок» Сорок сороков – когда речь идет о большом кол-ве или о церквах Московских.
   4. «Свищет суровый сурок» –т. е. сурок набычился и свищет. Был бы суслик свистящий, но не суровый. А так – мутант однако.
   5. «Где перехожим пройду я каликою подле калитки твоей» - мимо проходят, а подле – топчутся, стоят, сидят…
   6. Жизни юдольной – жирное масло ( Юдоль – жизненный путь)
   7. «Что петухов по ночам растревожено красных за десять веков» нарушен грамматический строй. Из – за такой расстановки слов, хочется вывернуть предложение наизнанку и прочитать в прозе.
   8. Бурлаками в церквах - вряд ли в сотый након нацеловано. Након – прием. Нацеловано в сотый прием …
   9. В каком времени идет повествование: витца – отольют – раскинулось – свищет - сложено и т.д. ( Что делать? – Что сделают? – Что сделало? – Что делает? – Что сделано?)
   10. Стихотворение обрывается на полу – выдохе: Что…Да… Хочется спросить: «Ну, и что да?»
   
   Рифма и ритм.
   Силлабо - тонический стих. Трехстопный размер. Написан дактилем (первый слог ударный, два последующих – безударные) Имхо есть сбои.
   Ритмический рисунок по кол-ву слогов сбит:
   18 – 19
   Рифмы не точные, но вполне допустимые:
   полей – людей
   твоей – лебедей
   стихов – веков
   Повтор слова «людей» на фоне «людно» кажется явным перебором.
   
   
   Общее впечатление:
   В погоне за перекрестными и чередующимися рифмовками и аллитерациями исчезает целостность, яркость и, главное, логичность. Тяжело воспринимается каждое громоздкое слово, приходится вчитываться, забираться с головой в словарь, чтобы убедиться в неправильности употребления слов и словосочетаний.
   
   
   А в заключении хочу сказать прямо и откровенно: Ну, не критик я! Судья по спорту – да! Поэтому в терминах может быть каша. Еще раз повторюсь, что с наскока тему литературного рецензирования не возможно ухватить и освоить.
   
   С Уважением, Вера.
Irena_light[ 27.09.2006 ]
   Здравствуйте, Валентин:)
    На мой взгляд, это стихотворение написано в народном стиле, насыщено древнерусской лексикой, типа слов «полевица», «радеть», «покликаю», «юдольной», характеризуется «тяжеловесным», «растянутым», подходящим для народных повествований, размером, нагромождением образов и сравнений, но также, порой, и отсутствием взаимосвязи и законченности высказанных мыслей. В стихотворении – наплыв чувств, мыслей, эмоций. Несмотря на некоторый примитивизм в изложении, стих пронизан любовью автора к родной земле, родному языку, природе. Вокруг стиха – светлая чистая аура. Однако это произведение трудно воспринимать как единое целое: как правило, мысль, высказанная в первой строке, «размывается» обилием последующих сравнений и образов, порой не связанных с предыдущими. При этом авор старается выдерживать размер стиха, соблюдать ритм и рифмы, в том числе и внутренние, а также «играть» звуками и словами, применяя в некоторых местах аллитерации и панторифмы. В самом названии также присутствует аллитерируюшее «ви» (но от безграмотного написания слова «виться» становится не по себе:)).
   В начале стихотворения слова «виться» и «напиться» также написаны безграмотно; видно, автор в данном случае специально ориентировался не на грамматику, а на «слуховое» восприятие, близкое простому народу. Подобные стихотворения могли быть характерны для талантливых деревенских жителей прошлого века, у которых была «божья искра», но не было знаний и чувства поэтической формы для выражения мыслей.
    Смысл временами понять трудно. В процессе чтения замечаешь, что вначале герой любуется живописной тропинкой, но тут же начинает сокрушаться, что «негде водицы холодной напиться», ну а наличие «лошадей и людей» здесь, по-моему, вообще лишнее.
   Далее, «будет еще здесь и скотно и людно»: «будет еще здесь» -«тормозит» звучание и больше подходит для разговорного стиля, чем для стихотворения; также, если понятие «людно» объяснимо, то слово «скотно» - в наше время не звучит. Замечание: «Лучше о песне радей» выглядит тоже как из другого произведения.
   «Брось-ка тоску и кваску отольют нам – свет не без добрых людей» - наверное, здесь все же выражена законченная мысль, хотя слово «отольют» все-таки «режет» слух. В этом катрене автор употребляет внутренние рифмы, близкие к панторифмам «людно» - «отольют нам», аналогичные по звучанию слова «тоску – кваску». Данная игра слов, как в этой строке, так и далее, (каликою-калиткою, великою –покликаю) и т.д. создают звукопись, что облегчает трудности восприятия стиха в целом, создают мелодичность и делают стих похожим на народную песню.
    «Вот и раскинулось поле широко, там где все сорок сорок»; «сорок сорок» - до конца неясно - что имел ввиду автор – «сорок сороков?» И почему на поле «сорок сорок»?
   Следующая строка насыщена аллитерациями: «Сорок дорог и выСокой оСокою Свищет Суровый Сурок». Свистящее «с» удачно передает этот самый «свист», однако остается неясным - почему сурок суровый, да и сомнительно – может ли он «свистеть осокою», тем более «высокой».
   Далее из-за сплошных словесных нагромождений еще труднее «добраться» до смысла: «убаюканный» волнами герой собирается «смыть водой в знойном краю колею добровольную жизни юдольной..».Автор, видимо, хотел наиболее образно передать свои чувства и эмоции, но из-за обилия прилагательных текст получился переусложненным.
   «ВОлнами ВОльными ВОлжскою смою ВОдой» - целый набор аллитераций : четыре следующие друг за другом анафоры, к тому же на три из них падает ударение. В следующих строках автор применяет аллитерирующую приставку «не» (анафору), «неопалимая, неотразимая», и с ее помощью, а также путем повтора (речь-плеч-беречь) подчеркивает свои теплые чувства по отношению к родной речи. Однако, смысл при этом опять «хромает»: « Милая-милая, неопалимая, неотразимая речь! В тёмном огне лихолетья хранимая, мне ль твоих плеч не беречь?» Понятно, что родная речь пердставляется автору в образе возлюбленной, но создать, показать этот образ читателю автор не сумел, и получилось немного несуразно: «беречь плечи неотразимой неопалимой речи».
   Это касется и последних строк «о петухах». Первая строка сама по себе звучит: «Вдоль берегов, не напрасно исхоженных, сложено разных стихов», но тут же сравнение с петухами, которых «по ночам растревожено», а, тем более
   «красных» да еще и «за десять веков», сильно переусложняет текст.
   Также в стихотворении не везде соблюдены знаки препинания.
   «И убаюканный волнами вольными волжскою смою водой» - необходимо выделить причастный оборот – «И, убаюканный волнами вольными,..»;
   после строки « Вдоль берегов, не напрасно исхоженных, сложено разных стихов,» после «стихов» просится тире, так как следующая строка как бы раскрывает количество этих стихов, их столько, - «что петухов по ночам растревожено..».
    И, тем не менее, несмотря на огрехи, в стихотворении чувствуется доброта и позитив; и этот чистый светлый настрой стиха передается читателю.
   С уважением, Ирина.
Валентина Черняева[ 27.09.2006 ]
   Рецензия
   Сразу бросилось в глаза ВИТЦА – НАПИТЦА. Знает же автор, как правильно, а зачем так пишет?
   Между заросших полей – фраза говорит о том, что поля неухожены, заросли бурьяном. Воды напиться негде. Никого нет, ни оной живой души. В общем пустынная картина. Возможно, после атомного взрыва или какой-то глобальной катострофы.
   Второй катрен вселяет надежду, что здесь ещё что-то может быть потом. Кто разливает квас в этой пустыне – не понятно. Вот и сурки-мутанты появились, ростом с осоку. Катострофа даже на характер повляла, надо выжить, потому характер сурков стал суровым.. Лиргерой проходит мимо калитки, но и тут пусто. Остаётся попробовать кликнуть гусей-лебедей, может хоть редкая птица долетит до середині.... єтой пустыни, зоны отчуждения. Лир герой спасся, но остался калекой. Далее настроение безисходности усиливается, лиргерой решается смыть волжской волной воспоминания.
   Тёмный огонь. Это уже из области фантастики или галюцинаций, начавшиеся у лиргероя. Приступ усиливатся и он решает у речи беречь плечи. Лиргерой не просто выжил, но стал долгожителем. Прожил 10 веков, писал бунтарские стихи, призывал к неповиновению властям и поджогам городов, расположенных на берегах реки.
   Я так поняла это произведение. Я не думаю, что автор хотел сказать именно так. Я не могу оценить непонятное мне.
   Сочетания звуков в каждой строчке мне понравились: тоску-кваску, -око, -оро, осоко, -уро в третьем катрене, в пятом вол-вол-вол-вол.
   Извините, что не оправдала Ваши надежды. Не быть мне критиком. Я слишком мало знаю и плохо разбираюсь во всех литературно-критичес­ких­ тонкостях. Представление получила, и уже хорошо.
   Огромное спасибо вам, дорогие Игорь Царёв, Надежда Коган и Валентин Алексеев. Я думаю, хоть чему-то я научилась у вас. СПАСИБО!
   С уважением, Валентина
Валентина Черняева[ 27.09.2006 ]
   Ого=го, как я далека от восприятия Дмитрия Родионова! Там же сплошной патриотизм, оказывается. Говорю же, нельзя мне в критики.
Валентина Черняева[ 27.09.2006 ]
   Вот так судья по спорту - Верочка! Как здОрово между строк прочитали! А я не смогла, да простит меня автор этого мудрёного произведения. Молодчина Вы, Верочка!
Дмитрий Родионов[ 28.09.2006 ]
   Вот такой "позитивчик"... Простите нас, Валентин, за наш острокритический настрой... После патетики добавлю немного юмора:
   
   Эпиграф: "Лир герой спасся, но остался калекой"
   
   «Однажды первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к стихотворению Пушкина:
   ---
   Бразды пушистые взрывая
   Летит кибитка удалая.
   Ямщик сидит на облучке
   В тулупе теплом, в кушачке.
   ---
   И вот, что получилось у детишек.
   Начнем с того, что самыми понятными словами этого четверостишья оказались “тулуп” и “кушачек”.
   Кибитка была изображена в виде летательного объекта. Почему? Ну, как же, русским ведь языком сказано - “Летит”. Значит летит. Причем у некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму. Видимо из-за созвучия слов “кибитка” и “куб”. И вот летит по небу эдакая ки(у)битка и что делает? Правильно - взрывает. Кого? Бразды пушистые. Что же такое бразды? Видимо если пушистые, следовательно, звери такие. Однако что за название непонятное “бразды”, что за звери? А нормальные такие звери. Инопланетные. Нечто среднее по внешнему виду между бобрами и дроздами.
   И вот вполне уже логичная картина получается - летит кубической формы серьезный такой космический летательный аппарат, из которого на бедных пушистых мутантов - браздов сыплются градом снаряды и бомбы, разнося инопланетную живность в клочья. (Понятие падежей первоклассником ведь не известно еще в силу возраста. Поэтому никого не смутило, что написано-то бразды, а не браздов, как по идее должно было бы быть).
   А рядом, неподалеку от этого безобразия сидит некая загадочная личность и спокойно так за всем этим геноцидом наблюдает. Это ямщик. Причем изображен он, сидя на обруче (облучек - обручок, почти совсем одно и то же), в кожухе и с лопатой в руках. Почему с лопатой? Ну, как же - он же ямщик, чем же еще ему ямы копать. Сидит он на обруче, значит, с лопатой, на краю огромной ямы, которую успел уже благополучно выкопать. Спросите, зачем выкопал? Понятно зачем - браздов хоронить+ Логично? Логично. Да.»
   
   Словарь первоклассника:
   «витца»
   1. Длинный прутик.
   «полевица»
   1. Мышь-полёвка.
   2. То же, что и половица, только в поле.
   3. То же, что и «витца», только в поле.
   «радей»
   1. Представитель вымершей народности (ср. халдей).
   2. Радуйся, веселись.
   «сорок сорок»
   1. Сорок сорок (птиц). Только кто их считал?
   «калика»
   1. Древний воин с пикой (коли-ка!, Иван Калита)
   2. Калека, карлик.
   3. Человек, не выговаривающий букву «н» (калика-малика)
   «подле»
   1. Производное от слова подлее: чуть менее подлее.
    «юдольная»
   1. Обладающая определённой национальностью.
   2. Чудесная.
   3. Нарезанная дольками на букву «Ю»
   «након»
   1. Церковный праздник, обряд.
   2. Обман.
   3. Карточная игра.
   )))))))))))))))
Сергей Колоусов[ 01.10.2006 ]
   Вера, пару слов :)
   Меня тоже царапнуло "юдольная жизнь", но забравшись в словари, я нашёл, что "юдоль" - это "место страдания". Так что не катит. Это "жизнь страдальная" а не "жизненная" :)
   Насчёт 10 - "Что - да" Думаю имеется в виду другая конструкция: "Что (там говорить), что петушками городков поклёвано, Да (вот зато) бурлаками икон нацеловано" понимаете?
   
   Насчет первого - иносказательного разбора - очень круто! Надо же, что можно найти. И не просто так, а исходя из остальной части творчества автора. Супер. Отличный анализ!
   ______
   
   А Родионов откровенно издевается со своим "народным патриотизмом" :))) сижу и очень смеюсь...
Валентина Черняева[ 02.10.2006 ]
   Дмитрий, классно Вы про первоклашек написали. Я из этого же класса, судя по моей рецензии. Учиться и расти мне ещё - о-го-го! Единственный плюс - всё ещё впереди - пора новых открытий!
Вера Хамидуллина[ 02.10.2006 ]
   Вот - вот, Валюша! Я тоже ощущаю, что очень хорошо сохранилась умственно. Где -то на уровне тех же первоклассников! :)))
   Перечитываю и Вас, и Дмитрия - слезами от смеха умываюсь! А прикиньте, ежель бы нам дали заценить "Черный квадрат" Малевича! Всё! Новые грани шедевринутости запросто бы открыли!
   Сергей! Вы наверное правы, что я где - то что-то не так увидела ( словарь наверное не тот!).
   Ну и ладно... 50% скидки...
   Главное: меня не теряйте, уехала в Африку до 12.10.
   
   С приветом, Вера! ( читается с двойным дном - как учили) :)))
Игорь Царев[ 20.09.2006 ]
   Очень интересная тема. Достойное задание для итогового занятия. С нескрываемым интересом наблюдаю за развитием этой части семинара. Успехов всем!
   И.Ц.
Валентин Алексеев[ 28.09.2006 ]
   Хи-хи, спасибо, Дмитрий за последнюю ремарку!
   А теперь по делу, в порядке первого впечатления (детальный анализ подготовлю, надеюсь, где-то в течение следующей недели - работы много).
   Удивила первоначальная позиция Дмитрия: "Но если нужно расхвалить – да не вопрос!" Дело в том, что я вовсе не жаждал увидеть от вас всех положительные рецензии. Стих Ивантера был мною вам предложен именно потому, что он весьма неоднозначен - признавая мастерство автора, его безусловное владение некоторыми экзотическими пластами русского языка, нельзя не отметить и натяжки, и откровенное принесение смысла в жертву звукописи, и вообще некоторые строки справедливо вызывают упреки. То есть стих-то я выставил, к примеру, не Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, Владимира Маяковского или же вообще кого-то из классиков "золотого века". И стилизованный стих выбрал неслучайно, ибо есть тут материал для спора (к вопросу о замечании Дмитрия о правильности русского языка с точке зрения обучения детей). То есть основной вопрос, который я задал вам всем в неявной форме, звучал так: оправдывает ли данное стихотворение как литературный факт все те отклонения, которые были допущены автором ради замысла? Или же попытку автора следует признать неудачной!
   А в целом понравились все ваши рецензии, но анализ, как уже сказал, еще впереди.
   С уважением, Валентин.
 
Сергей Колоусов[ 01.10.2006 ]
   Гы, интересно... Мне как раз стало в лом писать "положительно" потому что стих мне не понравился. То есть, конечно интересный, техничный и всё такое - можно было б придумать, но не зацепил. И стилистика псевдоисторичнонарод­ная­ мне не понравилась.
   Хотя, вдобавок к тому, другие дела заняли меня в тот день :( Простите.
Леонид Раев[ 01.10.2006 ]
   Стихотворение - довольно показательный образец того, что есть хороший стих (точнее, умело, а то и мастерски, сделанный) и поэзия. Эти вещи мы часто путаем. Почти всегда.
Dainave[ 01.10.2006 ]
   Можно ли позитивное найти в негативном?
   
   
    Я не мало сталкивалась с манипуляциями... Наверно и верно, современный мир – это сплошная манипуляция... Если кого-то имеешт не ты, что расслабься, уже имеют тебя...
   Наслаждайся тем что имеешь... Даже если не имеешь ничего...
   
    И вдруг на литературном сайте я натыкаюст на “Опыт позитивной критики»….
   Опыт? Над КЕМ? И за чем?
   Слушатели и слушательницы...
   Можно ли участника заочного интернет курса назвать слушателем?
   Или это хитрость манипулятора?
   Или это олбыкновенная безграмотность?
   Я отвечать не собираюст...
   Если вы ждете именно этого, то лучше закончить читаль именно в этом месте...
   
   Цитата...
   “Как явствует из названия статьи, здесь мы будем иметь дело с позитивной критикой…»
   
   Так и хочется спросить… А что такое критика вообще? Похоже автор семинара этим не интересовался…И должна и ДОЛЖНА ли критика быть положительной? И что такое «конструктивный»? что в основу критики предлагает положить автор семинара? Положительное? Для кого?
   Для автора?
   Для критика?
   ЦИТАТА…
   «…критика в поднимаемых ею вопросах и проблемах творчества не должна, но может указать пути для совершенствования, для дальнейшего развития автора…»
   Из цитаты следует, что гуру для автора критик…
   ИНТЕРЕСНО…
   Следовательно, автор должен писать не то, что востребовано, а то, что ожидает критик?
   ЦИТАТА…
   Хотя «…критик не может быть истиной в последней инстанции..»
   Типа…
   Я, критик, тебя могу похвалить, но это вообще-то ничего не значит… А на фиг кому такая критика?
   Далее следует «мысля» которая меня вообще шокировала…
   ЦИТАТА…
   «…у критика должен быть некий духовный опыт…»
   Я еще и еще раз перечитывал…
   Нет, я не ошибся… «ДУХОВНЫЙ…»
   
   Надо полагать, что здесь на интернет семинаре готовят не просто критиков, а неких «духовников»…
   
   Вот так то…
   
   Далее следовали потрясающе глубокие мысли…
   Цитата…
   «…Как автор не должен забывать о том, что ответственен за каждое слово, за каждые букву и звук, принятые в качестве выражения самого себя в стихии поэзии, так и критик должен относиться с высочайшей критичностью прежде всего к собственным суждениям…»
   Критик превыше всего…
   Красиво…
   Емко…
   Мог бы и дальше продолжить опыт своей «позитивной критики…»
   Но не хочу…
   Не интересно…
   В моей жизни так мало хорошего…
   Я и так уже по завязку перенасыщена именно этим «положительным»…
   "Вилы в бок"... Была такая рубрика когда-то в совейском "Крокодиле"...
   Дальше даже напрягаться не хочется...
   Прежде чем ввязаться в кокое-то коллективное действо, стоит задуматься...
   Действо ли?
   Или...
 
Сергей Колоусов[ 02.10.2006 ]
   Dainave! Спасибо! как Вы нам (духовникам) помогаете :) Вот хороший пример - написать, в общем, нечего, а писать хочется, хочется, хочется кольнуть Алексеева. Причем такой наглядный процесс - т.к. собственный пост перечитывать НЕ хочется, уже бежим дальше. Вот и выходит запротоколированный самой Dainave поток сознания :)))
   "что такое критика вообще? Похоже автор семинара этим не интересовался…" - мама дорогая и святые отцы.... :))))))) Похоже нам не интересен сам "автор семинара", мы даже не заметили как наступили на эту букашку ....
   Я плачу :)))))))))))))))))))))­)))­
Dainave[ 04.10.2006 ]
   Отличный отзыв...
   Он как раз то и подтверждает то, что я пыталась затронуть...
   Но, что бы вас болше не расстраивать и не тревожить вашей непогрешисти...
   Обещаю, боль ни слова о ВАС...
   ГУРУ...
   Гуру всегда непогрешимы...

 1   2 

Буфет.
Истории за нашим столом
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместно с Клубом Красного Кота
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов