Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РазноеАвтор: Михаил Лезинский
Объем: 12866 [ символов ]
МОЙ ДРУГ - СОТРУДНИК КГБ
По последнему паспорту он — Борис Владимирович Дворников. Сейчас его нет на этом свете, и я могу ' рассказать о том, что ему бы помешало тогда, в его честном служении Советской власти — умер он ещё до распада государства Российского. Он был одним из тех сотрудников Комитета госбезопасности, который тщательно просеивал поступающую к нему информацию и не разу не "накапал" ни на кого.
Во всяком случае, после недостроенной перестройки горбачёвской, когда у интеллигенции развязались языки, ни один человек из моего круга общения — а в этот круг входили прозаики и поэты, художники и артисты! — не пожаловался на него.
В конце семидесятых годов он сам вышел на меня, прочитав в одной из газет мой очерк о Мариэтте Шагинян и об её увлечении самоцветами — старушка Мариэтта тогда ещё была жива и проживала в Коктебеле.
— У меня богатейшая коллекция, Михаил Леонидович. Не хотите взглянуть?..
Коллекция действительно оказалась уникальной: вся география страны и мира в названиях камней, разложенных на домашних стеллажах. По названиям можно определить места их происхождения: марокит (Марокко), кубанит (Кубань), ильменит (Ильменские горы на Урале), стронциат (Стронциана в Западной Шотландии), приазовит (Зелёная Могила в Приазовье)... Были там опалы из Гондураса и Мексики, агаты из знаменитой камчатской Долины Гейзеров всех цветов и оттенков...
 
К слову: у литераторов агат только чёрного цвета: "чёрные как агат глаза" или "печати из чёрного агата".
Даже знаток камней Андрей Вознесенский встихотворении "Книжный бум" написал:
Попробуйте купить Ахматову -
вам букинисты объяснят,
что чёрный том её агатовый,
куда дороже, чем агат...
 
Так началось наше знакомство , переросшее в дружбу.
А потом Дворников ушёл на пенсию, уехал на Алтай, прожил там несколько лет и вернулся в Севастополь. И создал студию — Севастопольскую детскую студию прикладного искусства.
Помещение для будущей студии выделили в новом районе города, на улице Острякова.
— Подходит? — спросили у него робко работники горжилуправления.
— Вполне, — ответил Дворников и застенчиво улыбнулся, у него, прямо скажу, улыбка была завораживающей. — Только тут требуется капитальный ремонт и перестройка по специальному
проекту.
— Мы закажем проект, — не стал спорить с ним представитель горжилуправления, памятуя, что с сотрудниками КГБ, хоть даже и с бывшими, связываться не стоит.
— Требуется индивидуальный проект с учётом той студии, которую я вёл на Алтае. Проект разработаю сам. А вы позаботьтесь о досках, кирпиче, масляных красках и кафеле.
— Есть замечательный желтый кафель. Чешский.
— Не подойдёт, — мягко произнёс Дворников, — необходим голубой кафель. Цвет не должен утомлять глаз.
— Постараемся найти, — и тут не стал перечить представитель.
— Ну, а для обработки особо твёрдых пород камней необходимо алмазное оборудование.
Тут уж представитель горжилуправления не выдержал и, матюкнувшись про себя, сказал:
— Да у нас даже в производственных объединениях нет алмазного оборудования! Пусть ваши ребятишки...
— Ваши, — мягко поправил его Дворников, — ваши.
— Пусть наши-ваши ребятишки поработают на простом.
— Надо алмазное. Мы с вами создаём не самодеятельный кружок, а современную студию. И пусть, как вы выразились, ваши-наши студийцы с первых же шагов учатся пользоваться современными инструментами. Нет, необходимо только алмазное оборудование.
— Вот вы его сами и достаньте, а я посмотрю, как вы это сделаете! — опять матюкнулся про себя представитель.
— Хорошо, договорились. Но вы, пожалуйста, не употребляйте больше нецензурных выражений. Представитель только глаза вылупил. Откуда ему было знать, что этот человек умеет читать но губам!
 
Ночь. Вокзал в Киеве. Милиционер прошёл возле скамейки один раз — дед спокойно похрапывал, подложив под седую голову портфель. Прошёл второй... Осторожно дотронулся до плеча:
— Гражданин, на вокзале спать не положено.
Дед опустил ноги, затеребил пышную бороду, подмигнул милиционеру. Явно подозрительно подмигнул.
—- Куда едем, гражданин? — нахмурился милиционер.
— Приехал, товарищ.
— Зачем, гражданин? — в голосе строгость.
— За алмазами, товарищ.
— Понятно! Документы!
Ох, эти документы! Сколько раз в оккупированных фашистами странах — в Польше, Чехословакии, Венгрии, да и в самой Германии — у него требовали предъявить документы. И он их предъявлял. Естественно, на вымышленные имена.
Вообще, жизнь Бориса Дворникова — это приключенческий роман с - "продолжение следует"...
 
Тридцатые годы нашего жестокого века. Урал. Кунгурская колония для малолетних преступников Борьку (тогда его звали — Володькой!) взяли за бродяжничество: матери с отцом у парнишки давно не было.
Сбежал Борька из Кунгурской колонии. Сбежал из одной, попал в другую. Болшевскую. Пять лет пробыл там. А через пять лет направили учиться в Ленинград - Санкт-Петербург по нынешнему! В Лесотехнический институт.
Окончил институт, а тут — война. Призвали. Поместили в Даниловские казармы, что и посейчас сохранились в Москве, но принадлежат Патриархии. Наконец — вызов.
Усталый майор внимательно смотрит то на юношу, то в папку с бумагами. Вопросы:
— В детстве бродяжничал?
Всё знают энквэдэшники!
— Было дело.
— А ну, придайте своему лицу грусть-тоску. И спойте.
Дворникова два раза просить не пришлось, смекнул, в чём дело. Вспомнил, как выворачивал веки, притворяясь слепым, вспомнил, как заставлял трястись свои руки. Запел:
 
Подайте, подайте слепому,
Из ваших мозолистых рук!
Я — родственник Лёвы Толстого,
Незаконнорожденный внук...
 
Майор хохотал от души. Но — недолго. Сделался серьёзным:
— Какими языками владеете?
Дворников стал перечислять:
— Английским — в институте преподавали. Испанским — в одном из детдомов было много испанских детей. Немецким —
тоже выучил в одном из северных приютов. Идиш — с евреями много общался...
— Достаточно. Вы не против, если мы привлечём вас...
 
После соответствующей подготовки Бориса Дворникова снабдили необходимыми документами, и в конце 41-го он очутился в Польше.
В Польше он был поляк, в Венгрии, Чехословакии и Германии — немец.
Его ранило в Берлине осколком советской авиабомбы 23 апреля 1944 года...
 
Но всего этого не знал киевский милиционер!
— Документы! — повторил милиционер и сделал строгое лицо.
Дворников предъявил удостоверение почётного чекиста и увидел, как морденция мильтона засияла в улыбке — вот что значит нужный документ, предъявленный в нужное время.
— А шутили — за алмазами.
— Я не шутил.
И Дворников рассказал милиционеру — чтобы ночь скоротать! — для чего ему нужны алмазы.
К утру милиционер проникся любовью, и к Дворникову, и к севастопольским ребятишкам, но тем не менее произнёс обиженно:
— Такое дело задумали, а нарушаете — ночуете на вокзале. К нам бы обратились, мы бы мигом гостиницу организовали...
 
Утром Дворников позвонил на Опытный ордена Трудового Красного Знамени завод Института сверхтвёрдых материалов Академии наук УССР. Позвонил в "первый отдел". Он знал, что на любом заводе существует "первый отдел" — место или действующих кагэбэшников, или, как он, пенсионеров, но связанных с Комитетом.Сам некоторое время работал на севастопольском номерном заводе!
Бывший кэгэбэшник бывшему глаз не выклюет!
— Приезжайте, я сведу вас с директором завода.
 
Директор завода Леонид Евгеньевич Мельник предупредил
сразу: мол, ничего обещать не могу. За алмазными инструментами заокеанские фирмы в очереди стоят, а вы — для детишек... И — неожиданно:
- Вы были в нашей "Каменной комнате"?Нет!
-Посмотрите. Не пожалеете. И вот вам пропуск в столовую.
А я тут переговорю кое с кем, — и, уже совершенно неожиданно для Дворникова. — Мне намекнули, что вы идишем владеете?
— Владею, — улыбнулся Дворников.
— Я — тоже, — ответно улыбнулся Мельник, — ну, идите в наш музей...
"Каменная комната" — это огромные помещения, набитые продукцией завода.
— Ну, как? — спросил вечером Мельник.
— Слов нет! — искренне восхитился Дворников. — Вот
только... здесь необходим глаз дизайнера.
— Есть мысли?
— Могу набросать схемку.
— Вот и хорошо, — обрадовался Мельник, — понимаем, что в каменной комнате властвует великий навал, а вот руки не доходят. Что вам необходимо, чтобы вычертить схему?
— Ничего. Карандаши у меня с собой. Пожалуй, столик...
— И гостиницу, — добавил Мельник, — у нас великолепная гостиница при Академии наук. Не собираетесь же вы снова ночевать на вокзале?
 
Через два дня Дворников представил схемы-рисунки, выполненные в красках, и, мягко улыбнувшись своей обезоруживающей улыбкою, тихо произнёс:
— Робота с третьего этажа я бы поставил перед главным входом...
 
Удивителен этот робот. Говорящий человеческим голосом: "Я — робот! Мои челюсти развивают давление в сто тысяч килограммов. Сейчас в вашем присутствии я превращу обычный графит в алмаз".
 
И действительно, робот берёт в рот контейнер с графитом, сжимает челюсти и — о, чудо! — появляются зёрна алмаза. После этой процедуры робот не без юмора добавляет:
"Теперь каждый из вас вот так же сможет изготовить алмазы у себя дома на кухне!"
 
Мельник развёл руками:
— И я бы с удовольствием поставил. Но ведь не отдадут ребята своё изобретение. Там же у меня работают сплошные айсберги-вайсберги, и эту игрушку они выполнили в часы досуга. Так что
первым делом у них спросить надо... Спасибо за разработки, — Мельник пожал руку Дворникову. — А я тут со своей стороны переговорил со своими архаровцами, они пообещали поднатужиться и специально для ваших студийцев отработать
лишние часы. Обещаю: увидят ваши подопечные небо в алмазах...
 
О Дворникове и его делах я мог бы рассказывать бесконечно. Но, становясь на горло собственной песне, расскажу... о дне моего рождения.
День рождения как день рождения. Было выпито энное количество водки, съедено достаточно закуски... Но я не о том — я о подарках.
Так вот, Борис Владимирович подарил мне за столом... щенка, которого моя семилетняя дочь тут же окрестила Микой — в честь меня.
А потом, когда мы вышли перекурить в мой кабинет — великолепный вид из окон его открывался на Чёрное море и древний Херсонес Таврический! — Борис Владимирович вытащил рисунки, выполненные тушью, и спокойно, невозмутимо протянул их мне.
Я невольно отдёрнул руку, покосился на дверь и на открытое окно: мне даже показалось, что в распахнутое окно заглядывает подозрительная физиономия (хотя жили мы на четвёртом этаже). Вот до чего я испугался, захватив своим взглядом большую часть сюжетов.
— Подождите, Владимирович, я дверь запру на ключ... Откуда это у вас?
— Из моего ведомства. Они хранились в архиве, и я — с помощью друзей, конечно! — их изъял. Сегодня многие лагерники выступают на Западе со своими воспоминаниями. Чего стоит один "Архипелаг ГУЛаг"!
— Не читал.
— Я тебе принесу...
До меня доносились слова, но я воспринимал их, как в бреду. Я рассматривал рисунки, сделанные...
— Кто художник? — спросил я, не отрывая глаз от лагерно-тюремных сюжетов и читая надпись над ними: "Вот что делали палачи из КПСС".
— Данцик Сергеевич Балдаев. Старший лейтенант МВД.
— Что с ним стало? — спросил я, памятуя, откуда заимствовал
рисунки Дворников.
Борис Владимирович пожал плечами:
—Не знаю... Пусть они хранятся у тебя. До лучших времен.
Мне, конечно, не дожить до тех пор, а ты...
 
Мне в тот день исполнилось сорок пять, ему — семьдесят один!..
Этот подарок я спрятал далеко-далеко и вывез в Израиль.
Сейчас мы имеем доступ к всевозможным материалам, созданным бывшими узниками ГУЛага. Но ещё и сегодня мало свидетельств "зэков наоборот" (выражение Солженицына). То есть тех, кто находились по другую сторону колючей проволоки. Тех, кто исполнял сталинско-бериевскую волю. Непосредственных исполнителей.
Рисунки Данцика Балдаева тем и ценны, что представляют взгляд с другой стороны колючей проволоки.
( Недавно мне попалась в одной из газет, рецензия на книгу Данцика Балдаева и я обрадовался – жив курилка! )
 
...Борис Дворников умирал трудно. В горячечном бреду ругался на всех языках мира. У его холодеющих ног примостилась собака Верунька — мать моего Мики — и тихо поскуливала. А когда её выставляли за дверь, выла в полную силу своего голоса, пугая соседей по лестничной клетке. И её тотчас забирали в комнату, где лежал умирающий хозяин. Я впервые увидел, как плачут дворняги.
И так продолжалось трое суток. Трое кошмарных суток!
К вечеру третьего дня ему неожиданно стало легче. Он открыл глаза всёпонимающие и произнёс шопотом:
— Это ты, Михаил?
Я наклонился над ним.
— Находясь при полном сознании и ясной памяти,
приказываю: уезжай немедленно на историческую родину. В этом тысячелетии для евреев, ничего хорошего не ожидается.
— А разве вы...
Но он перебил меня:
— Уезжай!
— Ни за что! — вырвалось у меня.
— У-у -ез-жаа-й…
Он захрипел, не закончив фразу, снова впал в бредовое состояние и заговорил быстро-быстро. Я прислушался — последние его слова звучали на идиш... Через несколько минут его не стало.
Copyright: Михаил Лезинский,
Свидетельство о публикации №103502
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ:

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов